Актуальные проблемы назначения уголовного наказания в судебной практике


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


В статье рассматриваются спорные вопросы назначения уголовного наказания и возможные пути решения этих проблем в проектах постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации.

Ключевые слова. Спорные вопросы назначения уголовного наказания, виды наказаний, смягчение уголовного наказания.

Калиновский К.Б., Рахманова Е.Н. Актуальные проблемы назначения уголовного наказания в судебной практике.

Размышления о проектах постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» и «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации» // Российский судья. 2016. № 4. С. 48-53.

Калиновский Константин Борисович  – зав. кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала ФБОУВПО «Российский государственный университет правосудия» (Санкт-Петербург), советник Конституционного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент

Рахманова Екатерина Николаевна - зав. кафедрой уголовного права Северо-Западного филиала ФБОУВПО «Российский государственный университет правосудия» (Санкт-Петербург), доктор юридических наук, доцент

1 декабря 2015 года Верховный Суд РФ обсудил проекты постановлений «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», и «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации», которые призваны обеспечить единообразное применение судами норм уголовного и уголовно-процессуальных кодексов. Необходимость принятия постановления очевидна, поскольку уголовное законодательство значительно изменилось с момента принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» и от 29 октября 2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

Как указал докладчик судья О. Зателепин многие разъяснения по-прежнему актуальны, но их явно недостаточно. Многочисленные изменения в УК РФ предоставили судам больше возможностей назначать наказания, не связанные с лишением свободы. По его словам, за последнее время уменьшилась доля лиц, осужденных к лишению свободы: в 2007 году она составляла 33 % от общего числа осужденных, а в 2014-м и 2015-м – 29 % и 30 % соответственно[1].

В процессе подготовки данных постановлений Верховным Судом РФ и судами уровня субъектов Российской Федерации была проведена большая работа по обобщению судебной практики, а также выявлен ряд проблем, решение которых является весьма неоднозначным. Рассмотрению наиболее актуальных из них и посвящена данная статья.

1. Штраф

При определении размера штрафа как денежного взыскания с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода (ч. 3 ст. 46 УК РФ) возник вопрос о том, на какой момент времени подлежит исчислению размер заработной платы или иного дохода осужденного при определении размера штрафа: на момент совершения преступления или же на момент вынесения приговора? Думается, что последнее является более верным. Это объясняется общим правилом о том, что при назначении наказания, имеющего цель исправления осужденного, учитывается степень общественной опасности личности, которая изменяется с момента совершения преступления, а потому возникает необходимость коррекции приговора даже на стадии его исполнения. Иной подход (учет характеристик личности на момент совершения преступления и отрицание юридического значения таких характеристик в постпреступном поведении, поведении во время предварительного расследования, судебного разбирательства, исполнения приговора) приводил бы  к невозможности коррекции приговора путем досрочного освобождения, замены наказания и т.д. Не является исключением и наказание в виде штрафа. Например, возможность получения осужденным заработной платы или иного дохода, которую по ч. 3 ст. 46 УК РФ надо учитывать при назначении штрафа, явно зависит от обстоятельств, наступивших уже и после совершения преступления (трудоустройство, состояние здоровья, получение наследства и т.д.).

Не менее спорным является вопрос о назначении штрафа с применением ст. 64 УК РФ, предусматривающей назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. Допускает ли данная норма возможность не только уменьшить размер штрафа, но и уменьшение кратности предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или изменение способа исчисления штрафа? Положительный ответ на данный вопрос, как представляется, более согласуется с принципами назначения наказания, а именно принципом справедливости, гуманизма, соразмерности наказания и его индивидуализации. Ст. 64 УК РФ не содержит запрета на изменение способа исчисления штрафа. Изменение этого способа можно рассматривать как форму назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Такая форма является даже меньшим проявлением судебной дискреции, чем предусмотренные этой же статьей назначение другого вида наказания или отказ от применения дополнительного вида наказания.

Другая проблема назначения штрафа, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ в качестве обязательного дополнительного наказания, - это возможность или невозможность при наличии оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ, не только не применить такое наказание, но и назначить его в меньшем, чем предусмотрено соответствующей статьей, размере. Такая возможность согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в его Определении от 5 февраля 2015 г. № 204-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы А.С.Хедояна на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 291 УК РФ. Заявитель ставил вопрос о том, что устанавливая в качестве дополнительного наказания штраф в фиксированном (кратном) размере, закон не позволяет учесть имущественное положение осужденного и его семьи, возможность (или невозможность) получения ими заработной платы или иного дохода, притом, что штраф является несоразмерным, не может быть заменен иным видом наказания и требует для уплаты неопределенного по длительности периода времени, в течение которого - даже после истечения испытательного срока - лицо будет испытывать правовые последствия судимости. Конституционный Суд РФ не признал нарушение прав заявителя в его конкретном деле, поскольку суд общей юрисдикции применил к заявителю статью 64 УК РФ путем снижения суммы штрафа как дополнительного наказания при осуждении по части третьей статьи 30 и пункту «а» части четвертой статьи 291 УК РФ. При этом Конституционный Суд указал, что оспариваемая заявителем статья 291 УК РФ (в части определения дополнительного наказания в виде штрафа в размере кратном сумме взятки) подлежит применению во взаимосвязи с положениями Общей части УК РФ, в том числе его статьи 64[2].

2. Исправительные работы

При назначении исправительных работ по совокупности преступлений, за каждое из которых назначаются исправительные работы, при применении принципа полного или частичного сложения наказаний возник вопрос о том, как определить размер удержаний, если за разные преступления назначены исправительные работы разного срока и с разным процентом удержаний. Достаточно очевидно, что сложению подлежат только сроки исправительных работ, а проценты удержаний не складываются. Размер же удержаний нужно определять исходя из той величины удержаний за конкретное преступление, входящее в совокупность, которая определена при назначении наибольшего срока исправительных работ (даже если величина удержаний за то преступление была наибольшей). Действительно, наказание в виде исправительных работ сочетает в себе два признака – срок и размер удержаний; уголовный закон, что видно из ч. 4 ст. 50 УК РФ, исходит из того, что срок исправительных работ является основным признаком, который учитывается при замене этого вида наказания другим видом, а размер удержаний является дополнительным признаком, который при замене этого наказания не учитывается.

3. Лишение свободы

Какое наказание назначать иностранным гражданам, лицам без гражданства и без определенного места жительства по статьям Особенной части УК РФ, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы, если имеются указанные в ч. 1 ст. 56 УК РФ обстоятельства, препятствующие назначению наказания в виде лишения свободы, и по прямому предписанию ч. 6 ст. 53 УК РФ к таким лицам ограничение свободы также не может быть назначено?

Одним из вариантов разрешения данной проблемы является позиция, согласно которой невозможность применения к иностранным гражданам ограничения свободы означает, что в указанных случаях лишение свободы остается для них единственным видом наказания; следовательно, суд вправе назначить им условное или реальное лишение свободы. Однако данная позиция представляется недостаточно обоснованной, поскольку приводит к прямому игнорированию (несоблюдению) требований ч. 1 ст. 56 УК РФ. В этой норме указывается, что лишение свободы как единственный вид наказания может быть предусмотрен соответствующей статьей Особенной части Кодекса. Ч. 6 ст. 53 УК РФ относит его к Обшей части. Указанные нормы ст. ст. 53 и 56 УК РФ не могут рассматриваться как общая и специальная. Это нормы равной юридической силы и равно устанавливающие свои специальные правила по отношению к разным видам наказаний. Следовательно, они обе должны соблюдаться.

Другим возможным решением проблемы является предложение в этих случаях назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК РФ. Однако и это решение не является безупречным. Оно не согласуется с ч. 2 ст. 60 УК РФ, прямо предписывающей, что основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление, определяются ст. 64 этого Кодекса. То есть других вариантов – кроме как указанных в ст. 64 – назначения наказания, не предусмотренного в санкции, нет.

Соблюдение требований ч. 2 ст. 60 УК РФ обеспечивалось бы ссылкой в этих случаях на ст. 64 УК РФ. Действительно, по смыслу частей первой и второй этой статьи (указывающей, что исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств) суд вправе сослаться на признак совершения преступления небольшой тяжести впервые как такое исключительное смягчающее обстоятельство. Во-первых, этот признак всегда присутствует при решении указанной проблемы в силу предписания ч. 1 ст. 56 УК РФ. Во-вторых, этот признак по прямому предписанию п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ является смягчающим обстоятельством. В-третьих, ч. 3 ст. 61 не запрещает повторно учитывать при назначении наказания смягчающее обстоятельство, если оно предусмотрено нормами Общей части УК РФ (запрещен повторный учет только при закреплении смягчающего обстоятельства в Особенной части УК РФ). К тому же уголовный закон предусматривает не исчерпывающий перечень смягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 61 УК РФ).

Однако даже такое предложение, формально соответствуя  «букве» ст.и 64 УК РФ, не вполне отвечает ее «духу». Данная норма все-таки рассчитана на исключительные индивидуально определенные ситуации, а предложенное толкование сводит ее к общему правилу назначения наказания в отношении определенной категории лиц. Общее правило ч.1ст. 64 УК РФ связывает исключительные случаи не с постоянным статусом осужденного (гражданство другого государства, отсутствие гражданства, отсутствие постоянного места жительства), а с индивидуальным сочетанием обстоятельств совершения преступления и личности, уменьшающими степень общественной опасности преступления. Достаточно очевидно, что иностранное гражданство и отсутствие постоянного места жительства в большинстве мыслимых ситуаций вряд ли уменьшают опасность деяния.

Решение анализируемой проблемы – без явного корректирующего волю законодателя толкования норм – состоит в возможности постановления приговора без назначения наказания, что само по себе отвечает принципам законности и гуманизма. Исправительное и предупредительное воздействие на осужденного может иметь сам факт привлечения его к уголовной ответственности (что влечет официальное общественное порицание, состояние судимости и т.д.). Иными словами, рассматриваемый случай может расцениваться как особая разновидность ситуаций, влекущих постановление приговора без назначения наказания[3].

4. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом без ссылок на статью 64 УК РФ

В судебной практике нередко встречаются ситуации, когда осужденному в силу положений, установленных законом, не может быть назначен ни один из предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ вид наказания (например, обязательные работы – в силу ч. 4 ст. 49 УК РФ, исправительные работы – в силу ч. 5 ст. 50 УК РФ, принудительные работы и арест – в связи с их неприменением в настоящее время, лишение свободы – в силу ч. 1 ст. 56 УК РФ). В этих случаях ему рекомендуется назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи без ссылки на ст. 64 УК РФ[4].

Представляется, что такая рекомендация не согласуется с ч. 2 ст. 60 УК РФ, прямо предписывающей, что основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление, определяются ст. 64 этого Кодекса. То есть ч. 1 ст. 60 УК РФ не является специальной и приоритетной нормой по отношению к части второй этой статьи и не может служить юридическим основанием для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи. Ч. 1 ст. 60 УК регламентирует общее правило выбора наказаний из нескольких видов, в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Кодекса (это ее прямое буквальное предписание). Часть же вторая статьи 60 регламентирует ситуации назначения наказания за пределами, предусмотренными соответствующей статьей Особенной части, как более строгого, так и менее строго. Но менее строгое наказание не может быть назначено кроме как по правилам ст. 64 УК РФ. Иное нарушало бы принцип законности (ст. 3 УК РФ) и предоставляло право суду по своему усмотрению заменять один вид наказания другим, хоть и менее строгим, но в случаях, когда такая замена не предусмотрена законом, то, по сути, устранять действительный или мнимый пробел уголовного закона аналогией ст. 64 УК РФ.

Следовательно, в том случае, когда осужденному в силу положений, установленных законом, не может быть назначен ни один из предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ вид наказания, суд выносит обвинительный приговор без назначения наказания (в отличие от уголовного закона, уголовно-процессуальный закон – ч. 6 ст. 302 УПК РФ, предусматривающая случаи постановления приговора без назначения наказания – может применяться по аналогии).

Или же суд применяет ст. 64 УК РФ, учитывая дважды одно и то же смягчающее обстоятельство, предусмотренное в Общей части УК РФ (что не запрещено ч. 3 ст. 61 УК РФ), например, состояние беременности, наличие у женщины детей в возрасте до трех лет (ч. 4 ст. 49,  ч. 5 ст. 50, п.п. «в» и «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ; состояние же инвалидности первой группы может быть признано смягчающим обстоятельством на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ). Но как это было указано выше, применение ст. 64 УК РФ здесь менее предпочтительно.

5. Назначение наказания по совокупности преступлений

Согласно части пятой статьи 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, то суд также назначает наказание по правилам совокупности преступлений. При применении этой нормы возник вопрос о том, имеет ли значение момент постановления приговора или же момент его вступления в законную силу.

По буквальному смыслу данной нормы (который всегда является предпочтительным, если он имеет под собой рациональную основу), значение имеет момент вынесения приговора. Именно на этот момент суд определяет необходимое и достаточное уголовно-правовое воздействие, актуализированное к текущему состоянию личности осужденного. В свою очередь, осужденный, так или иначе, воспринимает назначенное ему наказание, и уровень общественной опасности его личности уже может изменяться. Такое изменение не учитывалось и не могло быть учтено в ранее вынесенном приговоре. Поэтому если вновь обнаруженное преступление совершено уже после вынесения первого приговора, хоть и до его вступления в законную силу, то применяются правила назначения наказания по совокупности приговоров, усиливающие уголовно-правовое воздействие.

К тому же в сравнении с предписанием ч. 6 ст. 74 УК РФ (указывающим на момент вступления приговора в силу) становится очевидным, что ч. 5 ст. 69 УК РФ не является оговоркой или ошибкой законодателя. Указание в ч. 5 ст.  69 УПК РФ на момент вынесения приговора согласуется и с понятием осужденного (обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор – ч. 2 ст. 47 УПК РФ) и с понятием совокупности преступлений, указанном в ч. 1 ст. 17 УК РФ. Изложенное также полностью согласуется с положением о том, что неотбытое по предыдущему приговору либо назначенное по новому приговору дополнительное наказание присоединяется к основному наказанию, назначенному по совокупности приговоров. При этом следует иметь в виду, что рецидив преступления – до вступления обвинительного приговора в законную силу – отсутствует.

6. Согласие осужденного с обвинением как основание для смягчения наказания

Один из трудных и нерешенных пока ни в практике, ни в теории вопрос, – это вопрос о применении ч. 5 ст. 62 УК РФ (запрещающей назначать наказание свыше 2/3 от максимального) в случаях, когда обвиняемый заявил согласие с предъявленным ему обвинением, однако суд вынес постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и рассмотрел дело в общем порядке, например, в связи с возражением прокурора или потерпевшего.

Если исходить из природы особого порядка судебного разбирательства как сделки, то никакой «скидки» в наказании быть не должно, ведь сделка сторон в указанном случае не состоялась!

Если же смягчение наказания есть результат не формы судебного разбирательства, а эквивалент совершенному деянию и личности осужденного (что, собственно, и вытекает из действующих общих начал назначения наказания и принципов уголовного права, не признающих процессуальную экономию целью наказания), то форма судебного разбирательства не должна влиять на тяжесть ответственности. В этом случае природа ч.5 ст. 62 УК может быть определена как следствие признания вины, раскаяния преступника, уменьшающего опасность его личности, т.е. как следствие установления одного из смягчающих обстоятельств.

Следовательно, при переходе от особого порядка к общему порядку судебного разбирательства – если это не связано с личностью самого подсудимого, который признал обвинение, заявил ходатайство о проведении слушания в особом порядке – суд должен применить общие правила назначения наказания, предписывающие учитывать как наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, так возможное наличие иных, в том числе исключительных смягчающих обстоятельств (то есть суд вправе и обязан при наличии к тому оснований назначить наказание также в пределах двух третей от наиболее строгого наказания). Именно такая позиция, как представляется, вытекает из смысла Определения Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2013 г. № 1474-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина С.В.Шалина на нарушение его конституционных прав статьей 314 УПК РФ[5].

Полный текст статьи доступент в журнале "Российский судья" (2016, № 4).


K.B.Kalinovsky - Head of chair of criminal procedure of Northwest branch of the Russian State University of Justice (St.-Petersburg), Counselor of the Constitutional Court of the Russian Federation, the candidate of law, the assistance professor

E.N. Rakhmanova - Head of chair of criminal law of Northwest branch of the Russian State University of Justice (St.-Petersburg), the doctor of law, the assistance professor.

ACTUAL PROBLEMS OF CRIMINAL SENTENCING IN JURISPRUDENCE

Reflections about of Enactments of Plenum of Supreme Court of the Russian Federation on court practice of criminal punishment assignment and on modification of some Enactments of Plenum of Supreme Court of the Russian Federation

SUMMARY. In article deals with controversial issues of criminal sentencing and possible solutions to these problems in Enactments of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation.

Keywords. Controversial issues of criminal sentencing, types of punishments, easing of criminal penalty.


[1] Михалева А. Пленум Верховноо Суда РФ занялся уголовными наказаниями, не связанными с лишением свободы /http://pravo.ru/news/view/124471/?cl=DT

[2] См.: Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хедояна Армана Сосиковича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 05.02.2015 N 204-О // СПС Консультант Плюс

[3] См. Козубенко Ю.В. Основания освобождения от наказания при постановлении приговора /Ю.В.Козубенко//Lex Russica.2014. Т. XCVII. № 12. С.1440

[4] О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г № 2 // РГ. 24 января 2007. п.5

[5] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шалина Сергея Викторович на нарушение его конституционных прав статьей 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 года № 1474-О //СПС «Кодекс»

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz