Калиновский К.Б. § 2 Режим законности и верховенство права в уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. … кандидата юридических наук. СПб, 1999.

скачать или читать полный текст диссертации без регистрации и смс можно по ссылке: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/Kalinovsky_diss_1999.doc

Глава 1 Законность в уголовном процессе:
теоретический анализ

§ 2     Режим законности и верховенство права
в уголовном процессе

В юридической литературе законность традиционно исследовалась в качестве режима и (или) в качестве принципа. Подход с позиции различения права и закона позволяет обосновать положение, согласно которому законность как конкретизация (аспект, свойство или момент) права может одновременно выступать в трех его сферах: отношениях (законность как режим), правосознании (законность как принцип), и нормах (законность как юридическая норма общего характера). Такая многоплановость понятия законности отмечается С.С. Алексеевым. Он выделяет три ее грани: законность как аспект общеобязательности права, законность как идея и законность как правовой режим[53]. Кроме того, с точки зрения различения права и закона можно определить соотношение понятий законности - режима и законности - принципа.

Рассмотрим законность в уголовном процессе под углом зрения режима и принципа.

Не вызывает возражений вывод, что на протяжении многих лет общий подход в отечественной науке к понятию законности оставался относительно стабильным[54]. Сущность законности рассматривалась как точное соблюдение и исполнение всеми участниками правоотношений требований юридических норм. В свете концепции различения права и закона важно подчеркнуть, что под юридическими нормами, в данном случае, следует понимать не только требования законов и основанных на них подзаконных актов, но и правовых норм в целом. Следовательно, на первый план признаком понятия законности выступает исполнение права в самом широком смысле слова, которое выражено не только в официальных установлениях, но и, например, в правовых обычаях или общепринятых нормах международного права. Из всеобщности права вытекает распространение законности на всех субъектов правоотношений, а не только на должностных лиц.

Рассматривая следующий признак понятия законности, следует отметить, что общеобязательность правовых норм имеет своим адресатом только тех, кто способен быть участником правоотношений, стало быть законность предполагает исполнение права всеми праводееспособными (правосубъектными) участниками общественной жизни, а такое тотальное исполнение юридических норм есть не что иное как ее режим[55].

Таким образом, законность является правовым режимом всей общественной жизни, а не частью демократического политического режима или лишь его качественной характеристикой. “Режим” в собственном смысле слова означает распорядок дел, действий; условия деятельности, работы, существования чего-либо[56]. Под правовым режимом понимается часть реальной действительности, порядок отношений и процесс функционирования, условия реализации права, обладающие “качеством”, отличающим законность от других возможных режимов, например, произвола или диктатуры. Таким “качеством” выступает соответствие отношений их общеобязательным типам, которые способствовали сохранению стабильности общества и в силу исторического развития стали правовыми. Данное качество отношений выражено в соблюдении правовых норм, в том числе и в нормативных установлениях государства, ибо сущность законности состоит в соответствии поведения субъектов правоотношений и нормативных актов праву. Тем не менее, говоря о законности как о правовом режиме, следует учитывать, что ее содержанием является не только “соответствие или законосообразность” без деятельности и поведения[57], сколько именно совокупная деятельность, функционирование, поведение обязанных лиц, отношения, которые превращаются в правовой режим при обладании ими свойства, качества соответствия праву. В этом плане законность выступает “сущим” свойством права, непосредственно касающимся правоотношений. Такое содержание правового режима - законности отличается от ее сущности и, вместе с тем, является ее продолжением в смысле конкретизации, а сущность в абстрактно-концентрированной форме обобщает главные, основные, важнейшие свойства содержания[58].

 Вышеназванных признаков законности - режима достаточно для отличения ее от правопорядка - системы сложившихся в обществе правоотношений. Если режим характеризует “динамический” аспект общественных отношений, то правопорядок охватывает “статический” аспект, то есть сами эти отношения. Режим законности приводит к правопорядку и в этом смысле, правопорядок служит результатом правового режима. Тем не менее безусловно их разделить затруднительно в силу того, что оба понятия как свойства права касаются общественных отношений.

Таким образом, сущность законности конкретизируется в правовом режиме всей общественной жизни. Однако, сделав вывод о тождественности законности и правового режима, следует отметить, что данное положение в силу его общего, абстрактного характера остается ограниченным для практического использования. Законность как соответствие праву поведения лиц и нормативных актов, действительно является тотальным исполнением права всеми правосубъектными участниками общественной жизни. Это “объективный” момент законности, тесно связанный с общественными отношениями, “сущим”. Однако правовой режим не может дать оценку поведению субъектов и содержанию нормативных актов, стало быть необходима дальнейшая конкретизация понятия законности.

В литературе справедливо отмечено, что правовой режим выражен в системе законодательства, методах правового регулирования, процессах правотворчества, реализации права, правосознании[59], то есть правовой режим обнаруживается, проявляется в ином, особенном по отношению к нему понятии. Следовательно, законность имеет и “субъективную” сторону[60], противостоящую общественным отношениям в качестве нормативной сферы, которая относится к категории “должного”. Законность как правовой режим воплощается в некотором начале, основной идее - принципе законности.

Как описывает Д.А. Керимов, при последовательном восхождении от абстрактного к конкретному “... в общей цепи познавательного движения мысли образуются “опорные пункты”, “узловые звенья” в виде юридических понятий и определений, опираясь на которые исследование продвигается ко все более глубокому, всестороннему и конкретному познанию правовых явлений. С помощью этих понятий и определений познание проникает в суть конкретного.... На этом пути восхождения к конкретным правовым явлениям каждое последующее “звено” невозможно понять без предыдущего. При этом каждое новое и более сложное юридическое понятие синтезирует в себе все предыдущие определения, связи и отношения этого явления и тем самым представляет собой то “звено”, которое все ближе подводит исследователя к “духовно конкретному” выражению правовой действительности. Каждое новое звено, опосредствуясь всеми предшествующими..., несет в себе более богатое содержание, поскольку не только сохраняет в снятом виде содержание всех предыдущих “звеньев”, но и прибавляет новые штрихи к картине правовой действительности, уточняет ее рисунок, обогащает ее новыми тонами красок, совершенствует ее композицию”[61].

В соответствии с этим подходом законность как режим конкретизируется в законности как принципе.

Стабильность подхода к изучению понятия законности находит свое выражение и в том, что в современных исследованиях также отмечается два аспекта законности. С одной стороны, она выступает как принцип - требования к законодательству и деятельности, с другой стороны, как режим - реальное их осуществление в правотворчестве, правоприменении и иной деятельности. Причем во многих случаях предполагается производность режима законности от одноименного принципа[62].

Согласно вышеизложенному, подход к режиму законности исключительно как к следствию реализации принципа законности страдает односторонностью. Необходимо предварительное движение от режима, состояния (сущего) к принципу, идее, системе нормативных требований (должному). Именно такой механизм формирования законодательства рассматривается с позиции концепции различения права и закона: “естественное право” через правосознание закрепляется в нормативных актах[63]. Законность как правовой режим в определенной мере отражается в общественном правосознании и становится принципом позитивного права. Таким образом, объективная сторона законности (режим) определяет ее субъективную сторону (принцип). Действительно, отражение правового режима в общественном сознании неизбежно имеет некоторый оттенок субъективности. Относительно произвольное формулирование правовых норм предполагает неполное выражение в них права, что с одной стороны может привести к нарушениям законности, а с другой - позволяет совершенствовать правовые отношения. Принцип законности как требование соблюдения права обеспечивает максимальное приближение содержания нормативных предписаний государства к основным правовым началам.

Поскольку законность одновременно может употребляться в значении правового режима и принципа, постольку термины “режим законности” или “реализация требований законности” не совсем точно отражают данное понятие. Во-первых, они позволяют понимать законность только как часть политического режима. Во-вторых, вместо первичности режима они подчеркивают производность режима от принципа. Поэтому использование термина “режим законности” следует считать эквивалентным “правовому режиму”.

Правовой режим отражается в общественном правосознании в виде общих правовых начал, правовых принципов, требований. Такая “идея” права, выступает содержанием принципа законности, и служит системой нормативных критериев поведения правосубъектных лиц и содержания нормативных актов государственных органов[64].

Требование строгого соблюдения и исполнения норм уголовно-процессуального закона (по точной характеристике В.В. Клочкова - правовая дисциплина[65]) является важнейшей составляющей законности в уголовном процессе. Тем не менее содержание принципа законности не сводится лишь к общеобязательности норм. Следовательно, законность не является самостоятельным принципом уголовного процесса, выражающимся в соблюдении норм материального и процессуального права[66]. Общепринятой стала иная точка зрения, согласно которой законность признается общеправовым принципом. Как основополагающее начало законность является основой всех принципов уголовного процесса и каждого принципа в отдельности. Принцип законности охватывает всю систему принципов, а все принципы выражают ее существо. Процессуальные принципы не дополняют принцип законности, а выражают и конкретизируют его. “Собственно процессуальные принципы - это принципы реализации законности в уголовном процессе”[67]. Другими словами, иные принципы уголовного процесса составляют содержание принципа законности. Кроме того, как и любой уголовно-процессуальный принцип, законность является правовой нормой общего характера. Однако принцип законности отличается от иных правовых норм тем, что имеет своим содержанием не конкретные правила поведения, а общие правовые начала - систему уголовно-процессуальных принципов.

Общие начала уголовно-процессуального права служат критерием для поведения участников уголовного процесса и определяют содержание и форму нормативных государственных установлений в сфере уголовного судопроизводства. Основные начала уголовно-процессуального права должны быть отражены в уголовно-процессуальном законе. Кроме того, должно быть обеспечено верховенство уголовно-процессуального закона. Принцип законности характеризует действующее законодательство не только с содержательной стороны, но и с формальной. Система уголовно-процессуальных нормативных актов должна быть непротиворечивой, иерархичной, а законы и подзаконные акты должны быть приняты в установленном порядке. В этой связи заслуживает положительной оценки редакция ч.1 ст.1 Проекта УПК, которая требует закрепления уголовно-процессуальных норм не в подзаконных актах, а в Конституции РФ и уголовно-процессуальном кодексе.

Такое понимание принципа законности совпадает с принципом верховенства права (применительно к правовому государству). Действительно, верховенство права, как и принцип законности, предполагает следующее. Во-первых, обязанность государства выражать в законах право и подчиняться этим законам. Названное положение вытекает из провозглашенного приоритета прав и свобод человека и гражданина и признания государства равноправным субъектом правоотношения наряду с ним. Во-вторых, - верховенство закона. Таким образом, понятие верховенства права может употребляться в качестве синонима для понятия принципа законности.

Как любой правовой принцип, принцип законности представляет собой не просто основополагающую идею, а правило поведения, норму общего характера, имеющую значение требования императивного характера. В силу этого принцип законности отражается в законодательстве[68]. Согласно Конституции РФ, верховенство права выражено в требованиях соответствия всех законов правам человека и гражданина; обеспечения государством прав и свобод; верховенства закона, в том числе Конституции РФ, соответствия законов общепринятым международным актам, нормативных актов субъектов РФ - федеральным законам, федеральных законов - Конституции; соблюдения порядка изменения законов и др[69].

Итак, исполнение права в самом широком смысле слова как сущность законности приводит к установлению правового режима. Правовой режим выражается через сферу правосознания в совокупности основных начал - принципов уголовного процесса, которые и составляют содержание принципа законности. Принцип законности производен от правового режима и не имеет самостоятельного содержания, а состоит из других процессуальных принципов. В то же время он является правовой нормой общего характера и служит критерием и основой для законодательства и для урегулирования отклоняющегося поведения участников общественных отношений, способствуя поддержанию правового режима.

Прежде чем перейти к формулированию определения понятия законности необходимо проверить достаточность для этого вышеназванных признаков, которые должны отграничивать законность от ряда смежных явлений. Вот почему невозможно обойти стороной проблемы соотношения понятия законности с категориями правового регулирования, с понятиями целесообразности и легитимности.

С этой целью сначала обратимся к сферам действия законности.

Как справедливо отмечается в литературе, направленность законности выражается в двух ее аспектах или сферах действия: нормотворческой и правоприменительной[70]. Законность в законотворческой сфере представлена как совершенство системы правовых норм (внутренняя их согласованность, соответствие общей системе норм права и требованиям общества, выражающим его потребности). В правоприменительной сфере законность выступает как соблюдение действующих законов и общепризнанных международно-правовых актов. Исполнение подзаконных нормативных актов охватывается данным понятием, поскольку при их соответствии законам последние соблюдаются. Если же подзаконные нормативные акты противоречат законам, то их исполнение будет нарушением законности[71].

Указанные сферы позволяют уточнить содержание принципа законности. В нормотворческой сфере он обеспечивает соответствие нормативных актов правовым началам как с содержательной стороны, так и с формальной. Значение указания на содержательную сторону властных предписаний объясняется тем, что соблюдение процедуры законотворчества при принятии и изменении нормативных актов государства может и не обеспечить выражение в них права. Формально правомерные действия законодателя могут привести к принятию неправового установления. В правоприменительной сфере принцип законности предполагает исполнение действующих нормативных установлений должностными лицами и гражданами.

Следует отметить, что выделение этих сфер нельзя жестко связывать с деятельностью законодательных органов или судов, поскольку, с одной стороны, при принятии нормативных актов возможно “применение” норм законодательного процесса[72]; с другой - правоприменительная деятельность может создавать правовые нормы (прецедент как источник права). Другими словами, основанием для выделения сфер служит не субъект, а характер деятельности. Сферы действия законности органически вытекают и конкретизируют ее функции: характеристику поведения субъектов и содержания, формы нормативных актов относительно права.

Представляет определенный интерес подход к сферам действия законности с позиции ее соотношения с категориями правового регулирования.

Под правовым регулированием понимается “...осуществляемое при помощи системы правовых средств результативное, нормативно-организационное воздействие на общественные отношения с целью их упорядочения, охраны, развития в соответствии с общественными потребностями”[73]. Соответственно уголовно-процессуальное регулирование есть “... специфическая форма воздействия государства на поведение участников общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства”[74]. Правовое регулирование осуществляется посредством определенного механизма, содержанием которого является реализация права (норм), а правоприменение выступает особой стадией реализации норм. В этой связи представляется более точным называть одну из сфер действия законности не правоприменительной, а сферой реализации права (правовых норм). В качестве способов реализации (осуществления) права указывают на соблюдение запретов, использование дозволений и исполнение предписаний.

Необходимо подчеркнуть, что законность не может быть сведена к способам реализации установленных государством норм (к соблюдению запретов), поскольку законность, кроме сферы реализации права, распространяется и на нормотворческую сферу. К тому же следует учитывать, что понятийный аппарат правового регулирования отражает односторонний путь эволюции правовой материи от идеи к норме, а от нормы к отношению. Необходимым, предшествующим, первичным является иной путь эволюции права: от отношений к идее и норме, а затем к правоотношению[75]. В то же время категории правового регулирования отражают важнейший аспект законности, связанный с исправлением отклоняющегося поведения. Осуществление юридических норм представляет собой необходимый компонент законности.

Понятие законности может быть рассмотрено под углом зрения соотношения таких важнейших категорий правового регулирования как предмета и метода. Результаты этого рассмотрения послужат в качестве методологической основы для исследования содержания законности в различных типах процесса и, в частности, для анализа проблемы сделок о признании вины.

Под предметом правового регулирования в теории права понимается совокупность общественных отношений, которые объективно, по своей природе требуют и могут поддаваться правовому воздействию[76]. Предметом регулирования уголовно-процессуального права являются общественные отношения, направленные на реализацию уголовной ответственности или освобождение от нее, и некоторые другие производные от них отношения[77]. Теория права определяет метод правового регулирования как обусловленный предметом правового регулирования способ воздействия права на общественные отношения[78]. Вокруг категорий правового регулирования и на сегодняшний день ведутся научные споры, однако некоторые положения практически стали общепризнанными. Среди них обратим внимание на следующие утверждения. Во-первых, уголовно-процессуальное право, как и любая другая отрасль, имеет свой, особый предмет и метод правового регулирования, отличающий ее от иных правовых отраслей. Во-вторых, метод уголовно-процессуального регулирования обусловлен его предметом или метод есть юридическое выражение особенностей предмета регулирования. В-третьих, если содержание метода уголовно-процессуального регулирования предопределено объективными особенностями предмета, то форма выражения метода субъективна. Выбор того или иного метода зависит также от усмотрения законодателя. В силу этого метод получает относительную самостоятельность от предмета регулирования[79]. Основное выражение метод правового регулирования находит в установленных нормах и правоотношениях того или иного вида.

Учитывая вышеизложенное, законность в сфере реализации права выступает как соблюдение участниками процесса[80] установленного законодательством метода уголовно-процессуального регулирования, то есть установленных уголовно-процессуальных норм. Стало быть, в этой сфере на первом месте находится “правовая дисциплина” граждан и должностных лиц. В сфере нормотворчества законность представлена в виде соответствия метода уголовно-процессуального регулирования его предмету. Отмеченная выше некоторая “субъективность” метода, в отличие от объективности предмета регулирования, означает возможность выбора законодателем (а иногда и правоприменителем) метода того или иного вида. Законность предполагает, чтобы метод в максимальной степени соответствовал предмету регулирования. Кроме того, выбранный метод регулирования должен быть адекватно отражен в нормах уголовно-процессуального законодательства.

В итоге законность в уголовном процессе может быть определена через понятие соблюдения метода уголовно-процессуального регулирования. В сфере нормотворчества законность выступает как соответствие метода правового регулирования особенностям его предмета и как соблюдение (выражение) метода регулирования в уголовно-процессуальных нормах; а в сфере реализации права законность имеет качество соблюдения норм (метода) в уголовно-процессуальной деятельности.

В связи с анализом сфер действия законности уместно рассмотреть ее соотношение с целесообразностью. Данный вопрос достаточно глубоко исследован в литературе. Целесообразность как “сообразность цели” понимается в двух смыслах. В первом случае имеется в виду цель права и (или) цель уголовного процесса в целом. Тогда целесообразность есть неотъемлемое свойство законности, так как сам закон целесообразен[81]. Законность возникает на почве целесообразности, то есть в этом случае речь идет о сфере нормотворчества, о соответствии метода предмету уголовно-процессуального регулирования[82]. Закон должен отражать цель уголовного процесса и оптимальный путь ее достижения. Таким образом, законность является целесообразностью в масштабах общества. В другом случае имеется в виду несовпадение цели правоприменителя с целями уголовного процесса. Тогда целесообразность предстает как оперативная самостоятельность субъекта правоотношения. В юридической литературе данная целесообразность получила название усмотрение правоприменителя[83]. Соотношение усмотрения правоприменителя и требований законности относится к сфере реализации права, к сфере соблюдения метода правового регулирования участниками уголовного процесса. Решение данного вопроса заключается в недопустимости противопоставления целесообразности и требований законности. Правоприменитель выбирает наиболее целесообразный вариант поведения из тех, которые предусмотрены законом[84], то есть целесообразность правоприменителя ведет к нарушению законности если не соблюдаются ее требования - принципы уголовного процесса. При этом необходимо отметить следующее. В случае несовершенства конкретных норм уголовно-процессуального законодательства, их нарушение по мотивам целесообразности может не являться нарушением законности, если нет противоречия основным процессуальным началам, которые в современном праве зафиксированы в общепризнанных нормах международного права. В этой связи особое место занимает усмотрение суда - главного субъекта уголовного процесса. Еще И.Я. Фойницкий отмечал, что порядок судебного усмотрения призван к устранению неудобств, которые могли бы произойти от неуклонного исполнения закона[85].

Другой научной проблемой является соотношение понятий законности и легитимности. Последнее в теории права, а тем более в уголовно-процессуальной науке, остается недостаточно разработанным. Под легитимностью понимается положительное отношение, поддержка большинством населения какого либо политического или законодательного установления[86]. Одним из первых в теорию права ввел данный политологический термин Р.З. Лившиц. Он специально не исследовал понятие законности, однако из высказанных им положений можно заключить, что легитимность и законность не совпадают. Правовой закон (выражающий идеал справедливости) может быть нелегитимным, поскольку, исходя из уровня своего правосознания, большинство населения его не поддерживает; и наоборот, закон, поддержанный большинством населения (легитимный), может быть неправовым[87]. Следовательно, если законность характеризует нормативные акты относительно права, то легитимность отражает соответствие закона в определенное время конкретному типу общественного правосознания. Вышеизложенные положения, на наш взгляд, не дают оснований для противопоставления понятий законности и легитимности, исходя из ряда следующих аргументов.

1) Необходимо различать две разновидности легитимности: формальную и содержательную. Формальная легитимность отражает соблюдение процедуры принятия закона, а содержательная - фактическую легитимность (легальность), соответствие закона праву (идее справедливости)[88]. Таким образом, понятие легитимности (а не только понятие законности) отражает факт соответствия закона праву. Любопытно, что немецкая правовая теория также различала законность - легальность и законность - легитимность[89].

2) Согласно правовой теории, правосознание общества есть один из моментов, аспектов, свойств права (наряду с нормами и отношениями). Следовательно, положительно оцениваемый обществом закон (легитимный) одновременно не противоречит праву (по крайней мере одному из его аспектов - правосознанию).

3) И последнее. Если право признается продуктом естественно-исторического развития общества, то закономерен вывод, что один и тот же закон (например, инквизиционный) в определенный период развития общества будет легитимным и правовым, а на другом этапе общественной эволюции тот же самый закон будет правонарушающим.

Изложенное выше обосновывает более широкое определение понятия легитимности и позволяет высказать следующее предположение о его соотношении с понятием законности. Понятие легитимности больше по объему и включает в себя понятие законности. Легитимность характеризует систему: общество - право, а законность охватывает систему: 1) право - поведение субъектов общественной жизни и 2) право - нормативные акты. Если законность выступает свойством права, а последнее исходная для нее категория, то легитимность выступает за рамки права и способна его характеризовать с точки зрения конкретного общества. Законность ориентирует законодателя и правоприменителя на предмет уголовно-процессуального регулирования, а легитимность охватывает этот предмет с позиции “объекта” регулирования. Понятие легитимности уголовно-процессуального права нуждается в подробном научном исследовании. Анализ этого понятия позволит выявить те случаи, когда инквизиционное законодательство можно именовать правовым. В настоящей работе законность рассматривается исходя из идеальных типов судопроизводства. При этом не решаются проблемы легитимности розыскного или состязательного процесса. Без ответа остается вопрос: почему определенному обществу присущ тот или иной тип уголовно-процессуального права.

Итак, соотношение понятия законности с рядом смежных явлений позволяет констатировать достаточность рассмотренных признаков законности для ее определения.

Как и любой другой идеальный объект, понятие законности трудно определимо в уголовно-процессуальной науке и даже в правовой теории в целом. Поэтому вряд ли стоит какому-либо определению претендовать на окончательное решение проблемы, поскольку любая формулировка неизбежно огрубляет действительность, выделяя только существенные признаки понятия. Рассмотренные выше признаки законности нашли свое отражение в современных научных дефинициях. Приведем некоторые из них.

Н.Л. Гранат полагает, что законность - это строгое и неуклонное соблюдение правовых законов, ее нельзя понимать формально-догматически[90]. Такая трактовка предполагает выполнение понятием законности функции оценки нормативных актов. Тем самым обосновывается противоположная господствующей ранее точка зрения, согласно которой правоприменителю или иному субъекту в процессе своего поведения необходимо оценивать правомерность применяемых нормативно-правовых актов. Законность должна характеризовать установления государства, “противоправные законодательные решения - одна из причин (условий) необоснованного привлечения людей к уголовной ответственности и других явлений “презрения к основаниям права”[91]. Критериями такой оценки служит соответствие подзаконных актов законам, законов - международным договорам, конституции и принципу справедливости[92]. Две сферы законности также удачно подчеркиваются в определении Н.С. Малеина: законность - это издание правовых законов и строгое их соблюдение[93].

В.М. Савицкий отмечает, что принцип законности проявляет себя в обычном производстве по делу: “законность - это реализуемое в предусмотренных законом процессуальных формах движение уголовного дела, последовательный переход его из одной стадии в другую”[94]. Данное определение раскрывает понятие законности в плоскости правового режима, в то же время подчеркивается значение процессуальной формы. Примечательно, что далее в этой же работе автор указывает на ограниченность закона, который может содержать различные “нелепости”[95].

Н.И. Привезенцев определяет законность через понятие правомерности как конкретно историческое состояние последней в обществе: и в законодательстве, и в поведенческих актах[96]. Однако правомерность при этом подменяет собой законность.

Согласно определению Т.К. Примак, “законность - это принцип, общеобязательное требование, метод, режим и состояние неукоснительного соблюдения, исполнения и применения законов и основанных на них правовых актов всеми участниками общественных отношений во всех сферах общественной жизни”[97]. Это выражение подчеркивает многоаспектность законности, но не отражает соотношения этих аспектов. Кроме того, отсутствует выделение правового содержания законов.

Наиболее полное определение понятия законности, на наш взгляд, дано В.В. Клочковым: законность - это “..совокупность требований общества и государства к праву, к деятельности государства и всех других участников общественных отношений, а также реальное осуществление этих требований в правотворческой, правоприменительной и иной деятельности государственных органов и должностных лиц, в поведении граждан и деятельности иных участников общественных отношений”. Содержанием указанных требований выступает соответствие нормативных актов потребностям правового регулирования и потребностям социального развития[98]. Данная дефиниция подчеркивает отличие законности от общеобязательности, правовой дисциплины. Законность рассматривается и как режим общественной жизни, и как принцип, при этом подчеркивается направленность требований (принципа) к системе нормативных актов и к поведению участников общественных отношений. Это определение выделяет особое значение законности в деятельности государственных органов. Тем не менее с учетом рассмотренных выше признаков понятия законности и их соотношения, представляется не точным употребление термина право в значении законодательство (если под правом понимать социальное явление, то требования к нему некорректны). Однако главным недостатком многих определений, на наш взгляд, является одностороннее освещение связи принципа законности с правовым режимом как должного с сущим, когда режим признается следствием принципа. При этом не учитывается предварительное движение от режима законности к одноименному принципу.

Определение законности должно отражать существенные признаки ее понятия. Согласно вышеизложенному, среди таковых необходимо указать на следующие.

Законность выступает конкретизацией понятия уголовно-процессуального права, его аспектом, свойством, стороной и направлена на характеристику поведения участников уголовного процесса и содержания и формы нормативных актов относительно права. Сущность законности заключается в соблюдении всеми правосубъектными участниками общественных отношений правовых норм в самом широком смысле слова. Всеобщее исполнение права приводит к установлению правового режима, тождественного законности. Правовой режим в свою очередь выражается через общественное правосознание в совокупности основных начал - принципов уголовно-процессуального права, которые составляют содержание принципа законности. Другими словами, принцип законности производен от правового режима и не имеет самостоятельного содержания, а состоит из других процессуальных принципов. В то же время он является правовой нормой общего характера и служит критерием и основой для законодательства и для урегулирования отклоняющегося поведения участников общественных отношений, способствуя поддержанию правового режима. Применительно к правовому государству понятие принципа законности эквивалентно понятию верховенства права.

Данные признаки понятия законности можно представить в следующем определении: законность в уголовном процессе - это правовой режим производства по уголовным делам, заключающийся в соблюдении уголовно-процессуальных норм всеми правосубъектными участниками судопроизводства, который отражен через общественное правосознание в системе уголовно-процессуальных принципов.

Это понятие имеет общий, абстрактный характер, а из абстрактного нельзя непосредственно, без промежуточных звеньев вывести конкретное, ибо истина всегда конкретна[99]. Поскольку такое определение законности одинаково пригодно для любого уголовного процесса (и инквизиционного, и демократического), постольку для анализа сегодняшних процессуальных проблем с точки зрения законности необходимо обратиться к конкретному ее содержанию. Раскрытие содержания принципа законности целесообразно с использованием исторического подхода.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz