Калиновский К.Б. Международно-правовые и конституционные начала независимости суда и равноправия сторон как основное содержание законности в российском уголовном процессе


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

 Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. … кандидата юридических наук. СПб, 1999.

скачать или читать полный текст диссертации без регистрации и смс можно по ссылке: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/Kalinovsky_diss_1999.doc

Глава 3 Законность в российском уголовном процессе

§ 1     Международно-правовые и конституционные начала независимости суда и равноправия сторон как основное содержание законности в российском уголовном процессе

Исследование содержания законности в российском уголовном процессе логично произвести в следующей последовательности. Во-первых, необходимо определить, к какому типу относится отечественный уголовный процесс и какие принципы составляют основное содержание в нем законности. Для этого следует обосновать положение, что российское уголовное судопроизводство должно принадлежать к состязательному типу, то есть принципы независимости суда и равноправия сторон должны характеризовать в нем законность. Во-вторых, необходимо проанализировать проблемы реализации принципов независимости суда и равноправия в российском уголовном процессе. Рассмотрению данных вопросов и посвящается настоящая глава.

Поскольку во второй главе настоящей работы был сделан вывод о том, что смешанный уголовный процесс современного демократического государства принадлежит к состязательному типу, постольку можно заключить, что уголовный процесс России как “демократического федеративного правового государства” (ст.1 Конституции РФ) также относится к состязательному типу [1] . Для обоснования этого положения необходимо обратиться к межнациональному значению принципов состязательного процесса и к их закреплению в общепризнанных нормах международного права и Конституции РФ.

Из глубины веков римское право донесло до современности два важнейших исходных процессуальных принципа: никто не может быть судьей в своем собственном деле (nemo judex in re sua) и должна быть выслушана противная сторона (audiatur et altera pars). Эти бесспорные [2] , основополагающие начала в мировой культуре обусловили идею должной правовой процедуры и доктрину законного судебного разбирательства в англосаксонских и континентальных правовых системах соответственно [3] . Эти положения выступают тезисами естественного права у Дж. Локка, они связаны с идеями Ш. Монтескье, они нашли свое отражение в V поправке к Конституции США. Независимость суда и равенство сторон раскрывают сущность состязательного процесса и потому могут быть представлены англоязычным понятием должной правовой процедуры (due process of law), соблюдение которой и есть законность.

Употребление понятия должной правовой процедуры восходит к английским статутам XIV века. Наиболее полно оно раскрывается в американской юридической науке, хотя и не имеет однозначного толкования [4] . Целесообразно привести два широко известных ее определения. Согласно Д. Вебстеру, смысл данного выражения состоит в том, что материальное уголовное право может быть реализовано не иначе, как посредством привлечения всех релевантных доказательств для исследования обстоятельств дела судом с участием наделенных равными процессуальными правами сторон и последующего вынесения судебного решения [5] . По мнению авторов энциклопедии “Американская юриспруденция”, должная правовая процедура предполагает, что любому лицу, в отношении которого возникает вопрос о лишении его жизни, свободы или собственности, должны быть предоставлены право на ознакомление с существом обвинения, право на защиту, право на разбирательство его дела правомочным справедливым судом [6] . Даже поверхностный анализ приведенных дефиниций должной правовой процедуры позволяет выявить их соответствие началам независимости суда и равенства сторон. При этом первое из определений больше подчеркивает стремление суда к установлению объективной истины, а второе ограничивается воспроизведением конституционных положений.

На наш взгляд, употребление термина “должная правовая процедура” более предпочтительно для раскрытия содержания законности, чем “законное судебное разбирательство” в силу нескольких обстоятельств. Во-первых, предметом настоящего исследования является законность в состязательном уголовном процессе, к которому ближе судопроизводство стран англосаксонского права. Во-вторых, данная формулировка подчеркивает необходимость соблюдения права в самих законах, в отличие от некоторой тавтологичности отвергаемого выражения. В-третьих, формула законного судебного разбирательства может быть отождествлена с одноименной стадией процесса, в то время как состязательные начала законности в известных пределах должны распространяться и на досудебное производство. И, наконец, понятие должной правовой процедуры точно отражает смысл принципов как эталона, идеала для области сущего. Тем не менее предпочтение островного термина континентальному не должно приводить к их противопоставлению в силу одинаковости значения обоих. К тому же английское due process of law иногда переводится в процессуальной литературе как законное судебное разбирательство [7] .

Несмотря на английское происхождение, должная правовая процедура не является исключительным явлением англо-американского уголовного процесса. Она органично связана с гражданским обществом и правовым государством, она свойственная любому цивилизованному судопроизводству, невозможному без начал состязательности.

Согласно Конституции РФ, “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора” (ч.4 ст.15) [8] . В этой связи целый ряд международно-правовых актов в той или иной степени формулируют независимость суда и равноправие сторон. Для подтверждения выделим конкретные нормы международного права.

Всеобщая Декларация прав человека предусматривает следующие правила: “каждый человек, для определения.... обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом”(ст.10); “каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты” (ст.11) [9] .

“Каждый имеет право, при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему,... на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона” - гарантирует Международный Пакт о гражданских и политических правах (ч.1 ст.14) [10] .

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод содержит норму аналогичного характера: “Каждый имеет право... при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона” (ст.6) [11] . Кроме того, особое внимание в международно-правовых актах уделяется праву обвиняемого на защиту как важнейшему элементу принципа равноправия сторон (ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Идеи независимости суда и равенства сторон нашли свое прочное место не только в нормах международного права, но и в российском законодательстве. Согласно ч.3 ст.123 Конституции РФ, судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Поскольку с одной стороны, принципы состязательного уголовного процесса удачно отражены в понятии должной правовой процедуры, а с другой - они закреплены в нормах международного права и Конституции РФ, постольку для характеристики содержания законности в российском уголовном процессе возможно использование термина должная правовая процедура. Действительно, данное понятие употребляется не только в процессуальной науке [12] , но и в отечественном законодательстве. Так, в Декларации прав и свобод человека Союза ССР от 5.09.1991 г. (ст.15) провозглашено: “Каждый человек, привлекаемый к ответственности за правонарушение, считается невиновным, пока его вина не будет установлена судом в рамках надлежащей правовой процедуры (курсив наш - К.Б.)” [13] . Дело даже не в самой терминологии. Главное заключается в том, что и общепризнанные нормы международного права, и Конституция РФ закрепляют идею состязательности уголовного процесса.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что действующее уголовно-процессуальное законодательство России должно закреплять принципы состязательного типа уголовного процесса. Следовательно, при исследовании содержания законности именно на их реализацию должно быть обращено внимание. При этом рассмотрение реализации принципов состязательности имеет важное практическое значение. Оно выражено в том, что принципы состязательности могут послужить критериями: 1) оценки соответствия норм российского уголовно-процессуального права международным стандартам; 2) разработки рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства с целью последовательного его преобразования по состязательному типу; 3) определения и классификации существенных процессуальных нарушений как оснований для отмены приговоров, направления дел на дополнительное расследование и для признания доказательств недопустимыми [14] .

Прежде чем перейти к анализу обеспечения независимости суда и равенства сторон в российском уголовном процессе, следует сделать несколько замечаний, определяющих рамки дальнейшего исследования.

Все многогранное содержание законности не рассматривается и не может быть рассмотрено в настоящей работе. Это объясняется тем, что законность в российском уголовном процессе исследуется с позиции типа (идеальной модели) судопроизводства. В то же время содержание законности может быть еще более приближено к конкретной, реальной правоприменительной практике. Поскольку ввиду обособленности предмета регулирования каждому институту в рамках правовой отрасли свойственны особенности юридического воздействия [15] , постольку содержание законности отличается не только в типах процессов, но и в отдельных стадиях и институтах отрасли права. Однако эти вопросы не входят в предмет данной работы.

К тому же важно отметить еще два обстоятельства. Первое касается толкования ч.3 ст.123 Конституции РФ. Из буквального смысла нормы следует, что состязательность и равноправие сторон являются однопорядковыми положениями. Однако на основе вышеизложенного равенство прав сторон является составной идеей состязательности, наряду с независимостью суда. По справедливому утверждению В.М. Савицкого, такое толкование не противоречит действующей Конституции, так как при подготовке ее проекта на первый план выдвинулась задача раскрыть содержание термина “состязательность” [16] . Второе обстоятельство требует учитывать особенности уголовно-процессуальной состязательности (или степени смешения “чистой” состязательности с публичностью), так как ч.2 ст. 118 Конституции РФ, кроме уголовного, предусматривает еще три вида судопроизводства: конституционное, гражданское и административное, каждое из которых должно строиться по принципу состязательности.

Итак, поскольку законность предполагает правовое содержание законов, постольку необходимо обращение к правовым началам. Согласно используемой типологии, российский уголовный процесс относиться к состязательному типу. Следовательно, в уголовно-процессуальном законодательстве должны содержаться основные правовые начала состязательности: независимость суда, стремящегося к объективной истине, и предоставление каждой стороне достаточных процессуальных возможностей для отстаивания своей правоты.

Рассмотрим реализацию этих принципов в российском уголовном процессе с учетом общепризнанных норм международного права.



[1] Это не противоречит утверждению о том, что российский уголовный процесс является смешанным: Смирнов А.В. Об исторической форме советского уголовного процесса // Правоведение. 1989. № 5. С.56-61; Смирнов А. Нужен суд правый и милостливый, решительный и скорый // Российская юстиция. 1995. № 10. С.18-21; Соловьев А. Якубович Н. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы // Законность. 1995. № 8. С.2-7 и др.

[2] Если в вопросах материальной справедливости существует множество непримиримых позиций, то принципы процессуальной справедливости ни кем не оспариваются: Хёффе О. Указ. соч. С.20-22

[3] Ковалев В.А. Буржуазная законность: теоретические иллюзии и судебно-полицейская реальность. М., 1986. С.15-16

[4] Николайчик В.М. Уголовное правосудие в США. М.:, 1995. С.13-16; Ковалев В.А. Указ. соч. С.16-17

[5] Цит. по: Ковалев В.А. Указ. соч. С. 17

[6] Цит. по: Ковалев В.А. Указ. соч. С. 17. Об этом также: Уильям К. Брайсон Американское уголовное судопроизводство // Верховенство права. М., 1992. С.167

[7] Ковалев В.А. Указ. соч. С.16

[8] Подробнее о непосредственном действии норм международного права: Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1998. С. 4, 16; Терешкова В.В. применение норм международного права в судебной системе Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1998. С.9

[9] Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217А (3) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С.413-419

[10] Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., принят 21-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. С. 302-320

[11] Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета от 5 апреля 1995 г.

[12] Пашин С.А. Судебная реформа и суд присяжных. М., 1995. С. 18; Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1995. С. 27

[13] История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955-1991 гг. М., 1997. С.701

[14] Исследование законности часто связывается с изучением ее нарушений: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976; Ольков С.Г. 1) Уголовно-процессуальные правонарушения в Российском судопроизводстве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1994, 2) Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996.

Вопрос о процессуальных нарушениях выходит за рамки предмета настоящей работы, однако ее результаты создают основу для дальнейших их исследований под новым углом зрения. Калиновский К.Б. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Матер. Междун. науч. пр. конф. Ч. 2 / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 11-14

[15] Об особенностях предмета и метода регулирования в рамках одной отрасли: Керимов Д.А. Указ. соч. С. 294, 300.

[16] Савицкий В.М. О презумпции невиновности и других принципах уголовного процесса. С.58-59

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz