Статья 107. Домашний арест // Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.


1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Статья 107. Домашний арест

1. Домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

1) общаться с определенными лицами;

2) получать и отправлять корреспонденцию;

3) вести переговоры с использованием любых средств связи.

2. Домашний арест в качестве меры пресечения избирается в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда при наличии оснований и в порядке, которые установлены статьей 108 настоящего Кодекса, с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств.

3. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.

1. Содержание домашнего ареста состоит в запретах обвиняемому (подозреваемому): покидать определенное помещение (здание, участок территории), общаться с некоторыми лицами устно, письменно и по средствам связи, устанавливаемых в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). О надлежащем поведении см. комментарий к ст. 102 УПК.

Домашний арест является физически-принудительной мерой пресечения, физически изолирует обвиняемого (подозреваемого) от общества, избирается без его согласия и согласия органов, обеспечивающих соблюдение установленных ограничений. О проблеме согласия обвиняемого (подозреваемого) на домашний арест см. комментарий к п. 3 настоящей статьи.

2. Не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подозреваемого на участие в судебных заседаниях; следственных и иных процессуальных действиях (например в допросе свидетеля, производимом по ходатайству обвиняемого); отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, ведение переговоров с защитником и т.д.).

3. При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде. Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время: покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, пансионата, санатория, больницы, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения, место работы, место жительства соучастников, свидетелей, потерпевших); выходить из жилого помещения без сопровождения.

В силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное помещение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует «содержание под стражей» (п. 42 ст. 5 УПК). Однако при согласии обвиняемого (подозреваемого) домашний арест может исполняться в месте, указанном в решении суда.

При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц.

Перемена места жительства или пребывания обвиняемым (подозреваемым) допускается по судебному решению, так как это существенно изменяет условия домашнего ареста, установленные решением суда (ч. 4 ст. 110 УПК).

О понятии места жительства см. комментарий к ст. 102 УПК.

4. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу).

При домашнем аресте как правило не запрещается общаться с совместно проживающими лицами.

5. Запрет получать и отправлять корреспонденцию требует расширительного толкования. Согласно закону РФ «О почтовой связи» от 17.07.99 г. № 176-ФЗ (ст. 2) к корреспонденции относятся только простые и регистрируемые письма, почтовые карточки, секограммы (сообщения для слепых), бандероли и мелкие пакеты. При домашнем аресте дополнительно может быть ограничено получение и отправление всех почтовых и телеграфных отправлений (корреспонденции, посылок, прямого контейнера, телеграмм), а также ограничение на пользование иными услугами связи (кроме осуществления почтовых переводов денежных средств).

В целях воспрепятствования производству по делу обвиняемому (подозреваемому) может быть запрещено общаться с журналистами, делать заявления через средства массовой информации.

6. Ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса, радио и др.).

7. Для избрания домашнего ареста необходимо наличие оснований, условий, мотивов и вынесение судом соответствующего постановления или определения (ст. 97, 99, 101 УПК).

8. Закон в качестве специального условия предусматривает, что домашний арест применяется при наличии оснований и условий для заключения под стражу (см. комментарий к ст. 108 УПК) тогда, когда содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого (помещение в следственный изолятор) не целесообразно в силу ряда обстоятельств:

- старческого возраста, тяжелого состояния здоровья, беременности или кормления грудью;

-  особого социального или должностного статуса (по практике Уставов уголовного судопроизводства 1864 года домашний арест применялся к высокопоставленным чиновникам, военным начальникам, депутатам);

- наличия места жительства или пребывания.

- наличия нормативной, организационной и материально-технической базы для исполнения домашнего ареста. На сегодняшний день отсутствие этого условия практически исключает использование данной меры пресечения в практике.

9. Домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу. См. комментарий к ст. 108 УПК.

10. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать.

Токийские правила, утвержденные резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.90 № 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. 2.6; 12.2). В процессе применения не связанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11.).

11. Суд указывает тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Эти органы и должностные лица определяются подведомственными нормативными актами.

При этом редакция ч. 3 комментируемой статьи подчеркивает некоторую «добровольность» домашнего ареста по сравнению с заключением под стражу. Пункт 3.4. Токийских правил (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.90 № 45/110) предусматривает, что не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого и которые применяются до формального разбирательства или суда, требуют согласия обвиняемого. Однако вывод об обязательности согласия обвиняемого для его домашнего ареста (действительно не  связанного с тюремным заключением) является не верным. Во-первых, при домашнем аресте устанавливаются не обязательства, а ограничения. Во-вторых, домашний арест избирается при наличии оснований для заключения под стражу, которое в данном случае нецелесообразно. Поэтому отказ обвиняемого от домашнего ареста «автоматически» влечет заключение под стражу.

Изложенное свидетельствует, что при домашнем аресте присутствует физическое принуждение, которое не позволяет толковать норму ч. 3 ст. 107 так, будто бы запреты «соблюдаются» самим обвиняемым, а органы «надзирают» за этим. В действительности обвиняемый «подвергается ограничениям», а надзирающий орган не может быть пассивным наблюдателем нарушений со стороны обвиняемого (подозреваемого). Эти нарушения должны предупреждаться и пресекаться с помощью соответствующих контролирующих полномочий (выставление охраны, контроля сообщений и переговоров, применение физической силы и специальных средств).

12. Закон не устанавливает специальный срок применения домашнего ареста (об общем сроке действия меры пресечения см. комментарий к ст. 97 и 100 УПК).

Время домашнего ареста засчитывается в срок заключения под стражу (ч. 10 ст. 109 УПК). Соответственно этому время домашнего ареста (в качестве части срока заключения под стражу) должно быть засчитано в срок уголовного наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день (несмотря на то, что в ст. 72 УК РФ это прямо не предусмотрено). Кроме того, процессуальный закон специально устанавливает правило исчисления срока домашнего ареста (ч. 1 ст. 128 УПК).

Эти обстоятельства, содержание запретов при домашнем аресте, а также процедура его применения свидетельствуют о высокой степени принудительности домашнего ареста, которая приближается к заключению под стражу.

12.1. В соответствие с международно-правовыми нормами должен быть установлен специальный срок домашнего ареста по аналогии со сроком заключения под стражу (ст. 109 УПК).

Каждое арестованное лицо имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение (ст. 9 Пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Римской Конвенции). Срок действия меры, не связанной с тюремным заключением, не превышает срока, установленного компетентным органом в соответствии с законом (п. 11.1 Токийских правил).

Если суд при избрании домашнего ареста не установит его срок, то фактически домашний арест будет действовать пока ведется предварительное расследование и судебное разбирательство, то есть до истечения срока давности уголовного преследования (до 15 лет по особо тяжким преступлениям – ст. 78 УК РФ). Это грубо и неоправданно (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ) нарушает международные стандарты и Конституционное право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ). Если суд не установит срок домашнего ареста, то обвиняемый фактически теряет возможность обжаловать неограниченное продление срока содержания под домашним арестом.

Представляется, что суд в постановлении (определении) об избрании домашнего ареста должен установить срок ограничений по правилам ст. 109 УПК РФ. По сходным правилам срок домашнего ареста должен продлятся.

13. Решение суда об избрании домашнего ареста (или в отказе в этом) может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения (ч. 11 ст. 108 УПК). В течение 3 суток кассационная жалоба или представление должны быть рассмотрены кассационной инстанцией. См. комментарий к ч. 11 ст. 108 УПК.

14. Домашний арест может быть отменен или изменен только по решению суда (ч. 4 ст. 110 УПК). Данная норма нуждается в ограничительном толковании. См. комментарий к ст. 110 УПК.

15. При нарушении ограничений и запретов обвиняемым (подозреваемым), содержащимся под домашним арестом, мера пресечения может быть изменена на заключение под стражу (ст. 110 УПК).

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz