Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств

1. Вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

2. Основаниями возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном настоящей главой, являются:

1) вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей настоящей статьи обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду;

2) новые обстоятельства - указанные в части четвертой настоящей статьи обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, устраняющие преступность и наказуемость деяния.

3. Вновь открывшимися обстоятельствами являются:

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

4. Новыми обстоятельствами являются:

1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с:

а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

3) иные новые обстоятельства.

5. Обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

1. Согласно данной статье, основаниями для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном настоящей главой, служат вновь открывшиеся, а также новые обстоятельства. Это соответствует Международному пакту о гражданских и политических правах, по смыслу которого основание для пересмотра окончательных решений судов должно иметь место, "если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки" (п. 6 ст. 14).

Согласно части 2 настоящей статьи вновь открывшиеся обстоятельства должны удовлетворять определенным требованиям: а) они существовали на момент вступления в законную силу приговора или иного судебного решения, б) не были известны суду по объективным причинам, т.е. о них практически невозможно было узнать из материалов дела; в) если бы они были известны суду на момент вынесения решения, оно было бы существенно иным.

Новые обстоятельства обладают следующими признаками: а) в отличие от «вновь открывшихся», новые обстоятельства не существовали на момент вынесения судебного решения и именно поэтому не могли быть известны суду; б) они устраняют преступность и наказуемость деяния.

Однако конкретное содержание, которое в УПК РФ вкладывается в эти понятия, оставляет неразрешенным ряд серьезных проблем:

1) Постановлением от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М.Кульнева, В.С.Лалуева, Ю.В.Лукашова и И.П.Серебренникова Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции такой признак вновь открывшихся обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении приговора или определения (п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК). Это решение было продиктовано стремлением расширить круг оснований для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам для обвиняемого. Суть вопроса состояла в том, что если надзорная инстанция пропустила судебную ошибку, о которой объективно можно было узнать из материалов дела, то это обстоятельство уже нельзя относить к разряду «неизвестных» суду и, следовательно, считать вновь открывшимся. Поэтому если подобный факт выяснялся после рассмотрения дела в порядке надзора последней судебной инстанцией страны — Президиумом Верховного Суда РФ, то по вновь открывшимся обстоятельствам такое дело к производству Президиумом принято быть уже не могло. В итоге допущенная ошибка оставалась неисправленной, а право граждан на судебную защиту нереализованным. Таким образом, Конституционный суд связывает свое решение с отсутствием права повторно использовать надзорную процедуру пересмотра судебного решения для устранения ошибки, пропущенной Президиумом Верховного Суда РФ, ввиду того, что на постановление Президиума больше некуда подать надзорную жалобу, и единственной возможностью остается пересмотр им своего же постановления и предшествующих ему решений по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако, новый Кодекс не решает эту проблему, поскольку оставляет признак неизвестности суду как вновь открывшихся, так и новых обстоятельств на момент вынесения судебного решения и вступления его в законную силу, что по-прежнему блокирует возможность использования данной процедуры пересмотра решений в описанной выше ситуации. Причем это не компенсируется никакими механизмами для повторного использования надзорной процедуры пересмотра решений Президиумом Верховного Суда РФ. Более того, согласно ч. 1 ст. 412, внесение повторных надзорных жалоб или представлений в суд надзорной инстанции, ранее оставивший их без удовлетворения, вообще не допускается. В этой связи также актуально, как и ранее, звучит положение названного постановления Конституционного Суда:

«Анализ действующего законодательства показывает, что в противовес жесткому регулированию, препятствующему высшей судебной инстанции повторно рассматривать дело в надзорном порядке, процедура, предусмотренная статьями 384 - 390 УПК РСФСР (сейчас ст. 413 – 419 УПК РФ – А.С.), могла бы обеспечить гражданам необходимую защиту их прав, ущемленных в результате судебной ошибки. Однако этому препятствует вытекающее из пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР (ныне ст. ч. 2 ст. 413 УПК РФ – А.С.) ограничение круга оснований возобновления дел, что не отвечает конституционно провозглашенным требованиям государственной защиты прав и свобод».

Отсюда можно сделать неутешительный вывод — сохранение законодателем в ст. 413 УПК РФ такого признака вновь открывшихся (а теперь и новых) обстоятельств, как неизвестность их суду на момент вынесения и вступления в законную силу судебного решения, означает не что иное, как нарушение запрета преодолевать юридическую силу решения Конституционного Суда Российской Федерации о неконституционности акта повторным его принятием (ч. 2 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Кроме того, это означает, что такой признак вновь открывшихся обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении приговора или определения, по-прежнему не может приниматься судами во внимание при применении норм гл. 49 ввиду признания его неконституционным. Таким образом, основанием для пересмотра судебных решений в порядке гл. 49 может служить, помимо вновь открывшихся или новых обстоятельств, также и неправосудность вынесенных по делу решений, если она явилась результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона.

2. В связи с тем, что вновь открывшиеся обстоятельства не должны быть известны суду, вынесшему пересматриваемое решение, возникает вопрос, каким образом судья, который единолично рассматривал уголовное дело и сам совершил при этом преступные действия (пункт 3 части 3), мог не знать о собственных преступных действиях? Но если он знал о них, то по буквальному содержанию пункта 1 части 2 данной статьи вновь открывшегося обстоятельства не существует. Очевидно, вновь открывшимися должны считаться не только обстоятельства, не известные суду на момент вынесения пересматриваемого решения или вступления его в силу, но также, хотя и известные суду, но скрывавшиеся им по указанным выше мотивам.

3. В соответствии с пунктом 2 части 2 настоящей статьи новые обстоятельства  – это лишь те, которые устраняют преступность и наказуемость деяния. Таким обстоятельством не может быть декриминализация деяния, т.е. освобождение от наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10  УК РФ, поскольку этот вопрос решается в порядке исполнения приговора (ст. 397 УПК РФ). Однако этими обстоятельствами не могут быть и такие, как необходимая оборона, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения и др. обстоятельства, указанные в гл. 8 УК РФ, поскольку они существовали уже на момент совершения деяния и, следовательно, не подпадают под категорию новых, не существовавших на момент вынесения решения. Точно также не могут считаться новыми и такие, например, обстоятельства, как самооговор осужденного, совершение преступления не тем лицом, которое за него осуждено, обнаружение в живых лица, за убийство которого осужден обвиняемый и т.д. (кроме того, они не устраняют не  преступность и наказуемость деяния, а сам факт деяния).  Но подобные обстоятельства, при появлении о них сведений уже после вступления приговора в законную силу, согласно части 3 комментируемой статьи не могут считаться и вновь открывшимися, поскольку перечень вновь открывшихся обстоятельств в ней дан исчерпывающий.

Нам представляется, что выход из этой непростой ситуации состоит в том, чтобы исполнять названное выше постановление Конституционного Суда РФ. По его смыслу пересмотр вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суда по вновь открывшимся обстоятельствам возможен и в связи с иными, помимо указанных в ч. 3 ст. 413 УПК РФ, обстоятельствами, которые сами по себе либо вместе с ранее установленными доказывают невиновность осужденного или совершение им иного преступления, нежели то, за которое он осужден, а равно доказывают виновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено. Указанные обстоятельства должны пониматься также и под  «иными новыми обстоятельствами», о которых говорится в пункте 3 части 4 данной статьи и которые согласно ч. 4 ст. 415 нуждаются в проведении расследования.

4. Совершенно не понятно, как нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., указанное в качестве нового обстоятельства в пункте 2 части 4 данной статьи, может устранять преступность и наказуемость деяния, что требуется от всех новых обстоятельств согласно пункту 2 части 2? Кроме того, что буквальное толкование данной юридической конструкции приводит к абсурду, это положение вызывает сомнения и с фактической стороны. Дело в том, что в названной Конвенции просто не содержится норм, которые позволяли бы  устранять преступность или наказуемость деяний, предусмотренных внутренним национальным законодательством. Поэтому, на наш взгляд, положения пункта 2 части 4 следует толковать в том смысле, что пересмотр судебного решения по новым обстоятельствам требуется, когда решением Европейского Суда по правам человека при производстве по данному делу были установлены такие нарушения справедливой судебной процедуры (ст. 6 Конвенции) или других ее норм, которые привели либо могли привести к незаконному осуждению лица.

5. Согласно пункту 1 части 2 комментируемой статьи, вновь открывшиеся обстоятельства были неизвестны, но уже существовали на момент вступления судебного решения в законную силу. Это значит, что если эти обстоятельства возникли хотя бы и после вынесения судебного решения, но до окончания рассмотрения дела кассационной инстанцией (например, вступление в законную силу приговора в отношении одного из судей, совершившего преступные действия при рассмотрении данного уголовного дела), они, тем не менее, позволяют осуществить пересмотр судебного решения в порядке гл. 49 настоящего Кодекса.

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz