Гармаев Ю.П. Теоретические основы формирования криминалистических методик расследования преступлений. Автореф. докт. дисс. М., 2003


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


ГАРМАЕВ Юрий Петрович
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДИК РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва. 2003.

Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Работа выполнена на кафедре организации прокурорско-следственной деятельности Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Научный консультант доктор юридических наук, профессор Лубин Александр Федорович

Официальные оппоненты:

Заслуженный юрист РФ, Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Яблоков Николай Павлович

Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Каминский Марат Константинович

доктор юридических наук Бажанов Станислав Васильевич

Ведущая организация: Уральская государственная юридическая академия

Защита состоится 16 февраля 2004 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 170.001.01 Научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации по адресу: 123022, Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Научно-исследова-тельского института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Российская Федерация вступает в Европейское и мировое сообщество с осознанием необходимости усиления борьбы с преступностью. В этом направлении сделано уже немало: с учетом международных стандартов модернизировано уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство; на качественно ином уровне решаются задачи межгосударственного взаимодействия по вопросам противодействия и профилактики преступности; глубокие преобразования коснулись отечественной правоохранительной и судебной системы.

Вместе с тем, учеными и практиками не всегда адекватно оценивается, казалось бы, очевидная закономерность: реализация законодательных, политических, социально-экономических и иных мер борьбы с преступностью должна поддерживаться если не опережающим, то, как минимум, синхронным развитием криминалистики. Наиболее ощутимым и наглядным свидетельством развития данной науки является внедрение эффективных методик расследования преступлений.

Криминализация отдельных видов посягательств в уголовном законе, введение в действие уголовно-процессуального кодекса РФ, иные изменения нормативно-правовой базы, новые и все более опасные проявления современной преступности - эти и другие факторы указывают на необходимость активизации процесса формирования и внедрения новейших методик расследования и совершенствования существующих. Однако этот процесс, по меньшей мере, запаздывает. В публикациях последних лет (В. П. Бахин, Р. С. Белкин, А. Н. Васильев, В. Е. Корноухов и др.) все чаще констатируется состояние упадка заключительного, синтезирующего раздела криминалистической науки, его слабая теоретическая разработанность и, как результат, - "отставание" научно-методических рекомендаций от насущных потребностей практики1.

По мнению автора, одна из главных причин последнего заключается в отсутствии надлежащих научных средств - комплексных методологических разработок, направленных на формирование криминалистических методик расследования преступлений.

Принято считать, что впервые научные подходы к изучению криминальных явлений и методов их расследования были применены в конце XIX - начале XX века Г. Гроссом и его последователями (О. Вендель, Р. Гейндль, М. Геринг, Ф. Зеланд, Ф. Мейкснер, Р. Рейнгард, Р.-А. Рейсс, А. Свенссон, Г. Шнейкерт, В. Штибер). В тот период усилия российских ученых направлялись, прежде всего, на практическое внедрение криминалистических методических рекомендаций (В. И. Громов, В. И. Лебедев, П. И. Люблинский, И. М. Снигирев).

В советское время появилось немало публикаций в рамках заключительного раздела криминалистики. Однако в большинстве работ по-прежнему рассматривались различные аспекты использования рекомендаций в практике либо преследовались дидактические цели.

Труды О. Я. Баева, Р. С. Белкина, А. Н. Васильева, И. А. Возгрина, В. К. Гавло, И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина, М. К. Каминского, В. Н. Караго-дина, В. Я. Колдина, А. Н. Колесниченко, В. Е. Корноухова, А. Ф. Лубина, И. М. Лузгина, В. А. Образцова, С. Н. Чурилова, А. С. Шаталова, Н. П. Яблокова и других ученых посвящены общим положениям криминалистической методики расследования (как раздела науки), в том числе отдельным аспектам формирования методик (как продукта науки). Рассматриваются их генезис, принципы построения и использования, классификация, элементная структура, содержание и др. Имеющиеся исследования обогащают современную криминалистику важными положениями и выводами, они были внимательно изучены и учтены при подготовке данной диссертационной работы.

Вместе с тем, несмотря на значительный интерес научного сообщества к вопросам разработки и модернизации криминалистических методик, выделение данного направления как приоритетного в науке (О. Я. Баев, 2000; И. А. Возгрин, 2003; С. Н. Чурилов, 2002), существующие разработки не охватывают на монографическом уровне проблему построения универсальной и целостной концепции формирования методик расследования преступлений: от теоретического моделирования до разработки на этой основе конкретных методик, их апробации и внедрения в практику.

Эти и другие аспекты сложившейся ситуации в криминалистической науке, наряду с проблемой острого дефицита качественных методик расследования в практике правоохранительных органов, обусловили выделение объекта и предмета диссертационной работы.

Объектом исследования выступает, с одной стороны, деятельность по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, с другой, деятельность по расследованию, раскрытию и доказыванию, а также процесс и научные результаты исследований криминалистов, связанные с формированием методик расследования преступлений.

Предметом исследования являются теоретические и методологические закономерности и особенности, связанные с формированием, последующим анализом и экспериментальной проверкой базовой и конкретных методик расследования преступлений.

Цель диссертационного исследования - создание универсальной теоретической основы для формирования криминалистических методик расследования отдельных видов и групп преступлений.

Основная гипотеза исследования, выдвинутая в соответствии с его целью, состоит в том, что формирование криминалистических методик расследования преступлений может быть реализовано в рамках целостной теоретико-методологической программы.

Сформулированная цель и основная гипотеза исследования обусловили выделение и последовательное решение следующих задач:

- определить общие предпосылки исследования, в частности, изучить криминалистическую методику в ее историческом аспекте, обращая внимание на то: а) как это явление возникло; б) какие основные исторические этапы прошла в своем развитии; в) каково ее современное состояние;

- оценить уровень разработки проблемы, дать сравнительный анализ научных позиций в отношении формирования конкретных методик расследования преступлений;

- изучить имеющиеся конкретные методики расследования, посвященные наиболее сложным и общественно опасным видам преступной деятельности;

- обосновать необходимость формирования и исследования универсальной, базовой методики расследования преступлений, дающей четкое представление о параметрах того научного продукта, который должен производиться на ее основе;

- рассмотреть проблемы классифицирования криминалистических методик, тенденции их систематизации, выбора оснований для их формирования;

- экспериментально проверить выдвигаемые теоретико-методологические положения путем демонстрации процесса и результата формирования конкретного комплекса рекомендаций по расследованию определенной группы преступлений.

Методология диссертационного исследования представлена диалектическим методом познания, системным, комплексным подходом к изучению явлений, входящих в объект исследования. В работе над диссертацией использованы положения функционального, деятельностного подходов, методы экстраполяции, моделирования, наблюдения, сравнения и эксперимента, а также исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологические (в частности, анкетирование, интервьюирование, метод экспертных оценок) и статистические методы, другие общенаучные и специальные методы криминалистики.

Материал излагается методом восхождения от абстрактного к конкретному. Есть основания полагать, что включенные в диссертацию конкретные результаты - экспериментальная часть исследования - дают возможность судить о степени достоверности выдвигаемых методологических положений.

Теоретическую основу исследования составили труды ведущих отечественных криминалистов и процессуалистов: Т. В. Аверьяновой, А. И. Алексеева, О. Я. Баева, С. В. Бажанова, Р. С. Белкина, А. Р. Белкина, В. П. Божьева, В. С. Бурдановой, А. Н Васильева, А. И. Винберга, И. А. Возгрина, В. К. Гавло, И. Ф. Герасимова, Г. А. Густова, В. И. Громова, Л. Я. Драпкина, А. В. Дулова, В. А. Жбанкова, Л. А. Зашляпина, Г. Г. Зуйкова, Е. П. Ищенко, М. К. Каминского, В. Н. Карагодина, Н. М. Кипниса, В. Я. Колдина, В. И. Комисарова, Ю. В. Кореневского, В. Е. Корноухова, А. Н. Колесниченко, А. М. Ларина, А. Н. Ларькова, В. И. Лебедева, А. А. Леви, А. Ф. Лубина, И. М. Лузгина, П. А. Лупинской, Г. Ю. Маннса, И. Б. Михайловской, В. А. Образцова, А. Р. Ратинова, В. И. Рохлина, Н. А. Селиванова, А. Б. Соловьева, В. Ф. Статкуса, М. С. Строговича, А. Я. Сухарева, В. Г. Танасевича, М. Е. Токаревой, Ю. Г. Торбина, С. Н. Чурилова, С. А. Шейфера, В. И. Шиканова, А. А. Эйсмана, А. А. Эксархопуло, Н. П. Яблокова и других ученых.

Исследование проводилось, прежде всего, с опорой на положения общей и частных теорий криминалистики, достижения криминалистической методики расследования преступлений как раздела науки, с использованием целого ряда теоретических разработок, посвященных исследованию механизма преступной деятельности, криминалистической характеристики преступления, криминалистических классификаций, версий и планирования расследования, преодоления противодействия предварительному расследованию, тактических операций и др.

В качестве теоретической основы использованы также фундаментальные разработки различных наук: философии, логики, социологии, психологии, педагогики, истории, общей теории права, уголовного права, криминологии, уголовного процесса, теории оперативно-розыскной деятельности.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, действующее уголовное, уголовно-процессуальное, таможенное и валютное законодательство, законодательство об административных правонарушениях, федеральные законы "О прокуратуре Российской Федерации", "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", "Об оперативно-розыскной деятельности" и другие законы, имеющие отношение к предмету исследования, а также ведомственные нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры РФ и других правоохранительных органов.

Познание закономерностей формирования и использования криминалистических методических рекомендаций потребовало предметного изучения практики Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, касающейся вопросов уголовного судопроизводства, прежде всего, его досудебных стадий.

Эмпирическая база исследования. Достоверность и обоснованность выводов, сформулированных в рамках исследования, обеспечены, в первую очередь, комплексным подходом к процессу сбора и анализа эмпирического материала. Основные этапы работы над диссертацией охватывают десятилетний период.

На первом этапе (1993-1999 гг.) автор, работая следователем прокуратуры, специализировался в основном на расследовании должностных преступлений, в том числе в таможенных органах, и преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности (ВЭД), что позволило ему непосредственно изучить и проанализировать практику борьбы с этими посягательствами, разработать и внедрить отдельные рекомендации по их расследованию.

На втором этапе исследования (1999-2001 гг.) была выдвинута гипотеза об уязвимости уже существующих в криминалистике научных подходов к формированию методик расследования. Начат поиск возможностей моделирования схемы базовой методики. Работа в должности заместителя прокурора по надзору за следствием и дознанием позволила изучать и анализировать большое количество уголовных дел различных категорий. В этот период сформированы комплексы методических рекомендаций по расследованию нескольких видов преступлений.

На третьем этапе исследования (2001-2003 гг.) сформулированы основные теоретические положения о формировании криминалистических методик расследования преступлений. Работа в Иркутском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ дала возможность анализировать материалы уголовных дел, статистические и иные данные из правоохранительных органов большинства регионов России (преимущественно Сибирского, Дальневосточного и Уральского федеральных округов). В рамках всех этапов исследования автором изучено 1 200 уголовных дел различных категорий, 3 500 материалов об отказе в возбуждении уголовного дела. Предметом специального рассмотрения стали 850 административных дел о нарушении таможенных правил (дела о НТП), материалы проверок, проводимых органами валютно-экспортного контроля (ВЭК РФ) и другими организациями (90 материалов проверок), а также 121 дисциплинарное производство в отношении адвокатов по фактам незаконного противодействия предварительному расследованию. Проинтервьюировано 820 работников прокуратуры, МВД, ГТК РФ, адвокатов, экспертов и специалистов.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые на монографическом уровне осуществлено комплексное исследование проблемы формирования криминалистических методик расследования преступлений. Разработаны теоретические основы концептуально нового подхода, включающего характеристику базовой методики расследования как универсальной модели, используемой для формирования конкретных методик. Впервые предложена функциональная и логическая структура базовой методики, обоснованы ее функциональная цель и другие ключевые элементы.

Кроме того, новизной обладают авторские подходы к решению таких важных научных проблем, как классификация конкретных методик, анализ взаимосвязей между ними; характеристика источников криминалистических методических рекомендаций, конкретизация этих источников и анализ путей их использования для разработки конкретных методик; выбор основных направлений, общего алгоритма формирования, системного построения и развития комплексов криминалистических методик.

В своей совокупности диссертационные положения могут быть использованы в качестве теоретической и методологической базы для последующих научно-криминалистических исследований преступной деятельности и деятельности по расследованию, раскрытию и доказыванию, которые, при благоприятных факторах, возможно, составят особое научное направление.

Положения, выносимые на защиту. На защиту выносится целостная теоретико-методологическая концепция, в которой следует выделить следующие основные положения:

1. Создание любой конкретной методики предполагает наличие базовой методики как универсальной модели, которая отражает не специфику деятельности субъектов расследования, не ее информационно-содержательную сторону, а только два аспекта: функциональный и логический.

2. Функциональная структура базовой методики включает следующие элементы: цель-результат; предмет-основание; средства; субъекты-исполнители.

3. Формирование системы доказательств, необходимых для обоснования правовых решений по уголовному делу, является функциональной целью базовой методики, а равно и любой конкретной методики расследования. Данная цель обусловливает функциональную структуру и содержание методик. Ясное понимание всеми субъектами-исполнителями единой цели методики определяет принятие ими оптимальных решений, высокую эффективность взаимодействия.

4. Логическая структура базовой методики расследования представляется как система этапов: проверочного; версионного; планирования; реализации плана проверки версий. Каждому из этапов соответствует перечень задач и рекомендуемых для их решения мероприятий. Данная структура имеет универсальную логику, основанную на условно-вероятностных суждениях по типу "если … , то, вероятно, …".

5. При формировании конкретной методики необходимо рекомендовать субъектам-исполнителям осуществление двух видов деятельности: а) мыслительной, основное содержание которой - криминалистический анализ информации; б) практической, основное содержание которой - конкретные мероприятия, связанные с проверкой версий;

6. В содержание конкретных методик включаются рекомендации по взаимодействию следователя с другими участниками уголовного судопроизводства, а также типовые модели противодействия предварительному расследованию, средства и способы их нейтрализации.

7. При выборе оснований и в процессе формирования методик расследования учитываются тенденции их укрупнения и комплексности, взаимосвязи между методиками разного объема и уровня общности (полные и сокращенные, общие и частные и др.), необходимость их системного построения и развития.

8. Любую общую методику как совокупность рекомендаций высокой степени общности необходимо формировать, исследовать и использовать в двух аспектах: а) как самостоятельный комплекс рекомендаций ("конечный продукт" криминалистики); б) как систему входящих в нее полноструктурных и сокращенных частных методик (инструмент для разработки и использования конечного продукта).

9. Экспериментальным обоснованием заявленной теоретико-методологической концепции являются результаты формирования конкретных методик расследования преступлений, в которых необходимо выделить следующие положения:

- Методика расследования преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности (ВЭД) формируется на основе базовой методики с использованием положений криминалистической характеристики данного вида преступлений. Соответственно, на каком качественном уровне методологии исследован этот вид преступной деятельности, на таком же уровне может быть сформирована и методика расследования преступлений в сфере ВЭД.

- В качестве основания формирования общей комплексной методики расследования преступлений в сфере ВЭД выступают два критерия: 1) уголовно-правовой, объединяющий основные (таможенные) и сопутствующие (экономические, служебные, иные), то есть разнородные преступные посягательства; 2) криминалистический, то есть сфера экономики - внешнеэкономическая деятельность, объединяющая различные виды посягательств, исходя из подсфер ВЭД, субъектов ВЭД и др.

- В сложную, многоуровневую систему методики расследования преступлений в сфере ВЭД, помимо других комплексов методических рекомендаций, входит частная методика расследования должностных преступлений в таможенных органах. Она, как и любая конкретная методика, формируется на основе функциональной и логической структуры базовой модели, анализа взаимосвязей между элементами ее содержания.

- Выделенные и взаимосвязанные элементы криминалистической характеристики должностных преступлений в таможенных органах должны выступать в качестве основы для типовых версий в методике (через следы и последующий их анализ). Иерархическая система типовых версий закономерно превращается в систему обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию. Устойчивые программы проверки типовых версий и есть сущность и основное содержание данной методики.

- В содержание методики расследования должностных преступлений в таможенных органах, кроме прочего, включаются данные о типичных по делам данной категории актах противодействия предварительному расследованию, в том числе со стороны адвокатов - защитников обвиняемых. Прогнозируются вероятные последствия, даются рекомендации по планированию и реализации мероприятий по нейтрализации противодействия.

Теоретическая значимость исследования. Результаты настоящей работы могут рассматриваться как средство решения крупной научной проблемы формирования научно обоснованных и практически значимых методик расследования преступлений.

Разработанная концепция призвана внести определенный вклад в развитие общей теории криминалистики, ее заключительного раздела "Методика расследования преступлений", а также в ряд важных научных направлений: криминалистической характеристики преступления; криминалистических версий и планирования; преодоления противодействия предварительному расследованию и в некоторые другие.

Практическая значимость исследования определяется его общей направленностью на совершенствование деятельности по борьбе с преступностью. Отдельные диссертационные положения демонстрируют новые подходы не только к формированию, но и к практическому применению криминалистических методик.

Экспериментальная часть диссертации представлена основами методики расследования преступлений в сфере ВЭД и входящей в ее структуру частной методикой расследования должностных преступлений в таможенных органах. Эти разработки являются не только демонстрацией исследовательского подхода, но и конкретными комплексами методических рекомендаций, наряду с другими результатами диссертации, широко внедренными в практику правоохранительных органов в виде монографий, методических пособий, статей, опубликованных в федеральных, в том числе ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях.

Диссертационные положения стали основой для разработки и внедрения в практику методических рекомендаций по расследованию контрабанды автомашин, преступного невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте, преступной деятельности адвокатов в уголовном судопроизводстве и др.

Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические положения и выводы, а также прикладные аспекты исследования, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в трех монографиях автора, в том числе - одноименной (2003 г.), а также в четырех пособиях, научных статьях (всего 70 публикаций общим объемом свыше 110 п.л.).

Результаты исследования докладывались на международной конференции "Экономические правонарушения: история, состояние, проблемы борьбы" (Екатеринбург, 2002 г.), всероссийской конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А. Н. Васильева (Москва, 2002 г.), всероссийской конференции "Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовного процессуального законодательства" (Екатеринбург, 2003 г.), на всероссийских и региональных научно-практических конференциях (Улан-Удэ, 1998-2002 гг.; Иркутск, 2003 г., Саранск, 2002-2003 гг.; Н. Новгород, 2003 г. и др.).

Сформулированные в рамках исследования научно-практические положения используются в деятельности Управления криминалистики Генеральной прокуратуры РФ, прокуратур Красноярского края, Республики Алтай и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, прокуратуры и МВД Республики Бурятия, правоохранительных органов других субъектов Российской Федерации, а также в учебном процессе Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, Нижегородской академии МВД РФ, Сибирского юридического института МВД РФ, Байкальского государственного университета экономики и права, юридического факультета Бурятского государственного университета.

Результаты исследования внедрены в учебный процесс Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, а также апробированы в рамках выездных семинаров по обмену опытом и повышению квалификации прокуроров и следователей регионов Сибири и Дальнего Востока (10 выездных семинаров в 7 субъектах Российской Федерации).

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя введение, пять глав, объединяющих 13 параграфов, заключение и библиографический список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении отмечается актуальность темы диссертационной работы, обосновываются цель и задачи исследования, определяются объект и предмет, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются методологические основы, теоретическая и практическая базы исследования, раскрывается его научная новизна и практическая значимость, приводятся сведения об апробации.

Глава I "Общие предпосылки и основные гипотезы исследования" включает три параграфа.

Параграф первый "Основные исторические этапы формирования криминалистических методик расследования преступлений" посвящен изучению криминалистической методики в ее историческом аспекте. В предпринятом исследовании автор значительное внимание уделяет следующему: а) как это явление возникло; б) какие основные этапы прошла в своем развитии криминалистическая методика; в) каково ее современное состояние. Такой подход позволил определить тенденции ее развития и прогнозировать состояние в будущем.

Исторический опыт показывает, что зачатки криминалистических методических рекомендаций закономерно появляются там и тогда, где и когда появляется систематизированное знание о том или ином виде преступной деятельности. Автором выделяются несколько основных этапов развития представлений о формировании методических рекомендаций:

- первичное накопление эмпирического материала - наблюдение за фактами, донаучный этап, или "слепая" стадия, в которой главная трудность формирования методических программ - "непроторенность связей"; практика еще не приобрела массовый характер и потому затруднительно обнаружить устойчиво повторяемые ситуации и задачи;

- "первопроходческий" этап - обобщение накопленного материала; здесь еще нет достаточно сильной обратной связи, научной рефлексии, но "методические тропы" (закономерности формирования и использования рекомендаций в расследовании) уже намечаются;

- "социологический" этап - осмысленный этап развития криминалистической методики; произошел качественный рост однажды познанного. "Методические тропы" не только отчетливо наметились, но и стали осознаваться как норма, как типичное и устойчивое проявление закономерностей расследования преступлений.

В диссертации анализируется история формирования методических рекомендаций как в России, так и за рубежом. Отечественный опыт исследуется, начиная с эпохи судебников, уставных и наказных грамот XV-XVI вв., с момента появления в русском праве понятия государственных преступлений.

Особое внимание уделяется рассмотрению двух принципиально важных факторов: 1) появлению некоего стандарта взглядов об уровне формирования криминалистической методики и качестве ее содержания; 2) возникновению научного сообщества юристов-криминалистов в России и за ее пределами. Эти факторы были мощными катализаторами процесса самосознания криминалистики, но не заменителями его. Капитал идей прошлого сильнейшим образом сказывается на методологической сфере современных криминалистических исследований.

Во втором параграфе "Уровень разработки проблемы: сравнительный анализ научных позиций" анализируются сложившиеся в научном сообществе взгляды на состояние криминалистической методики как научного раздела, научного продукта, учебной дисциплины. Выделяется парадигма - совокупность относительно устоявшихся взглядов как отражение стабильного состояния науки. В поисках конструктивных положений анализируются некоторые "отклонения" от парадигмального знания.

Проведенный анализ позволил определить авторскую позицию относительно того, что характерной приметой современного состояния криминалистической науки становится выделение методологического направления, его постепенная и вполне закономерная самоизоляция. Между тем в научных работах не всегда отчетливо проводится разграничение между теорией и методологией. Последнее есть не что иное, как специфическое отношение аналитического, исследовательского характера. Если теория - это содержательный аспект научной работы, то методология - конструктивно-логический, отражающий технологическую сторону исследовательского процесса. По нашему глубокому убеждению, криминалистическая методика становится частью науки только тогда, когда наблюдается ее проникновение в саму себя, ведется слежение за собственным процессом развития и качественным уровнем научных продуктов - методических разработок. Это позволило прийти к выводу, что в настоящее время методологическая функция науки, направленная на конструирование методик, обеспечена не в полной мере.

Так, исследование показало, что авторы рекомендаций чаще всего затрудняются в определении неразрывной, "генетической" связи между новой криминалистической характеристикой преступления и новой методикой расследования. В разное время М. К. Каминский и В. А. Образцов обратили внимание на одно существенное обстоятельство: структура преступной деятельности и структура расследования преступления должны как-то соответствовать друг другу. Однако констатация такой связи автоматически не отвечает на вопросы: 1) в какой мере криминалистическая характеристика преступления детерминирует структуру собственно методики и наоборот; 2) должны ли быть изучаемые типы деятельности изоморфными по структуре и инвариантными применительно к отдельным видам и группам преступлений.

Пытаясь решить общие и частные проблемы формирования новых методик, современная криминалистика закрепила некоторые старые ошибки и концептуальные заблуждения. В диссертации анализируются происхождение, сущность, степень отрицательного влияния и средства преодоления каждого такого заблуждения.

Параграф третий "Постановка проблемы и основные гипотезы" включает обоснование взглядов автора на методологические аспекты, понятийный аппарат и основные предпосылки исследования. Не вызывает сомнений следующий тезис: в какой мере исследована преступная деятельность, в такой же мере формируется конкретная методика расследования преступлений. Иначе говоря, если, например, исторический этап изучения преступной деятельности оценивается как донаучный, то такова же характеристика развития криминалистической методики. Между различными уровнями данного явления существуют пропорциональные закономерные связи-соответствия, а именно: если уровень качества технологии формирования методик может быть оценен как средний (низкий, высокий), то и качество продукции - самих методик - будет средним (низким, высоким). Правомерно сказать то же самое относительно закономерных отношений между качеством продукции и эффективностью ее сбыта - степенью освоения конкретных методик на практике. Таким образом, все зависит от самого верхнего уровня - уровня формирования, то есть от качества технологии на "фабрике методик".

Одной из центральных гипотез исследования автор выдвигает положение, что создание любой конкретной методики предполагает наличие универсальной модели, или базовой методики расследования преступлений. Представляется, что базовая методика в той или иной мере является отображением базовой криминалистической характеристики преступной деятельности. Соответственно, конкретная методика существует как отображение криминалистической характеристики преступлений определенного вида, группы. Типичная преступная деятельность порождает типичные же модели деятельности следственной. Соответственно, всякое изучение криминалистикой отдельного вида преступных проявлений - это основа для формирования соответствующей методики расследования. В развитие концепции А. Ф. Лубина (1997), выдвигается гипотеза, что именно в модели механизма преступной деятельности имеются такие свойства и их отношения, следствия которых позволяют формировать структуру конкретной методики расследования. Цель изучения преступной деятельности выражается в том, что любой выделенный структурный элемент в ее механизме может выступить в качестве основы для выдвижения версии. Если выделенные элементы закономерно связаны между собой, то таким же образом - закономерно - между собой связаны и версии. Исследование преступной деятельности одновременно означает и создание предпосылок для формирования иерархической системы типовых версий.

В качестве еще одной гипотезы исследования автор принимает и развивает идеи Р. С. Белкина (2001), сформулировавшего основные направления дальнейшего комплексирования частнометодических криминалистических рекомендаций: 1) разработка методик, обусловленных появлением новых составов преступлений, а также совершенствование существующих методик, связанное с появлением новых способов совершения преступлений и т. п.; 2) создание методик более высокого уровня обобщения, охватывающих несколько видов и даже родов преступных посягательств, но совершаемых не вообще, а в специальных условиях, определенной категорией лиц и т. д. Этим направлениям, вероятно, в какой-то мере должна соответствовать любая вновь разрабатываемая либо модернизируемая методика расследования.

Следующая предпосылка исследования связана с представлениями о структуре конкретных методик. Вполне объяснима относительная устойчивость мнений о разграничении первоначального, последующего и заключительного этапов расследования. Но подобное деление в равной мере относится к любому виду человеческой деятельности, поэтому вряд ли такая структура имеет криминалистическое значение. Диссертант поддерживает позицию авторов, утверждающих, что криминалистическая классификация этапов расследования должна быть направлена на выявление, прежде всего, информационно-познавательной стороны этого процесса (В. Я. Колдин, 1985).

Наконец, выдвигается еще одна важная гипотеза: у базовой и каждой конкретной методики расследования должна быть обозначена определенная цель. Она предопределяет процесс и хотя относится к будущему, однако, существенным образом влияет на деятельность субъекта в настоящем.

Вторая глава "Формирование базовой методики расследования преступлений" состоит из трех параграфов.

В параграфе первом "Обоснование структуры и цели базовой методики расследования преступлений" диссертант проверяет ранее выдвинутую гипотезу о необходимости создания базовой методики расследования преступлений. Для этого, по его мнению, во-первых, нужно найти приемлемый методологический компромисс между неповторимостью проявлений криминалистической деятельности и общностью базовой методики. Во-вторых, не столько развести структуры базовой и конкретной методик, сколько "помирить" их, как проявление единства многообразия. В-третьих, следует определить собственное отношение к некоторым смежным категориям, таким, как "общий метод расследования", "принципы", "общие положения криминалистической методики" и др.

Авторская позиция определяется следующим: базовая методика в предлагаемом контексте отражает не специфическую окраску деятельности субъектов расследования, не ее информационно-содержательную сторону, а только два аспекта: функциональный и логический. То есть речь идет об оптимальной структуре любой методики, но не об ее реализации на практике. Базовая методика - это "чистая структура". Она, с точки зрения функциональности, предполагает четкое представление о параметрах того научного продукта, который должен создаваться с ее помощью.

Методологическим требованием к исходному представлению базовой модели методики расследования преступлений выступает принцип инвариантности для последующих теоретических положений системы соподчиненных понятий. Так, предполагается, что должны быть выделены: 1) цель-результат базовой методики; 2) предмет-основание; 3) средства методики; 4) субъекты-исполнители.

При этом не следует оценивать как противоречивые два пути исследования: либо детальный анализ структурных элементов и последующее понимание связей между ними, либо изучение связей и получение за счет этого представлений об элементах. Оба направления в равной мере могут содействовать разработчику при формировании конкретных рекомендаций. Экспериментальная часть настоящего исследования, в целом, подтверждает эти положения.

На начальном этапе любого исследования доминирует проблема центрального понятия. В нашем случае именно цель базовой методики расследования преступлений была избрана в качестве ключевой дефиниции. С момента начала судебной реформы относительно цели доказывания в уголовном судопроизводстве ведутся довольно острые дискуссии. По-прежнему велика инерционная сила так называемой объективной истины. Автор доказывает, что не ее достижение, а прежде всего собирание, проверка и оценка минимальной совокупности доказательств, необходимых для обоснования правовых решений по уголовному делу, является основной функциональной целью базовой, а за ней и конкретных методик расследования.

В параграфе втором "Структура, предмет, субъекты и средства базовой методики расследования преступлений" отмечается, что устоявшиеся представления о структуре конкретных методик расследования отражают только элементный аспект модели. Диссертант демонстрирует преимущество функционального подхода: он дает возможность перейти от строения объекта к понятию его организации. Если элементная схема предполагает только понимание содержания, причем, далеко не всегда, то функциональная позволяет анализировать это содержание.

Предметом базовой методики как целеустремленной функциональной системы является преступная деятельность, ее следовые картины, которые превращаются системой в доказательства. В связи с этим важно отметить, что острая научная дискуссия относительно концепции криминалистической характеристики преступления стала результатом того, что большая часть соответствующих разработок оказалась малопригодной для формирования и использования методик. Не соблюдаются, как минимум, два основных требования: 1) выделенные элементы и признаки в криминалистических характеристиках определенных видов посягательств не всегда существенны, а те, которые необходимы, часто отсутствуют; 2) не исследуются важные для следственного поиска корреляционные связи и зависимости между элементами этих характеристик.

В результате не хватает главного - информационной основы для выдвижения типовых версий, точнее сказать, иерархического дерева типовых версий. При этом элементно-функциональная модель преступной деятельности должна находиться в изоморфном отношении только к структуре версионного анализа в методике (А. Ф. Лубин, 1995). Именно в этом и должна состоять "зеркальность" двух систем - криминалистической характеристики и криминалистической методики.

В качестве субъектов-исполнителей базовой методики расследования определяются: следователь, дознаватель, сотрудник органа дознания, осуществляющего ОРД, прокурор, начальник следственного отдела, эксперт, специалист. Крайне важно в процессе разработки конкретной методики учитывать, что ее пользователями должны быть различные субъекты. При этом рекомендации должны охватывать наиболее эффективные по делам данной категории формы и средства взаимодействия на основе его принципов, обоснованных в диссертации.

В качестве средств базовой методики выступают три группы: 1) информационные средства (включая теоретические и эмпирические); 2) процедурные (тактико-организационные); 3) технические. Автором анализируется каждая из названных групп средств.

В диссертации представлена логическая структура базовой методики расследования, которая включает четыре этапа; задачи, соответствующие каждому из них; рекомендуемые для решения задач мероприятия (табл. 1).

Таблица 1

Логическая структура базовой методики расследования
Этапы Совокупность основных целей и задач
I Проверочный
Дать рекомендации по выявлению признаков готовящегося, совершаемого или совершенного преступления: по установлению следов расследуемого события, анализу и проверке исходной информации.
II Версионный
Дать рекомендации по формированию версий (о предполагаемых субъектах, способах совершения деяний и т. д.), по выведению следствий из этих версий.
III Планирование
Дать рекомендации по формулировке вопросов, подлежащих установлению и доказыванию, по подбору мероприятий, исполнителей, по определению последовательности выполнения мероприятий, сроков.
IV Реализация плана проверки версий
Дать рекомендации по выполнению плана расследования: по выбору и использованию тактических, технических и иных средств.

Далее в работе раскрывается внутренняя структура каждого этапа методики, дается полный перечень задач, соответствующих каждому этапу, перечисляются рекомендуемые для решения каждой задачи мероприятия и их комплексы. Эти рекомендации сведены в наглядные таблицы для каждого этапа.

Третий параграф "Содержание базовой методики расследования преступлений". Автором отмечается, что предлагаемая логическая структура базовой методики независимо от "внешних" форм деятельности субъектов-исполнителей имеет универсальную логику, основанную на условно-вероятностных суждениях по типу "если … , то, вероятно, …". Соответственно, та деятельность, которую рекомендуется осуществлять субъектам-исполните-лям, должна достаточно четко подразделяться на два вида: 1) мыслительная деятельность; 2) практическая деятельность. В качестве основного содержания мыслительной деятельности предлагается иерархическое версионное предвидение наличия следовых картин, обработка информации и ее систематизация в сознании субъекта-исполнителя. Содержанием практической деятельности являются конкретные мероприятия, связанные с непосредственной проверкой версий: обнаружение, фиксация носителей информации и превращение информации в доброкачественные доказательства.

Исходя из структуры базовой методики, в процессе формирования конкретных рекомендаций может быть предложена следующая логика деятельности субъектов-исполнителей:

1) если первоначально полученные данные (исходная информация) достоверны (1-й этап), то,

2) вероятно, действующими лицами могут быть такие-то субъекты преступления, и они действовали, скорее всего, таким-то способом, и тогда остались такие-то следы (2-й этап), соответственно,

3) если это так, то, вероятно, следовало бы установить и доказать такие-то обстоятельства, для чего составить соответствующий план и подобрать такие-то мероприятия для его реализации (3-й этап), и тогда,

4) если запланированы мероприятия, то каждому из них следует подобрать и реализовать такие-то процессуальные действия, тактические, технические, организационные средства и методы, а затем проанализировать полученные результаты (4-й этап) и, если необходимо, вернуться к предыдущим этапам.

При этом и мыслительная, и практическая деятельность на каждом этапе методики расследования должны быть связаны с использованием априорных знаний о преступной деятельности. Любой выделенный структурный элемент в криминалистической модели преступления может и должен выступить в качестве основы для выдвижения версии (через следы и последующий их анализ). Если выделенные элементы криминалистической модели преступления закономерно связаны между собой, то таким же образом - закономерно - между собой связаны и следы, и версии. Далее, иерархическая система типовых версий как результат исследования криминалистической модели преступления вполне логично превращается в систему обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию. Налицо закономерная связь между криминалистической базовой моделью преступной деятельности - через версии - с базовой методикой расследования.

Далее диссертант анализирует особенности криминалистического версионного анализа, форм его представления в конкретной методике, им исследуются вопросы планирования проверки версий, правила представления и использования плана в методике.

Изучение правоприменительной практики и анализ научных исследований (В. Н. Карагодин, 1992; В. Е. Корноухов, 2000 и др.) показывают, что в современных условиях в рамках расследования любого уголовного дела особое значение приобретают задачи преодоления противодействия предварительному расследованию. Автором делается существенное уточнение к вопросу о субъектах противодействия: в криминалистической литературе как бы не принято выделять адвоката - профессионального защитника - в качестве такого субъекта. Однако в условиях действия УПК РФ, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре адвокат-защитник закономерно становится все более сильным и влиятельным процессуальным противником стороны обвинения. Отмечается необходимость признания того факта, что акты противодействия предварительному расследованию со стороны адвокатов и при их участии, как правило, являются наиболее продуманными и эффективными в правовом и тактическом плане. По мнению автора, в структуру и содержание базовой и конкретных методик обязательному включению подлежат общие и частные типовые модели противодействия предварительному расследованию, рекомендуемые средства и способы их нейтрализации. Особое внимание следует уделять типичным актам противодействия со стороны профессиональных защитников, рекомендовать законные и этически допустимые средства и методы их нейтрализации, среди которых приоритетными являются бесконфликтные, компромиссные.

Глава 3 "Классификация криминалистических методических рекомендаций" включает четыре параграфа.

В первом параграфе "Сравнительный анализ научных позиций" отмечается, что в начале процесса разработки любой методики расследования необходимо выбрать основание ее формирования - вид или группу преступлений. Данное основание всегда должно опираться на научно обоснованную и практически значимую классификацию.

К проблеме классификации методик обращались многие ученые. Среди них Р. С. Белкин, А. Н. Васильев, И. А. Возгрин, В. К. Гавло, И. Ф. Герасимов, А. Н. Колесниченко, В. Е. Корноухов, В. А. Образцов, В. Г. Танасевич, Н. П. Яблоков и другие авторы. Активные дискуссии развернулись по поводу двух оснований деления: по отношению к уголовно-правовой классификации и по степени общности рекомендаций (для краткости они обозначены, соответственно, как "предметная" и "вертикальная" классификации).

В литературе явно прослеживаются две основные тенденции развития методик: 1) укрупнение методических рекомендаций; 2) охват методическими рекомендациями разнородных преступлений (тенденция комплексности).

Анализ научных позиций позволил автору прийти к некоторым конструктивным обобщениям.

1. Все мнения учитывают множественность классификаций методик расследования, предлагаются разнообразные основания деления, среди которых базовой признается уголовно-правовая. Однако учеными также подчеркивается важность криминалистических классификаций по ряду различных оснований.

2. Отмечается единство мнений о том, что методики расследования подлежат разграничению по степени общности.

3. Многие ученые развивают идею необходимости укрупнения методических рекомендаций путем создания методик большей степени общности или группировки однотипных методик.

4. Большинство исследователей отмечает необходимость разработки комплексных методик как объединяющих в едином комплексе рекомендации по расследованию нескольких различных видов преступлений.

Между тем, как показал проведенный анализ, разногласий в позициях ученых значительно больше, чем сходных мнений, что отрицательно сказывается на систематике науки, на разработке новых методик, на структуре научных и учебно-методических изданий.

В параграфе втором ""Вертикальная" классификация методик расследования преступлений" отмечается, что наиболее значимой является классификация по степени общности и уровню конкретизации рекомендаций (вертикальная классификация). В соответствии с ней все без исключения методики следует разделить на общие и частные.

Авторская позиция выражается в том, что общая методика как система рекомендаций высокого уровня общности должна быть основой для создания входящих в ее систему частных методик расследования. В свою очередь, появление новых частных методик детерминирует разработку новых общих методик либо изменения в структуре и содержании уже имеющихся.

При этом, по мнению диссертанта, общие методики формируются в рамках двух основных направлений:

1) создается методика расследования определенного вида преступления; по мере ее развития, с учетом комплекса уголовно-правовых норм, потребностей практики, "внутри" данной, теперь уже общей методики, разрабатываются рекомендации меньшей степени общности - частные методики;

2) накапливается определенное количество частных методик расследования однородной по тем или иным критериям группы преступлений; становится очевидным, что имеющиеся частные методики содержат общие закономерности, которые позволяют объединить их в общую методику, создание и внедрение которой в практику само по себе предлагает новые средства борьбы с эволюционирующей преступностью.

Соответственно, любую общую методику необходимо разрабатывать, исследовать и использовать в двух аспектах: 1) как самостоятельный комплекс рекомендаций по расследованию преступлений (уровень "конечного продукта" криминалистики); 2) как систему входящих в нее полноструктурных и сокращенных частных методик расследования (уровень инструмента и основы для процесса формирования и использования "конечного продукта"). То есть, общие методики следует рассматривать как среднее звено между базовой основой и частными методиками.

В диссертации сформулированы авторские понятия общей и частной методики, предлагаются критерии их разграничения и внутренняя классификация каждого вида. Системный подход к разработке комплексов рекомендаций предполагает, что количество частных методик, входящих в состав соответствующей общей, в идеале должно быть исчерпывающим, то есть отражать всю совокупность посягательств, объединенных классификационной группой общей методики. Данная задача представляется достаточно сложной для современного этапа развития криминалистики. Хотя именно такая сверхзадача - создание общей методики, наполнение ее частными - должна стоять перед разработчиками. В связи с этим предлагается алгоритм формирования, системного построения и развития комплекса конкретных методик:

1) формирование, с использованием базовой модели, основ общей методики расследования2; определение перечня частных методик, подлежащих включению в состав данной общей;

2) анализ состояния разработанности криминалистических методических рекомендаций, подпадающих под признаки данной общей методики, приведение уже имеющихся частных методик в соответствие с положениями общей и, естественно, базовой;

3) создание новых частных методик расследования с учетом имеющихся пробелов в общей, потребностей практики, содержания "смежных" частных и общих методик и т. д.;

4) окончательная, системная доработка, "шлифовка" общей методики с учетом ее фактического наполнения частными, в том числе разработка внутренней классификации, "путеводителя" по системе, общих алгоритмов и программ, унификация форм представления методик (текстовая, табличная, в виде компьютерной программы и т. д.).

Далее диссертантом исследованы взаимосвязи между методиками различного уровня общности, объединенными в единую систему. Такие взаимосвязи не позволят субъекту-исполнителю, например, по уголовному делу об организованной преступной деятельности, ограничиться собиранием доказательств только по отдельным, частным ее эпизодам. В подобных случаях конкретная методика, вне зависимости от уровня общности, в своем применении закономерно должна развиваться "вширь и вглубь" всего массива преступной деятельности. При таком подходе субъекты-исполнители методики, стремясь к достижению ее цели - формированию доказательственной базы по всем совершенным преступлениям, попутно решают глобальную задачу - "разгром, развал и уничтожение организованных преступных формирований" (Н. П. Яблоков, 2002).

В третьем параграфе "Предметная" классификация методик расследования преступлений" рассматривается еще одно общее для всех методик основание классификации. Все методики в зависимости от отношения к уголовно-правовой классификации преступлений делятся на типичные, специальные и комплексные (предметная классификация).

Два первых члена этой классификации характеризуются как "устоявшиеся". К числу типичных принято относить методики, построенные по видам составов преступлений, предусмотренных уголовным законом, а к специальным - те, что формируются по иным основаниям.

Вместе с тем, в диссертации обосновывается необходимость выделения в данной классификации еще одной общности - комплексных методик расследования преступлений. К ним автор предлагает причислять методики, выделенные на основании одновременно уголовно-правовой и иной, криминалистически значимой классификации преступлений. Иными словами, данный класс отличается от типичных и особенных методик следующим:

1. В основе их формирования определяется группа, а чаще несколько групп, составов преступлений, предусмотренных УК РФ. Однако в комплексных методиках, как правило, должны рассматриваться составы, объединенные разными видовыми или родовыми объектами, то есть разнообъектные, разнородные посягательства, которые, если брать их в отрыве от второго - криминалистического критерия, не имеют, как правило, общих закономерностей.

2. Предметом комплексных методик является та часть преступной деятельности, которая связана с определенной сферой, специальными субъектами и т. д., то есть совокупность посягательств, ограниченная криминалистическим классификационным критерием.

С учетом этих критериев в пятой главе диссертации демонстрируются процесс и результат формирования основ комплексной методики расследования преступлений в сфере ВЭД, а также частной методики расследования должностных преступлений в таможенных органах (элемент указанной комплексной). В целом автор приходит к выводу, что формирование комплексных методик расследования является одним из наиболее перспективных направлений формирования криминалистических методических рекомендаций и эффективным методологическим средством модернизации устаревающих разработок.

В четвертом параграфе "Классификация криминалистических методических рекомендаций по объему" отмечается, что для всех разрабатываемых и модернизируемых методик не обязателен, а иногда и не желателен полноструктурный вариант изложения. Сокращенные методики могут быть сформированы и представлены как "основы" или как "особенности методики". По каждому своему элементу они должны указывать на взаимосвязи с полноструктурным вариантом, и, что представляется автору важным, с вышестоящей методикой (при наличии таковой), формируя у пользователя системное представление о методико-криминалистическом обеспечении расследования преступлений данного вида.

В диссертации исследуются типовая структура, элементы содержания различных вариантов сокращенных методик. Закономерным было бы формировать основы, прежде всего, для общих методик расследования - сложных комплексов рекомендаций высокой степени общности. Для частных методик вполне допустим, а иногда и желателен другой сокращенный вариант - особенности методики, тем более, если разработан полноструктурный вариант вышестоящей. Предлагаемый подход позволит существенно сократить и упростить конкретные методики и их комплексы без ущерба системности, полноте и конкретности.

Глава четвертая "Анализ источников формирования методик расследования преступлений" посвящена актуальным вопросам поиска и использования источников для формирования методик. В наиболее общем плане бесспорным является тезис, что право, практика и наука в своей совокупности представляют собой исчерпывающий перечень этих источников (обобщенные источники). Однако в целях разработки криминалистических методик расследования необходимо конкретизировать их содержание, изучить закономерные связи элементов этих источников с элементами базовой методики.

Проведенный анализ показал, что в процессе формирования новых рекомендаций в качестве "нетрадиционных" источников целесообразно использовать нормы отраслей законодательства, к которым отсылают бланкетные диспозиции уголовно-правовых норм: конституционные, гражданско-правовые, международно-правовые нормы, нормы таможенного, банковского, валютного, трудового, экологического законодательства, законодательства о государственной службе, службе в органах местного самоуправления и др. (сопутствующие правовые источники). В диссертации анализируются конкретные направления использования сопутствующих правовых источников.

Другим обобщенным источником криминалистической методики расследования является практика. Представляется, что разработка видовых криминалистических характеристик преступлений и формирование на их основе конкретных методик расследования преступлений в целом осуществимы по общему методологическому сценарию, в рамках единого, "слитного" процесса. Этот тезис был подтвержден, в том числе формированием криминалистической характеристики и методики расследования должностных преступлений в таможенных органах3.

Как известно, следственная практика одновременно выступает и как источник методических рекомендаций и как критерий их истинности, эффективности. В криминалистической науке принято считать, что речь идет о двух областях человеческой деятельности: криминальной деятельности и ее антиподе - деятельности по расследованию преступлений.

В диссертации обосновывается мнение, что в процессе формирования новых методик в качестве нетрадиционных источников целесообразно использовать также неуголовную практику, в том числе практику деятельности неправоохранительных организаций, призванных бороться с правонарушениями. Ценен также опыт правомерной и неправомерной (но непреступной) деятельности субъектов соответствующих правоотношений.

Этот тезис имеет особое, точнее, определяющее значение для процесса формирования прогностических методик. Речь идет о рекомендациях по расследованию тех посягательств, которые еще не проявили себя репрезентативно для обобщения правоприменительной практики, но реальная, укрытая завесой латентности степень их общественной опасности достаточно велика для вывода о насущной необходимости разработки средств их расследования. Далее анализируются примеры формирования прогностических методик, в том числе методики, разработанной автором (методика расследования преступного невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте).

Заключительная, пятая глава диссертации "Опыт формирования новых методик расследования преступлений" состоит из трех параграфов и является экспериментальной частью исследования. Заявленные теоретико-методологические подходы проиллюстрированы результатами формирования криминалистических методических рекомендаций, входящих в общность "методика расследования преступлений в сфере ВЭД". Наглядно представлен не только комплекс методических рекомендаций, но и процесс их формирования. Исходя из этого, все три параграфа главы по любым параметрам структуры формируемых методик изобилуют ссылками на предшествующие методологические положения4.

Параграф первый "Основания формирования и система методики расследования преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности".

Выбор основания формирования этой методики ведется в самом широком спектре видов преступной деятельности. Предшествующий анализ (параграфы 3.2-3.4) показал, что предстоит разрабатывать основы общей (межвидовой по вертикали), комплексной (по предметной классификации), сокращенной (по объему) методики расследования преступлений.

Таким образом, классификационная общность преступлений в сфере ВЭД формируется на основании двух критериев: 1) уголовно-правового, объединяющего основные (таможенные) и сопутствующие (экономические, служебные, иные), то есть разнородные преступления; 2) криминалистического, то есть сферы экономики - внешнеэкономической деятельности, объединяющей различные виды посягательств, исходя из подсфер ВЭД, субъектов ВЭД и т. п.

Если рассматривать настоящую методику как самостоятельный комплекс рекомендаций по расследованию преступлений (уровень конечного продукта криминалистики), то разработчику далее надлежит сконструировать полноструктурную методику, исходя из структуры базовой. В качестве информационной основы формируемых рекомендаций выступает криминалистическая характеристика преступлений в сфере ВЭД. Любой выделенный структурный элемент этой характеристики может рассматриваться в качестве основы для версии. Иерархическая система типовых версий закономерно превращается в систему обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию. Устойчивые программы проверки типовых версий и есть сущность и содержание формируемой, как и любой другой, методики.

Если же исследовать данную комплексную методику в другом аспекте (как систему входящих в нее частных методик), то, исходя из двойного основания ее формирования, перед разработчиком встает необходимость формирования двух относительно самостоятельных, многоуровневых систем частных методик. Среди них полноструктурными могут и должны быть частные методики расследования преступлений из основной группы, то есть, прежде всего, контрабанды (ст. 188 УК РФ) и уклонения от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ). Такие методики в различных вариантах уже разработаны и внедрены в практику. Краткая "инвентаризация" других частных методик в системе настоящей комплексной демонстрирует, по существу, их полное отсутствие.

Однако процесс формирования некоторых из них начат автором с 1996 г. Так, в рамках самостоятельного исследования сформирована и внедрена в практику методика расследования преступлений, предусмотренных ст. 193 УК РФ - невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (типичная частная методика расследования преступлений в сфере ВЭД). Среди сопут-ствующих видов преступлений внимание было обращено на один из самых сложных и общественно опасных видов посягательств. Речь идет о криминалистической характеристике и методике расследования должностных преступлений в таможенных органах.

В параграфе втором "Должностные преступления в таможенных органах: краткая криминалистическая характеристика" информация представлена на основе четырех базовых функциональных элементов преступной деятельности "субъект - ситуация (обстановка) - способы - следовые картины". Исследование ведется путем детального анализа структурных элементов и последующего раскрытия корреляционных связей и зависимостей между ними.

В данной криминалистической характеристике взаимосвязи выделяются, прежде всего, между элементами "способ" и "следы". Например, способ - заведомо ложное применение должностным лицом таможенного органа таможенного режима уничтожения товаров; след - видимые признаки подделки акта об уничтожении и др.; взаимосвязь - если обнаружено заявление ложного таможенного режима уничтожения товара, то, вероятно, в таможенном органе находится подложный акт об уничтожении, сфабрикованный таможенником, вероятно, в соучастии с конкретными категориями лиц и т. д.

В параграфе третьем "Должностные преступления в таможенных органах: особенности методики расследования" заявленный исследовательский подход реализуется путем последовательного представления:

- элементов функциональной структуры данной частной методики, которая построена на основе структуры базовой модели и включает обоснование цели, выделение предмета-основания, средств методики и субъектов-исполнителей (см. параграфы 2.1 и 2.2);

- элементов логической структуры методики, путем анализа четырех ее этапов: проверочного, версионного, планирования, реализации плана проверки версий (см. параграф 2.2).

Основным содержанием четырех этапов методики являются рекомендации, как по делам данной категории осуществлять два типа деятельности: мыслительную (криминалистический версионный анализ) и практическую (проведение конкретных мероприятий и тактических операций по проверке версий). К примеру, на наиболее важном - втором (версионном) этапе методики рекомендуется выдвинуть версии, в частности, о том, что: 1) иностранные некачественные продукты питания ввезены контрабандно, путем недостоверного декларирования; 2) они фиктивно оформлены в рамках таможенного режима уничтожения товара в соучастии с таможенником (версии-посылки). Если верно второе, то, вероятно, в таможне, в папке предприятия имеется подложный акт об уничтожении (версия-следствие). Если это так, то на третьем и четвертом этапе методики рекомендуется включить в план расследования задачу - получить этот подложный акт, а в качестве мероприятия для реализации этой задачи - выемку или обыск, причем, желательно произвести его, и в неотложном порядке, следователю прокуратуры - руководителю следственной группы и т. д.

Диссертант делает акцент на том, что в содержание второго этапа методики включены типичные формы внутреннего и внешнего противодействия предварительному расследованию, в том числе со стороны адвокатов - защитников обвиняемых. Здесь же прогнозируются последствия различных актов противодействия. На третьем этапе рекомендуется запланировать, а на четвертом - реализовать конкретные мероприятия по нейтрализации противодействия.

Для методики избрана двойная форма представления рекомендаций: текстовая и табличная. Последняя, как более наглядная, использована для иллюстрации содержания каждого этапа методики, а также для представления фрагмента плана расследования.

В рамках четвертого этапа методики сформулированы рекомендации по проведению не только отдельных мероприятий, но и их комплексов - тактических операций. Например, представлена модель тактической операции по изобличению незаконного выпуска товаров.

Вся методика объединена идеей о необходимости запуска методической программы в самое раннее время - в момент выявления первичных следов. Представленные модели операций настоятельно рекомендуют субъектам-исполнителям самим, по личной инициативе, выявлять эти следы, а не дожидаться от кого-то заявления или материалов проверки, то есть надлежащим образом реализовывать принцип публичности уголовного судопроизводства (ст. 21 УПК РФ и др.). На практических примерах демонстрируются достоинства такого подхода: насколько упрощаются задачи, экономятся средства, сокращается время реализации методики, резко возрастает ее эффективность в достижении главной цели - формировании минимальной совокупности доброкачественных доказательств. При этом наглядно показано, как расследование по конкретному делу может идти "вширь и вглубь" сферы преступной деятельности, выявляя разнородные преступления, охватываемые уже не данной частной, а общей методикой расследования преступлений в сфере ВЭД.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы наиболее значимые выводы, намечены перспективы дальнейшей работы, цель которой - от теоретических основ выйти на уровень целостной и универсальной теоретико-методологической программы формирования криминалистических методик расследования преступлений.

Основные научные результаты диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии:

1. Теоретические основы формирования криминалистических методик расследования преступлений. - Иркутск: Изд-во Иркут. юридического ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2003. - 15,5 п.л. - 1 000 экз.

2. Должностные преступления в таможенных органах. - М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2002. - 11 п.л. - 5 000 экз.

Рецензия А. Г. Филиппова опубликована в журналах "Вестник криминалистики". - 2003. - Вып. 2 (6); "Российский следователь". - 2003. - № 8.

3. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (уголовно-правовая, криминалистическая и оперативно-розыскная характеристика, основы методики расследования). - М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2001. - 11 п.л. - 5 000 экз.

Рецензия А. Г. Филиппова опубликована в журналах "Вестник криминалистики". - 2003. - Вып. 2 (6); "Российский следователь". - 2003. - № 8.

Рецензия Н. Н. Китаева опубликована в журнале "Российский следователь. - 2002. - № 12.

Пособия:

4. Раскрытие и расследование должностных преступлений, совершаемых работниками таможенных органов: Методическое пособие. - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1998. - 7,2 п.л. - 1 000 экз.

Рецензия Т. А. Дикановой опубликована в журнале "Законность". - 1998. - № 9.

5. Контрабанда автомашин // Расследование контрабанды: Практическое пособие. - М.: Изд-во "Юристъ", 1999. - 1 п.л. - 7 500 экз.

6. Участие недобросовестных адвокатов в организованной преступности и коррупции: комплексная характеристика и проблемы противодействия: Специализированный учебный курс. - Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем орг. преступности и коррупции. - Сателлит, 2003. - 7,1 п.л. - 5 000 экз. - 100 экз.

7. Пределы прав и полномочий адвоката в уголовном судопроизводстве: Методическое пособие. - Иркутск: Изд-во Иркут. юридического ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2003. - 4,3 п.л. - 1 000 экз.

Статьи, тезисы выступлений на научно-практических конференциях и иные публикации:

8. Оперативно-розыскная деятельность по делам о таможенных преступлениях // Законность. - 1997. - № 5. - 0,2 п.л.

9. Выявление должностных преступлений в таможенных органах // Законность. - 1997. - № 6. - 0,15 п.л.

10. Некоторые методы выявления коррупции в таможенных органах // Следователь. - 1997. - № 2 (5) - 0,2 п.л.

11. О применении психологических познаний при изобличении взяточников // Следователь. - 1997. - № 6 (9). - 0,1 п.л. (в соавторстве).

12. Метод "сверки" в расследовании должностных преступлений в таможенных органах // Расследование преступлений: Вопросы теории и практики. Сб. - Вып. 7. - Воронеж, 1997. - 0,25 п.л.

13. Злоупотребления в таможне - коррупция или обусловленная практика? // Законность. - 1998. - № 1. - 0,25 п.л.

14. Судебно-психологическая экспертиза при доказывании взяточничества // Законность. - 1998. - № 4 (IV). - 0,3 п.л. (в соавторстве).

15. Таможенная политика и борьба с контрабандой в истории России // Исследования по истории Сибири, Центральной и Восточной Азии. - Улан-Удэ, 1998. - Вып. 1. - 0,5 п.л.

16. Методика раскрытия и расследования должностных преступлений, связанных с незаконным таможенным оформлением транспортных средств, ввезенных на территорию Российской Федерации // Прокурорская и следственная практика (Официальный орган прокуроров стран СНГ). - 1998. - № 2. - 0,8 п.л.

17. Вопросы выявления коррупции, связанной с вывозом и таможенным оформлением "иномарок" // Юрист. - 1998. - № 4. - 0,7 п.л.

18. Конфиденциальность свидания адвоката с клиентом: каковы ее пределы? // Журнал российского права. - 2001. - № 6. - 0,5 п.л. (в соавторстве).

19. "Черный вывоз капиталов" как способ невозвращения из-за границы иностранной валюты // Законность. - 2001. - № 8 (VIII). - 0,4 п.л.

20. "Оживить" норму об ответственности за невозвращение валютных средств из-за границы // Российская юстиция. - 2001. - № 11. - 0,2 п.л.

21. Всесторонность и полнота расследования // Законность. - 2002. - № 9. - 0,45 п.л.

22. Актуальные проблемы квалификации преступного невозвращения валютных средств из-за границы // Закон и право. - 2001. - № 8. - 0,2 п.л.

23. К проблеме классификации методик расследования преступлений // Тезисы Всероссийских криминалистических чтений, посвященных 100-летию со дня рождения А. Н. Васильева, 16 апр. 2002 г., МГУ им. М. В. Ломоносова. - М., 2002. - 0,2 п.л.

24. Проблемы разработки методики расследования преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Экономические правонарушения: история, состояние, проблемы борьбы: Материалы Международной научно-практи-ческой конференции (18-19 апр. 2002 г.). - Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2002. - 0,2 п.л.

25. Проблемы уголовно-правовой борьбы с латентными способами преступного невозвращения валюты из-за границы // Журнал российского права. - 2002. - № 1. - 0,4 п.л.

26. Организация расследования контрабанды в условиях действия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ // Следственная практика. - 2002. - № 1 (155). - 0,3 п.л.

27. Преступления в сфере внешнеэкономической деятельности как объект уголовного права и криминалистики // Уголовное право. - 2002. - № 2. - 0,45 п.л.

28. Понятие и криминалистическая классификация преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Ученые записки Ульянов. гос. ун-та. - Сер. "Государство и право".- Ульяновск, 2002. - Вып. 2 (19). - 0,45 п.л.

29. Проблемы борьбы с внешнеэкономическими преступлениями, связанными с хищениями на предприятиях // Право и экономика. - 2002. - № 4. - 0,4 п.л.

30. Новый УПК и проблемы расследования торговой контрабанды // Российский следователь. - 2002. - № 5. - 0,3 п.л.

31. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте: покушение на преступление // Законность. - 2002. - № 6. - 0,4 п.л.

32. Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ): проблемы судебной и следственной практики // Российский судья. - 2002. - № 7. - 0,2 п.л.

33. Противодействие незаконным способам защиты на предварительном следствии // Российский следователь. - 2002. - № 8. - 0,6 п.л.

34. О перспективных направлениях дальнейшего развития криминалистических методических рекомендаций // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика: Межвуз. сб. науч. тр. - Саранск, 2002. - Вып. III.- 0,45 п.л.

35. Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела в новом УПК РФ // Проблемные вопросы применения УПК РФ. / Материалы научно-практической конференции. - Саранск, 2002. - 0,45 п.л.

36. Проблемы подследственности по делам о внешнеэкономических преступлениях по новому УПК РФ // Судебно-правовая реформа и проблемы реализации новых законодательных актов: Доклады и тезисы республиканской научно-практической конференции. - Улан-Удэ, 2002. - 0,3 п.л.

37. Формирование криминалистических методик расследования преступлений: постановка проблемы и основные гипотезы // Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовного процессуального законодательства: Материалы Всероссийской научно-практической конференции памяти профессора И. Ф. Герасимова 6-7 февр. 2003 г. - Екатеринбург, 2003. - 0,3 п.л. (в соавторстве).

38. Проблемы формирования методик расследования преступлений в работах И. Ф. Герасимова: развитие плодотворных идей // Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовного процессуального законодательства: Материалы Всероссийской научно-практической конференции памяти профессора И. Ф. Герасимова 6-7 февр. 2003 г. - Екатеринбург, 2003. - 0,2 п.л.

39. Теоретические проблемы формирования частных криминалистических методик расследования преступлений // "Черные дыры" в Российском законодательстве. - 2003. - № 1. - 2,4 п.л.

40. Современные тенденции формирования и совершенствования криминалистических методик расследования преступлений // Вестник Иркутского регионального отделения академии наук Высшей школы РФ. - 2003. - № 1 (2). - 0,5 п.л.

41. Разработка комплексных методик расследования как перспективная тенденция развития криминалистических методических рекомендаций // Изв. Вуз. Правоведение. - 2003. - № 4. - 0,45 п.л.

42. Частная криминалистическая методика расследования // Законность. - 2003. - № 7. - 0,35 п.л.

43. Общая и частная проблемы формирования криминалистических методик // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями в сфере экономической деятельности: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Саранск, 2003. - 0,3 п.л. (в соавторстве).

44. Гарантии независимости или гарантии безнаказанности? // Законность. - 2003. - № 2. - 0,4 п.л. (в соавторстве).

45. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств (взгляд с позиции стороны обвинения) // Уголовное право. - 2003. - № 1. - 0,4 п.л. (в соавторстве).

46. Нейтрализация незаконного противодействия расследованию со стороны защиты // Следственная практика. - 2003. - № 1. - 0,65 п.л.

47. Современный подход к разработке методики расследования преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Сибирский юридический вестник. - 2003. - № 1. - 0,45 п.л. (в соавторстве).

48. Источники методики расследования преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Вестник криминалистики. - 2003. - Вып. 1 (5). - 0,7 п.л.

49. Нарушение адвокатами законодательства о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений // Закон и право. - 2003. - № 1. - 0,5 п.л.

50. О структуре криминалистической методики расследования преступлений // Современные тенденции социально-экономических и правовых отношений региона: Материалы III Макаркин. научных чтений / Мордов. гуманит. ин-т. - Саранск, 2003. - 0,1 п.л. (в соавторстве).

51. Криминалистическая классификация незаконной деятельности адвокатов в уголовном процессе // Вестник криминалистики / Отв. ред. А. Г. Филиппов. - Вып. 2 (6). - М., 2003. - 0,75 п.л.

52. Основы криминалистического обеспечения компромиссов между сторонами обвинения и защиты // Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики: генезис профессиональной защиты и представительства. - Екатеринбург, 2003. - 0,75 п.л. (в соавторстве).

53. Ответственность адвоката перед подзащитным за ненадлежащее исполнение обязанностей // Журнал российского права. - 2003. - № 6. - 0,4 п.л.

54. Некоторые мифы криминалистической методики // Органы юстиции и становление гражданского общества: Сб. статей. - Саранск, 2003. - 0,2 п.л.

55. Концептуальные заблуждения в вопросах формирования криминалистических методик расследования // Сибирские криминалистические чтения: Сб. науч. тр. / Под науч. ред. В. И. Шиканова. - Иркутск, 2003. - Вып. 17. - 0,2 п.л.

56. Комплексные методики расследования: сущность и значение // Криминалистика: проблемы методологии и практики расследования отдельных видов преступлений: Сб. науч. статей / Под ред. А. Ф. Лубина. - Н. Новгород, 2003. - 0,5 п.л.

57. Понятие и криминалистическая классификация преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Воронежские криминалистические чтения: Сб. науч. трудов / Под ред. О. Я. Баева. - Воронеж, 2003. - Вып. 4. - 0,45 п.л.

58. Пределы новых полномочий защитника // Закон. - 2003. - № 5. - 0,4 п.л.

59. Рецензия на учебник "Уголовно-процессуальное право Российской Федерации" / Под ред. П. А. Лупинской. - М.: Юристъ, 2003 // Российская юстиция. - 2003. - № 6. - 0,1 п.л. (в соавторстве).

60. Адвокат не должен подстрекать своего подзащитного ко лжи // Российская юстиция. - 2003. - № 7. - 0,25 п.л.

61. Понятие "преступления в сфере экономики" // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями в сфере экономической деятельности: материалы Всероссийской научно-практической конференции. - Саранск, 2003. - 0,25 п.л. (в соавторстве).

62. Методологические аспекты формирования новых криминалистических методик // Вестник Вост.-Сиб. ин-та МВД России. - 2003. - № 3 - 0,3 п.л. (в соавторстве).

63. Частная методика расследования преступлений: какой она должна быть с позиции следователя? // Вестник Вост.-Сиб. ин-та МВД России. - 2003. - № 3 - 0,3 п.л.

64. Сделки с правосудием как общая задача сторон защиты и обвинения // Вестник Вост.-Сиб. ин-та МВД России. - 2003. - № 4 - 0,5 п.л.

Публикации в электронных изданиях:

65. Пределы полномочий защитника в уголовном процессе и типичные правонарушения, допускаемые адвокатами: практический комментарий законодательства // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 14 п.л.

66. Преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в сфере уголовного судопроизводства: комментарий законодательства и правоприменительная практика // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 10 п.л.

67. Внешнеэкономические преступления, связанные с коррупцией в таможенных органах: практический комментарий законодательства // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 8,5 п.л.

68. Внешнеэкономические преступления, связанные с вывозом капиталов за рубеж: комментарий законодательства и методика расследования // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 5,5 п.л.

69. Новый УПК и проблемы подследственности по делам о внешнеэкономических преступлениях // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 0,45 п.л.

70. Компромисс как общая задача сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве // Справочно-информационная система "Консультант Плюс: Комментарии законодательства". - 0,8 п.л.


1 Нужно отметить, что и современные западные исследователи (R. S. Charles, C. C. Neil, T. Leonard, P. L. Kirk и др.) указывают на необходимость переосмысления методологических подходов в изучении "полицейской технологии".

2 По сложившейся традиции, говоря о формировании методики, мы подразумеваем формирование криминалистической характеристики и методики, хотя строго разделяем эти понятия и сущности.

3 Экспериментальная часть диссертационного исследования - гл. 5. параграфы 5.2 и 5.3.

4 Ниже используется тот же метод, то есть ссылки на параграфы диссертации.


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz