Брянская Е.В.2.1. Аргументация как предпосылка активности сторон в ходе судебного разбирательства по уголовному делу


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Брянская Е.В. Аргументирующая сила доказательств при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции: монография / Е. В. Брянская. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2015. – 193 с.

К оглавлению

Глава 2 АКТИВНОСТЬ СТОРОН В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

2.1. Аргументация как предпосылка активности сторон в ходе судебного разбирательства по уголовному делу

Актуальность исследования вопросов активности сторон при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в условиях состязательности обусловлена тем, что современная состязательность основывается на конфронтации сторон, которые, участвуя в споре, достигают истины по уголовному делу и тем самым оказывают активное влияние на внутреннее убеждение судьи, который выносит итоговое решение по уголовному делу. Причем в свете норм УПК РФ и позиций Конституционного Суда РФ суд, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

Проблемы доказывания всегда занимали центральное место в уголовном судопроизводстве России. Это обусловлено, прежде всего, особой познавательной деятельностью его участников, связанной с законодательной регламентацией процедуры, сроков и особенностей установления обстоятельств рассматриваемого в суде уголовного дела. Особое внимание в действующем уголовно-процессуальном законе уделено участникам, чьей процессуальной обязанностью и правом является определение действительной картины происшедшего события преступления и документальное закрепление полученной в связи с этим информации. В науке уголовного судопроизводства такие участники традиционно называются субъектами доказывания по уголовному делу. Однако среди ученых в области уголовного судопроизводства до сих пор нет единства взглядов по поводу понятия и классификации субъектов доказывания, их процессуального статуса, особенностей участия в процессе доказывания юридически значимых обстоятельств уголовного дела в суде первой инстанции.

В практике судебного разбирательства указанные проблемы вызывают достаточно большие сложности, которые нередко способствуют неправильному правоприменению в конкретных ситуациях, что приводит к принятию незаконных и необоснованных процессуальных решений, производству нелегитимных процессуальных действий и нарушению прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в конкретных правоотношениях [1] .

В разные периоды развития уголовного судопроизводства к научному анализу теоретических и практических проблем доказывания в уголовном судопроизводстве обращались такие ученые, как В. А. Азаров, А. Р. Белкин, Г. И. Загорский, А. М. Ларин, П. А. Лупинская, И. Л. Петрухин, Н. В. Радутная и целый ряд других известных ученых. Отдельные авторы проводили комплексное исследование проблемы активности субъектов доказывания в суде первой инстанции.

Происшедшие изменения в процессе доказывания по уголовному делу во многих аспектах по-иному определили нормативное регулирование отдельных процедур. В частности, прежде всего значительно расширены правовые возможности участников по доказыванию обстоятельств уголовного дела. Элементы состязательности сторон изменили не только круг субъектов доказывания и их правовой статус, но и в значительной мере сущность процесса доказывания в российском уголовном судопроизводстве.

В этой связи заметим, что проблематика активности сторон в суде первой инстанции заключается в том, что тип уголовного судопроизводства построен по состязательной модели и наиболее полное выражение состязательности находит в регулировании, во-первых, порядка предварительного слушания при подготовке к судебному заседанию, во-вторых, общих условий судебного разбирательства, в-третьих, таких этапов судебного разбирательства, как судебное следствие и прения сторон.

Гарантией реализации принципа состязательности является установление обязательности участия обвинителя и защитника в судебном разбирательстве. Правовое регулирование принципа состязательности означает, в сущности, определение порядка взаимоотношений сторон в уголовном судопроизводстве.

Правильное понимание состязательности сторон во главу угла ставит процесс доказывания именно на судебных стадиях. Состязательный процесс основывается на исходном положении о том, что процесс – это происходящий в суде спор между государством и гражданином, совершившим преступление, и в таком споре обе стороны наделены равными юридическими возможностями. Суду отводится роль беспристрастного арбитра, наблюдающего за тем, как соблюдаются правила спора и кто его выиграл. Оценка доказательств формируется на основе внутреннего убеждения судей. Мы позволяем высказать мнение о том, что УПК РФ, регламентируя состязательный уголовный процесс, сформировал новый вид процесса доказывания по уголовному делу. Следует подчеркнуть неразрывность внутреннего убеждения и свободы оценки доказательств, стремясь не допустить ни ущемления внутреннего судейского убеждения, ни его чрезмерной свободы. Так, состязательность сторон формирует следующие положения: во-первых, доказательства не имеют заранее установленной силы; во-вторых, при оценке доказательств судья не связан результатами оценки иных лиц; в-третьих, при оценке доказательств судья оценивает доказательства по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью. При таких условиях в свете принципа состязательности стороны должны представить так доказательства по уголовному делу, чтобы убедить суд в правоте своей позиции. По нашему мнению, в процессе доказывания в суде первой инстанции доказательства выступают не столько сведениями, информацией или фактами, сколько именно аргументами. Аргументация выступает одним из важнейших средств разумного убеждения. С позиции состязательности сторон судебное разбирательство заключается в споре, степень участия в споре характеризует активность сторон в процессе доказывания по уголовному делу. Спор – это столкновение мнений или позиций, в ходе которого стороны приводят аргументы в поддержку своих убеждений и критикуют несовместимые с последними представления другой стороны [2] . С точки зрения судебного следствия и прений сторон спор является частным случаем аргументации, ее наиболее острой и напряженной формой. Кроме того, спор выступает важнейшим средством прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в достаточной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. В судебном разбирательстве стороны как участники спора либо приходят к согласию и единому мнению, либо нет, но в ходе спора лучше уясняют позицию противоборствующей стороны. Обоснованная аргументация не просто повторяет выводы по делу, она предлагает доводы, чтобы другие могли принять решение для себя. Довод, или аргумент, представляет собой одно или несколько связанных между собой утверждений. Довод предназначается для поддержки тезиса аргументации – утверждения, которое аргументирующая сторона находит нужным внушить аудитории, сделать составной частью ее убеждений. Кроме того, посредством аргументации мы не просто осуществляем процедуру приведения аргументов, но и строим совокупность, систему убеждающих аргументов. С логической точки зрения теория аргументации исследует многообразные способы активного убеждения аудитории с помощью речевого воздействия. Речевое воздействие, как правило, основывается на различиях во мнениях, на столкновении позиций. Каждая сторона активно отстаивает свою точку зрения и пытается раскритиковать точку зрения противника. Если нет такого столкновения мнений, то нет и самого спора, нет состязательности.

Активность сторон в свете состязательного типа уголовного судопроизводства наиболее очевидна в процессе судебного следствия и прений сторон. Мы полагаем, что судебное следствие – это центральный этап судебного разбирательства, который следует за подготовительной частью судебного разбирательства и является предпосылкой прений сторон, на котором суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного судопроизводства исследует все имеющиеся доказательства с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела (которые входят в предмет доказывания) и постановления приговора. Прения сторон – это стержень состязательности судебного разбирательства, поскольку они дают возможность участникам судебного разбирательства активно отстаивать свои законные интересы, способствуют формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего анализа всех обстоятельств уголовного дела после исследования всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в рамках судебного следствия.

С точки зрения судебного следствия и прений сторон в уголовном процессе интерес к данному вопросу заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом, что обусловливает состязательную форму процесса.

Именно в судебном следствии и прениях стороны обвинения и защиты на основе анализа исследованных в суде доказательств выдвигают свои доводы и аргументы в обоснование своей позиции о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения. В судебном следствии и прениях каждая из сторон излагает перед судом свою картину происшедшего события, дает собственные оценки и окончательно высказывает собственное мнение о полной или частичной виновности или невиновности подсудимого, о квалификации действий, о мере наказания. Соответственно, судебное следствие и прения сторон являются неотъемлемым элементом состязательности уголовного судопроизводства и в этой связи выступают показателем современной концепции УПК РФ.

В рамках судебного следствия и прений сторон суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав – стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Каждый участник уголовного процесса осуществляет определенную функцию, иначе говоря роль, которую он играет в данной многогранной деятельности, реализует свое предназначение. Общепринято различать три уголовно-процессуальные функции:
1) уголовное преследование; 2) защита; 3) разрешение уголовного дела. Первая выражается в выдвижении, формулировании и обосновании обвинения в совершении конкретного преступления. Вторая, противоположная, представляет собой уголовно-процессуальную деятельность по опровержению инкриминируемого обвинения полностью или частично или по обоснованию любого изменения этого обвинения в сторону, улучшающую положение обвиняемого. Третья предполагает формулирование юридически значимого ответа на вопрос о состоятельности или несостоятельности предъявленного обвинения и вывод о виновности или невиновности обвиняемого.

Именно такое троякое положение и позволяет сформулировать правило о том, что истина рождается в споре. Согласно такой формуле осуществление двух противоборствующих функций – уголовного преследования и защиты – есть спор равноправных сторон в уголовном судопроизводстве, необходимое условие установления истины судом, возвышающимся над сторонами и осуществляющим свою собственную функцию – разрешение уголовного дела. Это положение является конституционным, закреплено в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, провозглашающей, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Однако в Конституции РФ закреплено данное начало, но не дано развернутого содержания этого принципа. Разумеется, эта задача возложена на УПК РФ. Основой состязательности является и ст. 2 Конституции РФ, которая высшей ценностью закрепляет человека, его права и свободы; данное положение позволяет судить о демократизации всего судопроизводства в целом, соответственно, и о свободе слова, высказывания личного мнения, в частности в рамках уголовного судопроизводства. Данные основы определяют правовое положение и взаимоотношения участников уголовного процесса между собой, а также отношения участников процесса и суда.

В целом форму (тип) уголовного процесса определяет политическое устройство государства. Подтверждением тому служит изучение исторических материалов о правовых обычаях, которые позволяют говорить о том, что правосудие существовало и при первобытнообщинном строе. Лицо, совершившее преступление, подвергалось наказанию вождем, советом старейшин или собранием племени [3] . Постепенно старые родовые формы разбирательства стали вытесняться, обусловлено это было расслоением родового общества. По этому поводу справедливо писал И. Я. Фойницкий: «История уголовного процесса начинается господством в нем частного начала… Мало-помалу выясняется и постепенно развивается публичное начало уголовного процесса; он становится делом общественным, государственным» [4] . Конечно, в Древней Руси, в период раннего феодализма, в судебном разбирательстве просматривалась состязательность, но она определенного значения в обеспечении истинных выводов в судопроизводстве не имела [5] . Предпосылкой появления состязательности в Судебном уставе 1864 г. было изменение государственного устройства в Европе, феодальный строй был сменен на демократический буржуазный. Следовательно, произошла гуманизация существовавшей ранее разыскной формы уголовного процесса. Анализируя Устав уголовного судопроизводства (далее – УУС) 1864 г., очередной раз можно убедиться, что современное уголовно-процессуальное законодательство в немалой степени заимствовало дореволюционные положения закона, что подтверждает прогрессивность прошлых реформ. Изучая нормы УПК РФ и доктринальные толкования к нему, можно убедиться в некоторой аналогии УПК РФ и УУС 1864 г. Очевидно, нормы дореволюционного российского законодательства о судебном следствии и прениях явились одной из первоначальных основ будущего состязательного уголовного судопроизводства.

Современное демократическое начало характеризует принцип состязательности как положение, при котором судопроизводство осуществляется путем противоборства участников судебного разбирательства, в УПК РФ закреплены разные процессуальные функции, отделенные от функции разрешения уголовного дела по существу, при так или иначе активном участии независимого суда, восполняющего усилия сторон, в целях установления истины по уголовному делу и выполнения иных задач, уголовного судопроизводства. Немаловажен тот факт, что УПК РФ не исключает участия суда в процессе доказывания, например, в главе 37 УПК РФ установлен порядок участия суда в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, соответствующий началу состязательности (ч. 3 ст. 375, ч. 3 ст. 278 УПК РФ). Вместе с тем в области доказывания в УПК РФ во имя состязательности предусмотрены и такие правила, которые ставят суд порою в зависимое от сторон положение. Например, судья удовлетворяет ходатайство сторон об исключении доказательства, если против него не возражает другая сторона (ч. 5 ст. 234); оглашение в судебном разбирательстве показаний подсудимого, которые были даны им при производстве расследования, допустимо по ходатайству стороны (ст. 276), показаний свидетеля, потерпевшего – с согласия стороны (ст. 281). В то же время законодательно не закреплено, вправе ли суд по своей инициативе произвести в судебном следствии осмотр местности, помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания, свидетельствование (ст. 287–290).

Заметим, что учеными в области уголовного процесса неоднократно обосновывалось предложение об уточнении обязанностей председательствующего (ст. 243 УПК РФ), который не только должен принимать меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, но и способствовать объективному и всестороннему исследованию обстоятельств, имеющих существенное значение для законного и справедливого разрешения дела; необходимо тесно сочетать принцип состязательности с принципом объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств уголовного дела. Полагаем, что сочетание таких условий позволит обеспечить ее эффективность в решении задач правосудия и нейтрализует возможные негативные последствия состязательности сторон, не всегда располагающих равными возможностями для защиты своих интересов.

Состязательность и равноправие сторон хорошо обозначил известный российский ученый В. К. Случевский, который написал о состязательности «как принципе, проникающем во все моменты движения уголовного процесса. В частности, нередко судья был бы не в состоянии разрешить встретившийся ему процессуальный казус или выйти из затруднительного положения, в которое ставят его недостатки или недомолвки закона, если бы не существовало принципов уголовно-процессуального закона, – они играют для судьи роль маяков, освещающих его путь» [6] . Более того, принципиальная состязательность, являясь элементом правовой политики, предопределяет содержание не только действующих, но и будущих правовых норм [7] .

Поскольку принцип состязательности сторон является одним из узловых моментов современной идеологии уголовного процесса, то позиция Конституционного Суда РФ такова, что судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон [8] .

Интерес заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая активное положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом. Активность сторон заключается в том, что доказательство, используемое для логического обоснования истинности, ложности, правдоподобности высказываний, заключается в более общую мыслительную процедуру – аргументацию [9] . В процессе аргументации реализуется один из важных принципов логического мышления – принцип достаточного основания. Аргументом доказательства служит сам факт. Следовательно, интерес представляет концепция Д. Ролза о том, что аргумент имеет цель быть строго дедуктивным [10] . Спор, основанный на аргументах, построенных на частных выводах по уголовному делу, должен соответствовать концепции справедливости. Следовательно, теория справедливости направлена на упорядочение доводов сторон. И упорядочение должно быть в общем транзитивным [11] , поскольку в судебном следствии и прениях сторон имеются тезис и аргументы. Доказать истинность тезиса и аргумента – значит показать, что оно есть прямое следствие из положений о хорошо проверенных фактах.

Судья при вынесении приговора по уголовному делу должен отталкиваться от категории истинности, которая является основополагающей при активной роли сторон при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции. Так, представляет интерес мнение А. Г. Спиркина о том, что истина – это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его интеллектуального постижения с точки зрения ее достоверности [12] . Тем не менее следует отметить, что в ранее действовавшем уголовно-процессуальном праве целью было достижение истины по уголовному делу, непосредственно от цели достижения истины по уголовному делу напрямую зависел и процесс доказывания. До принятия УПК РФ был достаточно спорным и подвергся критике устоявшийся взгляд на то, что целью судопроизводства и правосудия является установление объективной (материальной) истины. Началась реставрация ранее разделяемой только западными и некоторыми отечественными дореволюционными юристами позиции, согласно которой юридическое познание (в частности, о вине лица в совершении преступления) носит вероятностный характер. Отдельные авторы полагают, что объективная (материальная) истина есть фикция, точнее юридическая фикция, позволяющая использовать Уголовный кодекс для постановления приговора: а потому ее сохранение как средства уголовного процесса предполагает, что на первое место будет поставлена процессуальная истина [13] . Под процессуальной истиной В. В. Никитаев понимает «соответствие судебного процесса (а значит, и его результата) требованиям процессуального права» [14] .

Однако истина закрепляет структуру уголовно-процессу­альной деятельности, и, как правило, именно в споре рождается истина. Следовательно, активность сторон обеспечивает продуктивность спора и достижение истины по уголовному делу. Так, А. М. Ларин верно считал, что состязательность есть спор, в ходе которого достигается истина [15] .

Безусловно, в судебных стадиях уголовного процесса состязательность имеет наиболее яркое проявление. Данный вопрос в большей части зависит от проявления активности в стадиях уголовного процесса стороны защиты. Поскольку на предварительном расследовании по уголовному делу сторона защиты не ведет самостоятельного уголовного дела, то принято считать, что наибольшая активность – за органами уголовного преследования. В этой связи справедливой представляется позиция А. Р. Белкина, который писал, что закон наделяет субъектов доказывания правом представлять доказательства и собирать отдельные их виды. Однако праву этих субъектов представлять доказательства прокурору, следователю, дознавателю, суду фактически не соответствует ничья обязанность предоставлять эти доказательства этим субъектам [16] . Весьма показательна в этой связи ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которая указывает, что защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений – ничья обязанность предоставлять эти предметы, документы и прочее в законе не оговаривается; опроса лиц с их согласия – а как быть, если такого согласия нет? Заметим, что для проведения допроса (а не малопонятного опроса – понятие «опрос» в УПК РФ никак не определяется и не регламентируется) следователю согласия допрашиваемого вовсе не требуется; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии, – наконец-то появилась хоть чья-то обязанность, корреспондирующая с правом собирать доказательства; однако реально никакой санкции за пренебрежение этой обязанностью и непредоставление в распоряжение адвоката запрошенных им документов в законе нет. Поскольку ни юридические, ни физические лица фактически не обязываются законом выполнять требования субъектов доказывания со стороны защиты по предоставлению в их распоряжение каких-либо данных, эти субъекты могут получить их лишь через орган расследования или суд, заявив соответствующее ходатайство, удовлетворение которого полностью зависит от усмотрения тех, кому оно адресовано. Совершенно очевидно, что полноценное участие этих субъектов в доказывании требует наделения их правом собирания доказательств в гораздо большем объеме, сравнимом с субъектами со стороны обвинения.

Предложения о повышении активности защитника в собирании доказательств и расширении его полномочий в данном аспекте высказывались уже не раз. Так, еще в 1990 г. Н. К. Горя считал целесообразным предоставить защитнику право проводить параллельное расследование с совершением следственных действий и изложением своих выводов в особом процессуальном документе – «оправдательном заключении» [17] . Идею параллельного расследования, хотя и в несколько ином виде – в виде возможности проведения защитником «частных следственных действий», выдвигали и авторы проекта УПК РФ, подготовленного ГПУ при Президенте РФ. Законодатель не счел возможным предоставление защитнику властно-распорядительных полномочий. В этой связи интерес представляет то, что подлинная состязательность могла бы иметь место, если бы законодатель счел возможным расследование дела двумя равноправными следователями: со стороны обвинения и со стороны защиты [18] .

Данное предложение целесообразно, поскольку в процессе доказывания уравновешивает стороны, но такая цели вряд ли осуществима в жизни. Например, еще и потому, что органы уголовного преследования – это государственные органы, а адвокатура является общественным объединением. Следовательно, для достижения данной идеи необходимо кардинальное реформирование адвокатуры, что маловероятно. И тем не менее уголовный процесс России должен строиться в форме состязания на всех стадиях по уголовному делу. По нашему мнению, активная состязательность на досудебных стадиях уголовного процесса является предпосылкой объективного рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции.

Активность сторон может быть полноценной только в том случае, если две противоположные стороны обвинения и защиты будут владеть полной информацией по факту совершенного преступного деяния. Поэтому на стадиях уголовного судопроизводства должно быть эффективно реализовано право на ознакомление с материалами уголовного дела всеми участниками уголовного судопроизводства; для полноты познания сведений, подлежащих доказыванию и закрепленных в уголовном деле, суду целесообразно позволять сторонам работать с материалами уголовного дела (читать, копировать, изучать и т. д.) с момента поступления уголовного дела в суд, а также и в любые другие рабочие часы суда, поскольку на стадии предварительного расследования в силу сжатых сроков уголовного процесса ознакомление с материалами уголовного дела проходит формально, порою без соблюдения конституционных прав участников процесса. Полноценное информирование участников уголовного процесса в рамках ознакомления с материалами уголовного дела даст им возможность не только заявлять обоснованные ходатайства, которые станут предметом рассмотрения при назначении судебного заседания, в том числе и на предварительном слушании, но и грамотно аргументировать свою позицию в рамках судебного следствия и прений сторон. В уголовном деле судьба человека может зависеть от незначительных на первый взгляд обстоятельств, неприметных подробностей, выявление которых, с учетом их правильной оценки с точки зрения уголовного процессуального закона, может иметь решающее значение. В уголовном деле нет мелочей. В частности, для защитника данные обстоятельства актуальны именно потому, что полнота информации по уголовному делу позволяет сделать независимую оценку собранным по уголовному делу доказательствам, найти новые способы защиты интересов, а также в дальнейшем использовать полученные копии материалов уголовного дела при осуществлении защиты в суде или при составлении апелляционных, кассационных и надзорных жалоб. Думается, что целесообразно составлять протокол ознакомления с материалами уголовного дела на судебных этапах в суде первой инстанции, в котором следовало бы фиксировать факт ознакомления с конкретными материалами уголовного дела.

Анализируя изложенное, можно полагать, что состязательность для уголовного процесса по форме является способом и гарантией организации активного судопроизводства, активной формой уголовно-процессуальной деятельности, являющейся стержневым содержанием уголовного процесса в целом, поскольку рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции является центральной стадией уголовного судопроизводства. Активное участие сторон и полноценная реализация прав участников уголовного судопроизводства с позиции аргументации правоты своей позиции выступают одним из важнейших средств разумного убеждения. В этой связи внутреннее убеждение судьи в качестве его уверенности в правомерности и законности выносимого приговора по уголовному делу имеет большое значение. Поскольку доказательства могут быть убедительными и неубедительными для суда, то, изучая их, судья по своему внутреннему убеждению может определить достоверность, относимость, достаточность, допустимость доказательств, что в результате может повлиять на принятие итогового решения по уголовному делу.



[1] Зубович М. М. Правомерны ли «юридические качели» в механизме процессуального взаимодействия? (приглашение к дискуссии) // Рос. юстиция. 2008. № 9. С. 17–19.

[2] Философия : энцикл. слов. / под ред. А. А. Ивина. М., 2006. С. 815.

[3] Всемирная история. М., 1956. Т. 1. С. 106.

[4] Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1907. Т. 1. С. 14.

[5] Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995.
С. 596; История суда и уголовного процесса (схемы, таблицы, документы) / сост. В. И. Кононенко. М., 2002. С. 24.

[6] Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство – судопроизводство. СПб., 1910. С. 49.

[7] Алексеев С. С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 502.

[8] По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан : постановление Конституц. Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П // Рос. газ. 2005. 1 апр. (№ 66). С. 9.

[9] Там же.

[10] Ролз Д. Теория справедливости. Новосибирск, 1995. С. 203.

[11] Там же. С. 125.

[12] Спиркин А. Г. Философия : учебник. М., 1998. С. 461

[13] Никитаев В. В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление // Состязательное правосудие : тр. науч.-практ. лабораторий. М., 1996. С. 71.

[14] Там же. С. 74.

[15] Ларин А. М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997 // Рос. юстиция. 1997. № 9. С. 10.

[16] Белкин А. Р. Теория доказательств. М., 2002. С. 181.

[17] Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Сов. юстиция. 1990. № 7. С. 22.

[18] Белкин А. Р. Указ. соч. С. 59.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz