Брянская Е.В.3.1. Исследование доказательств в суде первой инстанции


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Брянская Е.В. Аргументирующая сила доказательств при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции: монография / Е. В. Брянская. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2015. – 193 с.

К оглавлению

Глава 3 РЕАЛИЗАЦИЯ АРГУМЕНТАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ
ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

3.1. Исследование доказательств в суде первой инстанции

Современный этап развития уголовно-процессуального законодательства и практика его применения требуют осмысления, что такое исследование доказательств, каков процессуальный порядок их исследования, какие нарушения при этом допускаются, и каким образом они устраняются или восполняются, каковы возможности реализации прав и обязанностей участников при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, может ли суд быть активным при этом. Нередко в уголовно-процес­суальной литературе затрагиваются вопросы соответствия механизмов исследования доказательств назначению уголовного судопроизводства в целом, а также в полной ли мере реализуются права участников при производстве по уголовным делам. Возникает немало вопросов о пределах, в которых осуществляется исследование доказательств по уголовным делам в суде первой инстанции.

Процесс доказывания по уголовному делу является центральным звеном уголовного судопроизводства в целом. Работа с доказательствами занимает очень важное место в уголовном процессе. Если доказательственная деятельность завершилась безрезультатно, если не установлено, кем и при каких обстоятельствах совершено преступление, то уголовное судопроизводство бессмысленно. Особую актуальность приобретает вопрос об исследовании доказательств в суде первой инстанции, поскольку рассмотрение дела по существу в первой инстанции является центральной стадией уголовного судопроизводства. В общем порядке в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств (ч. 1 ст. 240 УПК РФ). Однако если проанализировать практику применения УПК РФ, то выяснится, что содержание закрепленного законом порядка исследования доказательств не раскрывает всей его сущности, а регламентирует поверхностно лишь внешнюю форму процесса доказывания в суде первой инстанции, не затрагивая практических содержательных особенностей анализа каждого доказательства по уголовному делу.

В этой связи особый интерес приобретает позиция Европейского суда по правам человека. В частности, если мы проанализируем его постановления, а по большей части Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, то станет очевидным, что действие ст. 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать суд провести надлежащее исследование замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу, беспристрастно решая вопрос об их относимости к делу; доказательства должны быть исследованы судами, которые несут ответственность за установление фактов; доказательства должны исследоваться в открытом судебном заседании в присутствии обвиняемого, с соблюдением принципа состязательности. В этой связи заметим, что юрисдикция Европейского суда обязательна для России по вопросам толкования и применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Протоколов к ней, следовательно, обязательна и его прецедентная практика. Применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод [1] .

Тем не менее на практике непроведение порою таких судебных действий, как освидетельствование, осмотр, эксперимент, производство экспертизы, сводит исследование доказательств к повторению предварительного расследования. Такой формалистский подход к исследованию доказательств не позволяет выявить подлинное их содержание, выяснить процессуальную форму их обнаружения и закрепления, а значит, и оценить в полной мере их свойства [2] .

В основе процесса доказывания по уголовному делу законодателем предусмотрен принцип состязательности сторон, который предопределяет типологию современного уголовного процесса. В уголовно-процессуальной литературе состязательность трактуется как определенный порядок взаимоотношений противоположных по своим процессуальным интересам сторон по делу и организации их совместной деятельности в процессе исследования доказательств, проявляющийся во взаимообмене действиями и словами [3] . По большому счету состязательность представлена в виде треугольника, на вершине которого – независимый и беспристрастный суд. Стороны находятся в противоборствующем положении, в определенной степени конфронтации, они пытаются аргументировать свои позиции по факту совершенного преступления и убедить суд в своей правоте.

Поскольку принцип состязательности сторон является одним из узловых моментов новой идеологии уголовного процесса, то позиция Конституционного Суда РФ такова, что судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон [4] . Интерес заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая активное положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом, что обусловливает состязательную форму процесса. Активность сторон заключается в том, что доказательство, используемое для логического обоснования истинности, ложности, правдоподобности высказываний, заключается в более общую мыслительную процедуру – аргументацию [5] . В основе исследования доказательств заложена активная позиция сторон, которые при исследовании доказательств излагают доводы и убеждают суд с целью вынесения законного приговора по уголовному делу. Если активности сторон нет и нет полного исследования доказательств, значит, можно говорить об отсутствии состязательности сторон.

Однако возникает вопрос: во всех ли случаях в суде первой инстанции проводится исследование доказательств? К сожалению, нет, что, на наш взгляд, свидетельствует об отсутствии полной реализации принципа состязательности сторон. Глава 40 УПК РФ закрепляет особый порядок судебного разбирательства, более того, Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ был введен новый институт: особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Думается, поскольку в данном сокращенном порядке нет судебного исследования доказательств, то устраняется сфера действия как принципа состязательности сторон, так и непосредственности и устности уголовного процесса (ст. 240 УПК РФ). Решение о виновности подсудимого принимается на основе сообщения прокурора, которое, в свою очередь, основано на решении следователя, т. е. того единственного субъекта, который непосредственно воспринимал информацию о фактических обстоятельствах уголовного дела. Применение указанного института возлагает на суд обязанность устанавливать: характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления; значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления; преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым; степень угрозы личной безопасности, которой подвергались в результате сотрудничества со стороной обвинения подсудимый, его родственники и близкие лица; обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ). Подчеркнем, что от суда также требуется удостовериться: во-первых, в согласии прокурора и потерпевшего в рассмотрении уголовного дела в особом порядке, в правильности позиции прокурора; во-вторых, что досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника (ч. 2 ст. 317. 6 УПК РФ).

Изменение круга обстоятельств, подлежащих установлению в суде, внесло существенные перемены и во все структурные элементы процесса доказывания.

Следует отметить также, что суд принимает решение о соглашении с обвиняемым на основе не только доказательств, содержащихся в уголовном деле, но и материалов, подтверждающих соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных соглашением. По мнению процессуалистов, такая процедура судебного рассмотрения дела является закономерным следствием как состязательного построения судопроизводства (прокурор является «хозяином» предъявляемого обвинения), так и диверсификации процессуальных форм разрешения дела [6] . По нашему мнению, отсутствие в суде первой инстанции исследования доказательств – это прямое нарушение принципа состязательности сторон, что противоречит не только нормам УПК РФ, но и Конституции РФ. В связи с тем, что отсутствует исследование доказательств, нет важного этапа процесса доказывания в суде первой инстанции – судебного следствия. В этой связи вспоминается мнение, которое высказал А. Я. Вышин­ский в 30-е гг. прошлого века о том, что центр работы лежит в судебном следствии. Судебное следствие позволяет обеспечить убедительность судебного процесса, убедительность приговора, который должен быть вынесен на основании данных судебного следствия [7] .

По верному мнению О. А. Сычевой, судебное следствие – это структурно обособленная часть судебного разбирательства, в ходе которой судом при активном участии сторон по делу в условиях реализации демократических принципов уголовного процесса осуществляется исследование представленных и истребованных доказательств, имеющих решающее значение для формирования внутреннего убеждения судьи и вынесения законного и обоснованного решения по делу (приговора, постановления, определения) [8] . К данной позиции следует добавить то, что судья оценивает доказательства на основе того, что было исследовано в суде, на основе своего внутреннего убеждения, которое в первую очередь базируется на требованиях действующего законодательства. Именно в процессе судебного следствия при исследовании доказательств проверяются и оцениваются юридические свойства доказательств – их относимость, допустимость, достоверность и достаточность.

Необходимость исследования доказательств в рамках судебного следствия обусловлена еще и тем, что на досудебных этапах доказательствами признаются и следственные, и оперативные действия, что подлежит обязательной проверке в суде. В этой связи правильно подчеркивает Г. Б. Чеджемов: «Разница между выводами органов предварительного следствия и суда заключается не в характере выражаемой ими объективной истины, а в тех юридических последствиях, которые обусловлены установлением истины на каждой стадии процесса. На предварительном следствии истина служит основанием для обвинения, для привлечения к уголовной ответственности, в судебном заседании – это основание для постановления приговора» [9] . Следовательно, заметим, что на досудебных стадиях уголовного судопроизводства состязательность ограниченная, поскольку защитник не в полной мере может реализовать весь арсенал своих полномочий, во многом зависим от следствия. Однако именно в судебном следствии защитник может раскрыть весь свой потенциал и представить все доказательства в полном объеме, что предполагает наиболее полное и объективное исследование всех материалов по уголовному делу.

В научном аспекте заметим, что в процессуальной литературе нет единого взгляда, мнения на понятие и сущность исследования доказательств в суде. М. С. Строгович писал о проверке доказательств, заключающейся в удостоверении их правильности или неправильности. В качестве способов проверки он называл исследование самого доказательства, отыскание новых доказательств, подкрепляющих или опровергающих это доказательство, сопоставление доказательства с другими имеющимися в деле доказательствами. Итогом проверки служит оценка доказательства [10] .

А. И. Трусов включает понятие проверки доказательств в понятие их оценки. Термин «исследование доказательств» употребляет П. Ф. Пашкевич, понимая под этим деятельность субъекта доказывания по изучению доказательств и их проверке, и отмечает, что лишь в результате тщательного исследования доказательств создается возможность дать им правильную оценку. Авторы «Курса советского уголовного процесса» полагают, что термин «исследование» применяется в законе в более широком значении, чем проверка. Ссылаясь на УПК, они считают, что «исследование» включает как процесс получения информации, так и проверку полученных сведений. Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» вообще не разделяют собирание и проверку доказательств (они используют именно термин «проверка») и полагают, что эти фазы доказывания осуществляются одними и теми же методами. По мнению А. Р. Белкина, исследование доказательств – это познание субъектом доказывания их содержания, проверки достоверности существования тех фактических данных, которые составляют это содержание, определение относимости и допустимости доказательств и установление согласуемости со всеми остальными доказательствами по делу. В то же время, подчеркивает А. Р. Белкин, под оценкой доказательств в процессе доказывания следует понимать, скорее логический, мыслительный процесс определения роли и значения собранных доказательств для установления истины [11] .

Исследование доказательств в суде первой инстанции можно разделить на несколько этапов: во-первых, это действия суда по подготовке к судебному следствию, во-вторых, непосредственное восприятие судом представленных сторонами доказательств, в-третьих, подведение итогов судебного следствия и подготовка к прениям сторон. По нашему мнению, исследование доказательств не заканчивается судебным следствием. Прения сторон несут также важное информационное значение, позиции и речи сторон позволяют посмотреть в нескольких ракурсах на одни и те же доказательства по уголовному делу. Разумеется, наибольшая познавательная часть представляется в рамках судебного следствия, когда судья непосредственно исследует доказательства, суд заслушивает показания лиц, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает документы, производит другие процессуальные действия. Исследование доказательств включает в себя производство различного рода процессуальных и следственных действий, регламентированных действующим УПК РФ, а именно: допрос подсудимого (ст. 275) и (или) оглашение его показаний (в порядке ст. 276), допросы потерпевшего (ст. 277, 278, ст. 280), свидетелей (ст. 278, 280) и (или) оглашение их показаний в порядке ст. 281; производство экспертизы в соответствии с требованиями ст. 283; допрос эксперта (ст. 282); производство осмотров вещественных доказательств (ст. 284 УПК), местности и помещения (ст. 287 УПК); проведение следственных экспериментов (ст. 288 УПК), предъявление для опознания (ст. 289 УПК), освидетельствования (ст. 290 УПК); оглашение в порядке ст. 285 УПК протоколов следственных действий и иных документов.

Порядок исследования доказательств соответствует порядку проведения судебного следствия. Думается, что порядок исследования доказательств – это очередность допросов подсудимых, свидетелей и экспертов, осмотров вещественных доказательств, оглашений письменных документов. При этом данную очередность следует понимать не только как указание на то, кого раньше будут допрашивать (подсудимых, свидетелей или экспертов), но и на то, например, в какой последовательности будут допрошены подсудимые, если их несколько, кто из свидетелей будет допрошен первым, а кто – последним. Установление порядка исследования доказательств в ходе судебного следствия регулируется ст. 274 УПК РФ. Из нормы этой статьи вытекают следующие положения: очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду; первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты; допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК РФ; с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия; если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то очередность представления ими доказательств определяется судом с учетом мнения сторон.

Заинтересованность сторон в исследовании доказательств в определенной последовательности очевидна, так как это позволяет создать наиболее благоприятные условия с тактических соображений. Государственный обвинитель в силу ч. 2 ст. 274 УПК РФ первым представляет доказательства для их исследования, что порой достаточно однообразно отражается в протоколах судебных заседаний. Государственные обвинители нередко ходатайствуют об изменении порядка исследования доказательств, исходя из того, как складывается ситуация в процессе исследования доказательств (например, при неявке вызванных свидетелей). После того как стороной обвинения исследовались представленные доказательства, суд предоставляет стороне защиты возможность привести для исследования свои доказательства. В случае если подсудимый не был допрошен в период представления доказательств стороной обвинения, защита предлагает исследование доказательств начать с допроса подсудимого (по его собственной инициативе) и исследовать материалы, характеризующие личность подсудимого. В юридической литературе существуют мнения о том, что суд не может и не должен вмешиваться в деятельность других участников процесса, и вполне правильно, что норма УПК РСФСР, которая давала право суду независимо от участников процесса самостоятельно и инициативно добывать доказательства по уголовному делу, не была воспроизведена в УПК РФ, поскольку, «проявляя активность в собирании и исследовании доказательств, суду сложно будет пребывать в роли беспристрастного арбитра» [12] , «всесторонность, объективность и полнота исследования обстоятельств дела является следствием принципа состязательности сторон, поскольку в споре рождается истина» [13] . В. А. Лазарева полагает, что суд вообще не является субъектом доказывания: «Суд, стремящийся во что бы то ни стало установить истину, принимает на себя несвойственные ему в состязательном процессе полномочия, переходит на позиции обвинения, чем нарушает принцип равенства сторон, утрачивает объективность и независимость» [14] . Данные представления о месте суда в процессе познания доказательств, считается, основываются на положениях Концепции судебной реформы, которая закрепила за судом роль арбитра, освобожденного от обязанности доказывания виновности или невиновности подсудимого. В определении Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. № 204-О мы находим следующую позицию относительно пределов активности суда: «Осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами в судебном заседании, так и путем получения и исследования в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 252 УПК РФ), – иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство... Иное не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия» [15] .

Тем не менее суд все же является активным участником процесса доказывания, поскольку в законе он назван среди субъектов собирания, проверки и оценки доказательств (ст. 17, 86–88 УПК РФ). Обобщая и систематизируя полномочия суда, можно разделить их на три группы: 1) процессуальные действия, которые могут производиться как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда (оглашение показаний свидетеля и потерпевшего в случаях, когда их явка в суд оказывается невозможной (ч. 2 ст. 281 УПК РФ); назначение судебной экспертизы (ч. 1 ст. 283 УПК РФ); вызов для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования (ч. 1 ст. 282 УПК РФ); оглашение протоколов следственных действий и иных документов (ст. 285 УПК РФ); приобщение к материалам уголовного дела документов (ст. 286 УПК РФ)); 2) процессуальные действия, которые могут производиться только по ходатайству сторон (допрос свидетелей (ст. 278 УПК РФ) и осмотр вещественных доказательств (ст. 284 УПК РФ)); 3) процессуальные действия, относительно которых закон не содержит прямых указаний об их инициаторе (осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания и освидетельствование). Активная роль суда необходима прежде всего для того, чтобы обеспечить сторонам равные возможности для отстаивания своих интересов, гарантировать вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора, основанного на установлении всех обстоятельств совершенного преступления посредством всестороннего, полного и объективного исследования доказательств.

Рассматривая процессуальный порядок исследования доказательств в суде первой инстанции и вопрос о роли и активности суда, мы сталкиваемся с так называемой дихотомией: с одной стороны, суд не может быть безразличным в установлении всех обстоятельств по уголовному делу, а с другой стороны, он не должен подменять собой стороны, между которыми происходит состязание. Суд создает сторонам равные условия для отстаивания своих процессуальных позиций. Однако этого может оказаться недостаточно для вынесения по делу правильного и справедливого решения. Для решения поставленных перед судом задач ему предоставлены возможности для проверки и оценки доказательств, представленных сторонами. Однако если активность суда имеет целью проверку и оценку доказательств, то эту деятельность следует расценивать как соответствующую принципу состязательности. В том случае, когда активность суда продиктована целью создания доказательственной базы стороны обвинения или защиты или укрепления их позиций, такая деятельность явно противоречит принципу состязательности. Требование постановления по каждому уголовному делу законного, обоснованного и справедливого приговора не позволяет устранить суд от участия в исследовании материалов уголовного дела, поскольку позиция стороннего наблюдателя для суда не гарантирует реализацию ст. 6 УПК РФ – защиту прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения. В настоящем параграфе мы рассмотрели лишь некоторые аспекты исследования доказательств в суде первой инстанции; немалый интерес представляет вопрос о силе доказательств в суде первой инстанции в процессе оценки доказательств с позиции их юридических свойств. Вспоминаются слова Ю. К. Орлова: «Сила доказательств созвучна названиям других свойств доказательств – относимость и допустимость» [16] . В этой связи мы считаем целесообразным проанализировать этот аспект.



[1] О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 10 окт. 2003 г. № 5 // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2003. № 12. С. 6.

[2] Васяев А. А. Об актуальности изучения процесса исследования доказательств // Совр. право. 2012. № 11. С. 91.

[3] Смирнов В. П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства // Государство и право. 1998. № 3. С. 59.

[4] По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан : постановление Конституц. Суда РФ от
22 марта 2005 г. № 4-П // Рос. газ. 2005. 1 апр. (№ 66). С. 9.

[5] Там же. С. 174.

[6] Уголовно-процессуальное законодательство РФ 2001–2011 гг. : сб. науч. ст. / под ред. И. Б. Михайловской. М., 2012. С. 56.

[7] Вышинский А. Я. На новые рельсы // Соц. законность. 1938. № 6. С. 53.

[8] Сычева О. А. Тактика судебного следствия : монография. Ульяновск, 2012. С. 45.

[9] Чеджемов Г. Б. Судебное следствие. М., 1979. С. 4.

[10] Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Основные положения науки уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 302.

[11] Белкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2007. С. 234.

[12] Трунов И. Суд не должен добывать доказательства // Рос. юстиция. 2001. № 9. С. 56.

[13] Адамайтис М. Право суда на инициативу в исследовании доказательств мешает его беспристрастности // Рос. юстиция. 2003. № 11. С. 32.

[14] Лазарева В. А. Состязательность и доказывание в уголовном процессе // Уголов. право. 2007. № 3. С. 102.

[15] Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Будаева Ц. Н. на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 283 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс] : определение Конституц. Суда РФ от 18 июня 2004 г. № 204-О. URL: http://www.ksrf.ru.

[16] Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С. 58.

 

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz