Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Глава I. ОБВИНЕНИЕ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

Глава I. ОБВИНЕНИЕ

180. Предсудимость по делам уголовным. Невозможность юридическая обнимает собой случай, когда по уголовному делу возникают вопросы, от разрешения которых зависит направление или решение возбужденного обвинения, а между тем разрешение этих вопросов не может быть дано судом, рассматривающим данное дело по существу.

Собственно, в уголовных делах возникновение вопросов, разрешение которых обусловливает собой разрешение уголовного обвинения, есть явление обычное, и но общему правилу суд, компетентный на разрешение данного дела, тем самым признается компетентным и на разрешение всех вопросов, относящихся до этого дела и необходимых для его решения. Но из этого правила допускаются в некоторых случаях изъятия;

в уголовном деле могут возникнуть такие вопросы, которые подлежат исключительному разрешению другого установления. В последнем случае на стороне уголовного суда существует юридическая невозможность (отсутствие права) продолжать производство дела впредь до разрешения таких вопросов компетентными установлениями. Вопросы эти, обусловливающие разрешение уголовного иска и подлежащие ведению другого суда, называются преюдициальными, предсудимыми, а само разбирательство, приостанавливающее уголовное производство - преюдициальным разбирательством. Основания полного выделения некоторых вопросов гражданского права из ведомства уголовных судов лежат в том, что в гражданской области есть события, которые удостоверяются исключительно формальными актами; считали, что предоставить уголовному суду разрешение их было бы равносильно колебанию правил гражданского законодательства о предустановленных доказательствах, суду уголовному неизвестных, от этого опасались колебания твердости гражданских отношений. Тем не менее это выделение является изъятием из общего правила и как таковое должно иметь ограничительный характер.

Французские доктрина и практика под влиянием дореволюционного законодательства выработали сложную систему относительно преюдициальных вопросов. Они различают:

1) вопросы предварительные (questions prealables), разрешение которых входит в компетенцию уголовного суда, но с применением к ним правил гражданского законодательства, и

2) преюдициальные в узком смысле (questions prejudicielles), разрешение которых не подлежит судам уголовным. Последние в свою очередь распадаются на: а) questions prejudicielles а laction, без разрешения которых не может быть возбуждено уголовное преследование, а начатое должно быть прекращено, и б)questions prejudicielles au jugement, приостанавливающие лишь постановление окончательного приговора впредь до разрешения этих вопросов компетентным органом. К преюдициальным французское законодательство относит вопросы о факте несостоятельности, о правах на недвижимое имущество, о наличности прав, проистекающих от рождения или брака (вопросы о законности рождения и действительности брака), и некоторые другие. Органами, компетентными на разрешение преюдициальных вопросов; признаются гражданский суд и административные установления.

В германских законодательствах круг преюдициального разбирательства весьма узок. Так, австрийский устав 1873 г. признает за уголовным судом право на решение всех предварительных вопросов гражданского свойства, кроме вопроса о законности рождения вследствие действительности брака. Германский устав 1877г. уничтожил и это ограничение, предоставив уголовному суду право или самому разрешать всякого рода предварительные вопросы, или в интересах лучшего разъяснения дела выждать по, ним решения гражданского суда. Этой же системы в общих чертах придерживаются уставы норвежский и венгерский.

Несравненно шире поставлен этот институт в нашем праве и особенно в нашей судебной практике. Вместе с тем положения нашего законодательства по этому предмету страдают неясностью и даже противоречиями: оно говорит о преюдициальных вопросах как об обстоятельстве, приостанавливающем судебное разбирательство (ст. 27 УУС), иногда же признает их условием прекращения производства (ст.542 УУС). Порядок возбуждения преюдициальных вопросов не указан; никаких определенных правил, кому принадлежит право возбуждения их, в законе нет; в практике это возлагается на суд и на стороны; точно так же нет правил ни об отношении суда к лицу, возбуждающему вопрос, ни об обеспечении такого возбуждения, ни о сроках решения. Органами, компетентными на разрешение преюдициальных вопросов, признаются гражданский и духовный суды (ст.27, 1014, 1015 УУС). Относительно административного разбирательства этих вопросов в нашем нраве не содержится указаний, хотя бывают случаи, когда судебное производство не может иметь места без возбуждения или разрешения некоторых вопросов административной властью; таковы, например, дела о преступлениях по должности и фискальных. Но здесь решается вопрос, не входящий в состав главного вопроса о виновности, а привходящий, решением которого определяются лишь предварительные стадии процесса: возбуждение преследования или предание суду. К преюдициальным же в узком смысле в нашем законодательстве по ст.27, 1014, 1016 УУС относятся вопросы:

1) о правах состояния. Редакция этой статьи вследствие своей неопределенности может повести к неправильному толкованию, будто бы всякий вопрос о правах состояния есть преюдициальный; в действительности многие такие вопросы постоянно разрешает сам суд уголовный, например вопросы о правах состояния в смысле принадлежности лица к тому или иному сословию государства; только вопросы, касающиеся законности рождения или брака, и вытекающие из них права состояния суть преюдициальные;

2) о праве собственности на недвижимое имущество. Выделение этого вопроса из ведомства уголовного суда обусловливается государственной важностью института собственности и теми формальными доказательствами, которыми устанавливаются права на недвижимую собственность. От права собственности на недвижимое имущество надо отличать права владения, пользования и распоряжения, которые разрешаются уголовным судом на общем основании. Вопрос о праве собственности в том лишь случае считается преюдициальным, когда от признания этого права зависит сама преступность деяния; в противном случае уголовный суд устраняет его или разрешает на общем основании;

3) о свойстве несостоятельности. Во французском законодательстве преюдициальным признается лишь вопрос о факте несостоятельности. Наше право (за изъятием Варшавского округа, ст. 1330 УУС) идет далее, относя к гражданской компетенции вопрос о самом свойстве ее. Гражданский суд (собрание кредиторов и конкурсное правление под контролем коммерческого или гражданского суда) решает вопрос, была ли причиной несостоятельности умышленная вина, неосторожность или случай. Только в первом случае, при признании злостного банкротства, возбуждается уголовное преследование; но это признание небезусловно связывает уголовный суд, который властен вынести и приговор оправдательный.

Сенат не нашел возможным ограничить круг преюдициального разбирательства пределами, положенными законом. Исходя из соображения, что суды гражданские основываются в своих решениях на формальных актах, а уголовные - на свидетельских показаниях, он во избежание двойственности судебной деятельности причислил к категории преюдициальных и все вообще вопросы о наличности или отсутствии такого гражданского права, которое должно удостоверяться по закону или было удостоверено в данном случае формальными актами. Но это произвольное расширение противоречит закону, стесняет уголовный суд и в некоторых случаях может повести к полной безнаказанности.

Преюдициальными вопросами, отнесенными к ведомству духовных судов, по нашему праву, признаются вопросы о действительности или недействительности брака, но со следующими различиями: уголовный суд должен выждать окончания суда духовного, если речь идет о вступлении в брак в недозволенных степенях родства или свойства, о воспрещенном браке христиан с нехристианами и о четвертом браке (ст.1014, 1015 УУС); в случаях многобрачия уголовный суд истребывает лишь от духовного суда точные сведения о совершении брака при существовании другого (ст. 1013 УУС); наконец, по делам о браках по насилию, обману или в сумасшествии брачавшихся уголовный суд самостоятельно разрешает эти обстоятельства, и только но окончании уголовного производства к делу приступает суд духовный для решения вопроса о действительности брака (ст. 1012 УУС). Кроме того, предварительные сведения требуются от суда духовного по делам о кровосмешении (ст. 1013 УУС).

Таким образом, область преюдициальных вопросов в уголовном процессе по нашему законодательству, не говоря уже о расширении ее кассационной практикой, чрезвычайно широка, и вопросы эти категорически определяются самим законом. Суд уголовный не может признавать преюдициальными иные вопросы, но при наличности указанных в законе обязан воздержаться от их разрешения. Это прием, не разделяемый новейшими законодательствами (австрийское, германское), которые, воздерживаясь от категорического выделения каких-нибудь вопросов из обсуждения уголовного суда, предоставляют лишь последнему, буде он находит нужным и удобным по ходу дела, выждать разрешения любого вопроса в другом суде, в котором оно производится или может производиться, и затем принять такое разрешение как материал дела.

Французская доктрина, выработав учение о преюдициальных вопросах, установила точное положение института предсу-димости в системе процесса. Так; 1) возбуждение вопросов о предсудимости принадлежит сторонам; если они их не возбуждают, то предсудимые вопросы разрешаются уголовным судом на общем основании, как вопросы предварительные (questions prealables); 2) на сторону, возбуждающую вопрос о предсуди-мости, суд возлагает обязанность в определяемый им срок представить решение соответствующего суда; если оно представлено, то уголовный суд принимает его во внимание; если не представлено, то сам уголовный суд разрешает спорный вопрос, как будто возражения о предсудимости не предъявлялись; 3) на время предсудимого разбирательства течение уголовной давности приостанавливается.

Ничего подобного не представляют наше право и практика. Возбуждение вопроса о предсудимости не ограничивается сторонами: он ставится ех officio, по безличной воле самого закона. Не выработано положения, но которому уголовный суд мог бы возлагать на кого-либо обязанность представления соответствующего решения: уголовный суд ограничивается удостоверением существования в деле преюдициального вопроса и постановляет о приостановлении у себя производства. И так как иногда обе стороны заинтересованы в том, чтобы дело не доходило до уголовного суда, то у них оказывается к тому полная возможность. При таком положении предсудимость значит более чем приостановление обвинения: иногда она переходит в прямое прекращение его. Да и сам закон, называя ее в ст.27 УУС причиной приостановления, в п.З ст.542 УУС видит в ней причину прекращения дела. Практика постоянно колеблется между этими двумя пониманиями пред судимости. Вместе с тем институт предсудимости, при нашей постановке, приводит к крайнему замедлению процесса. Некоторые улучшения в этой области предположены были комиссией пересмотра 1899 г. Комиссия сохранила предсудимость только для дел брачных и для вопросов о правах на недвижимое имущество. Приостанавливая производство в случаях, когда возбуждается спор о правах на недвижимое имущество, суд назначает стороне срок от одного до трех месяцев на возбуждение производства в гражданском суде, причем если такое производство в течение этого срока не начато или начатое будет затем прекращено вследствие отказа истца или примирения, то уголовное преследование возобновляется и спорный вопрос решается в общем порядке уголовного судопроизводства (ст.26 проекта УУС).

В случаях решения преюдициального вопроса гражданским или духовным судом решение это обязательно для уголовного суда "в отношении действительности или свойства события или деяния, а не в отношении виновности подсудимого" (ст. 29 УУС). Это значит, что вопрос о внутренних условиях виновности всецело, несмотря на состоявшееся преюдициальное решение, подлежит суду уголовному; даже если бы он был разрешен судом гражданским (например, как у нас), если бы даже было установлено в гражданском порядке свойство несостоятельности, суд уголовный сохраняет за собой право на самостоятельное разрешение этого вопроса. Но первая часть приведенного положения может возбуждать сомнение; ее не следует понимать в том смысле, будто бы гражданскому суду предоставляется установление самого события преступления; в действительности суд гражданский уполномочен на разрешение не вопроса о событии преступления, а вопроса о нравах и обязанностях гражданских; только этот вопрос решает он, и только его имеет в виду закон, так что, например, гражданский суд может установить наличность или отсутствие поклажи, доверенности, аренды, а отнюдь не наличность или отсутствие растраты вверенного. Но и в этих пределах уголовный суд, не колебля гражданских последствий решения, может войти в проверку установленных иным судом обстоятельств и отвергнуть их, если они опровергаются имеющимися у него данными; так, например, с помощью свидетельских показаний в уголовном суде может быть выяснено, что в данном случае в действительности под покровом сохранной расписки был заключен заемный договор (1873, Гуляева).

О приостановлении уголовной давности при предсудимости наше законодательство молчит; этот пробел пополняется Уголовным уложением 1903г. (ст. 71).

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz