ГЛАВА I. УВЕДОМЛЕНИЕ - ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА / Кайгародова Ю.Г. Уведомление в российском уголовном процессе. Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кайгародова Юлия Евгениевна
Уведомление в российском уголовном процессе.
Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


К оглавлению

ГЛАВА I. УВЕДОМЛЕНИЕ - ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1.2. Сущность уведомления и его значение в реализации принципов уголовного судопроизводства

Рассмотрение данного вопроса уместно начать с высказывания Г.Г. Шиханцева о том, что ?действие права ? это процесс движения от нормы к социальному результату?1. Действительно, УПК РФ предусматривает право каждого на информированность, которым обеспечивается доступ к правосудию в целом. Этим гарантируется реализация принципов уголовного судопроизводства, прав и законных интересов участников уголовного процесса. Посредством информированности возникают, протекают и прекращаются уголовно-процессуальные правоотношения и главное ? достигается позитивный социальный результат.

На граждан, вовлеченных в уголовно-процессуальные правоотношения, должны в полной мере распространяться конституционные положения, гарантирующие нерушимость их прав и свобод2. В связи с этим реформирование современного российского процесса происходит на основе самоограничения государства в пользу личности, повышения процессуальной активности участников судопроизводства3. В российском уголовно-процессуальном законодательстве отдельные правовые институты, гарантирующие права личности, получили качественно новое развитие. К числу таковых относится и совокупность правовых норм, регулирующих отношения в сфере уведомления участников уголовного процесса. Участники, вступая в указанные правоотношения, имеют права и обязанности уведомлять и быть уведомленными в соответствующие сроки, тем или иным способом о чем-либо. При этом уведомление выступает в качестве одной из гарантий обеспечения доступа граждан к отправлению правосудия, охраны их прав и свобод, законности при производстве по уголовному делу, что позволяет назвать исследуемый институт незаменимым элементом реализации принципов уголовного судопроизводства и его назначения.

Вместе с тем изучение теоретической основы и правоприменительной практики показало, что правовое регулирование уведомления как неотъемлемого элемента уголовно-процессуальной деятельности имеет некоторые изъяны. Они вызваны отчасти недостаточной проработкой законодательных предписаний, а также ненадлежащей оценкой их правоприменителем. Отсюда с этим, возникает ряд сложностей при реализации этих положений.

Приступая к определению объекта и предмета настоящего диссертационного исследования, мы считаем необходимым сделать следующие оговорки. Во-первых, в русском языке значение уголовно-процессуальных терминов ?уведомление?, ?извещение?, ?сообщение?, ?повестка? имеет сходный смысл. ?Уведомление? интерпретировано как документ, которым уведомляют о чем-нибудь4. Под ?извещением? понимается сообщение, уведомление5. ?Сообщение? ? это уведомление кого-нибудь о чем-нибудь, доведение до чьего-нибудь сведения6. ?Повестка? ? письменное, официальное извещение с вызовом, приглашением куда-нибудь7. Следовательно, повестка сообщает только о вызове, сущность же извещений и уведомлений может быть многообразной. Таким образом, ?уведомление? вобрало в себя всю смысловую нагрузку вышеуказанных терминов, используемых законодателем. Поэтому мы объединили их содержание и использовали именно этот, обобщивший термин.

Во-вторых, общение между участниками уголовного судопроизводства, т.е. коммуникативная деятельность, в ходе которой происходит воздействие субъекта на субъект, ? явление достаточно распространенное. Более того, без такого общения вообще немыслима уголовно-процессуальная деятельность. Уведомление выступает одной из форм коммуникативности (информированности) уголовного процесса. В частности, элементы уведомления могут иметь место в ходе производства отдельных следственных действий, например, при разъяснении прав участникам в уголовном процессе (ст.ст. 174, 182, 183 УПК РФ и др.), сущности подозрения (ст.ст. 189, 190 УПК РФ) и т.д. В этом случае уведомление составляет неотъемлемую часть порядка осуществления того или иного процессуального действия. Кроме того, в уголовном судопроизводстве уведомление может выступать и в качестве относительно обособленного процессуального явления, например, при вызове лица, когда в повестке указываются дата, время и др. (ст. 188 УПК РФ), при направлении сообщения о задержании близким родственникам в порядке ч. 1 ст. 96 УПК РФ, извещении заинтересованных лиц о принятом решении. В рамках настоящей работы мы рассмотрим уведомление как обособленное процессуальное явление. Если же коммуникативная деятельность представляет собой составную часть какого-либо процессуального действия, то здесь, на наш взгляд, приоритетна процедура проведения данного действия, включающая в себя и уведомление. При этом мы осознаем, что провести четкую грань, позволяющую определить уведомление в качестве самостоятельного элемента деятельности правоприменителя, иногда весьма затруднительно.

Вместе с тем формулирование понятия ?уведомление? ? задача отнюдь не простая, так как в языке и науке каждый термин имеет более чем одно значение и, конечно, означает разное в разных контекстах8. В частности, полагаем, уведомление может рассматриваться как документ, деятельность, правовой институт, гарантия, система правоотношений и в иных проявлениях. В последующих частях диссертационного исследования мы будем анализировать уведомление со всех выше обозначенных сторон, формулируя понятие в каждой отдельно взятой ситуации.

Сущность уведомления, по нашему мнению, может быть определена через процессуальный статус участников уголовного судопроизводства, уголовно-процессуальные гарантии, правоотношения, в которые вступают участники по поводу уведомления, ответственность за несоблюдение процессуальных предписаний об извещении, процессуальную форму.

Считаем, что рассмотрение процессуального статуса участников уведомления в уголовном судопроизводстве уместно начать с общих положений. Основа процессуального статуса заложена в указанной нами ранее ст. 2 Конституции. При чем признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина составляет обязанность государства. Данное требование предъявляется особенно к отраслевым актам, применение которых напрямую связано с личными правами и свободами граждан9. В развитие предписания ст. 2 Конституции, ч. 1 ст. 6 УПК РФ предусматривает, что назначением уголовного судопроизводства служит защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Все права и обязанности участников уголовного судопроизводства в совокупности именуются процессуальным статусом10. Н.И. Матузов, на наш взгляд, правильно акцентировал внимание на том, что ?мало предоставить права, необходимо установить четкие юридические гарантии этих прав, способы их охраны и защиты?11. Исходя из этого, он пришел к выводу, что правовой статус включает в себя и такой элемент, как ?система правовых гарантий?12. Б.Я. Гаврилов, на основе анализа положений гл. 2 Конституции к важнейшим правам и свободам человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства относит права на свободу и личную неприкосновенность, тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища, охрану частной собственности и гарантии этих прав (ст. 22, ч. 2 ст. 23, ст.ст. 25, 35 Конституции); на защиту своих прав и свобод всеми не запрещенными способами; на квалифицированную юридическую помощь, в том числе бесплатную в предусмотренных законом случаях (ч. 2 ст. 45, ст. 48 Конституции) и др.13 Таким образом, рассматриваются не только материальная основа (основные положения), но и средства достижения социального результата, т.е. претворения их в жизнь.

Каким бы правовым статусом в конкретном уголовном деле не обладала личность, ее права и законные интересы должны неуклонно соблюдаться и охраняться. Это положение обеспечивается различными гарантиями, предусмотренными Конституцией и уголовно-процессуальным законодательством14. По нашему мнению, одной из гарантий правового положения личности и ее процессуального статуса может выступать уведомление. В обоснование данного утверждения приведем следующие аргументы.

?Право граждан на информацию, ? пишет В.Т. Томин, ? укладывается в рамки задач уголовного судопроизводства?15. В качестве базового положения об уведомлении в уголовном судопроизводстве может рассматриваться предписание, указанное в ч. 2 ст. 24 Конституции и основанное на нормах международного права, но не нашедшее отражения в отраслевом законодательстве. Названное предписание говорит об обязанности органов государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Полагаем, в содержание данной обязанности органов государственной власти и их должностных лиц входит уведомление граждан о принятом решении или проведенном действии и предоставлении возможности ознакомления с документами и материалами об этом. Указанное положение конкретизируется в уголовно-процессуальном законе посредством предоставления права участникам на информированность, в частности, через право знать о а) предъявленном обвинении (п. 1 ч. 2 ст. 42, п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), принятых решениях затрагивающих их интересы (п. 13 ч. 4 ст. 44 УПК РФ), сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны (п. 1 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), принесенных жалобах (п. 20 ч. 2 ст. 42, п. 19 ч. 4 ст. 44, п. 19 ч. 4 ст. 47, п. 15 ч. 2 ст. 54 УПК РФ); б) получать копии постановлений о возбуждении или прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу и т.д. (п. 13 ч. 2 ст. 42, п. 13 ч. 4 ст. 44, п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) и др.

Обеспечить реальную возможность осуществления прав и охрану интересов личности в уголовном судопроизводстве можно только при условии исполнения всеми участниками процесса своих обязанностей16. В сфере уведомления вторую составляющую процессуального статуса можно рассмотреть через 1) исполнение должностными лицами, осуществляющими производство по делу обязанностей по информированию: в рамках установления (признания, привлечения) участников уголовного процесса; обеспечения их процессуальных прав и соблюдения обязанностей; принятия процессуальных решений; обеспечения процессуального контроля и надзора за обеспечением прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, и соблюдения закона; 2) обязанность иных участников уведомлять должностных лиц, осуществляющих производство по делу: о своем местонахождении или его изменении; о невозможности явиться в указанный срок; о производстве порученных процессуальных действий.

Таким образом, уведомление является неотъемлемым элементом процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, поскольку право на информированность проходит красной нитью через все права.

Однако уведомление выступает не только составной частью правового статуса участников уголовного судопроизводства, но и одной из гарантий охраны и защиты их прав. Чтобы более полно рассмотреть уведомление под призмой гарантий, необходимо обратиться к этимологии термина ?правовые гарантии? и общетеоретическим положениям.

В юридической литературе нет единой позиции по вопросу о том, что следует понимать под правовыми гарантиями. Одни авторы относят к ним специальные правовые средства17, другие ? не только такие средства, но и весь порядок правового регулирования, принципы права18, процессуальную форму19. Высказывались также мнения, что гарантии ?представляют собой законы, устанавливающие права? лиц и обеспечивающие защиту их законных интересов?20, ?под гарантиями ? понимаются условия и средства, обеспечивающие реализацию и охрану прав и свобод?21. Каждая норма уголовно-процессуального закона ? определенная процессуальная гарантия22. Сюда же относятся нормы уголовно-процессуального права, обеспечивающие осуществление задач правосудия, охрану прав и законных интересов участвующих в уголовном процессе лиц, организаций, учреждений и предприятий23.

С нашей точки зрения, в этом споре нет неправых, так как французское слово ?гарантия? означает условие, обеспечивающее что-либо24. Как справедливо отмечает В.М. Коркунов, гарантии ? это все, что в той или иной мере содействует достижению определенных результатов или обеспечивает определенное состояние25. На основании приведенных суждений полагаем, что уведомление является одной из гарантий уголовного судопроизводства.

При определении значения гарантий среди всех остальных средств необходимо различать: 1) собственно гарантии; 2) все иные средства, которые в полном смысле слова гарантиями не являются, но могут приобретать и приобретают значение гарантирующих средств при определенных условиях или в определенном сочетании26.

Исходя из этого, уведомление-гарантию в собственном смысле слова следует рассматривать как специальное правовое средство, с помощью которого обеспечиваются права, свободы, интересы участников уголовного судопроизводства. Такое уведомление-гарантия закреплено в норме права, и ее назначение не подвержено изменению. Например, в статьях УПК РФ, определяющих процессуальный статус участников судопроизводства, содержится право быть уведомленными. Так, в пунктах 1, 13, 20 ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено право потерпевшего знать о предъявленном обвиняемому обвинении; принесенных по уголовному делу жалобах; получать копии некоторых постановлений. Аналогичные права имеют гражданский истец, подозреваемый, обвиняемый, законный представитель, защитник, гражданский ответчик и т.д.

Уведомление-гарантия может быть в качестве конституционной или функциональной гарантии.

Уведомление как конституционная гарантия представлено в виде правового предписания, предусмотренного в ч. 2 ст. 24 Конституции, основанного на нормах международного права и международных договоров. Обязанность должностных лиц, в производстве которых находится уголовное дело, по информированию участников уголовного судопроизводства может быть выполнена, в основном, посредством уведомления.

В некоторых случаях в обеспечении указанных конституционных положений важная роль принадлежит уведомлению как функциональной гарантии. К таковой, в первую очередь, относится право участников уголовного процесса быть извещенными о чем-либо и, во-вторых, обязанность уведомлять в целях обеспечения первого.

Уведомление в уголовном судопроизводстве также можно рассматривать как средство, которое принимает гарантирующее значение при определенных условиях или в определенном сочетании. В таком виде уведомление необходимо для обеспечения основных положений. Так, суд, прокурор, следователь, дознаватель по требованию реабилитированного обязаны направить письменное сообщение о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства. В качестве другого примера можно привести положение ч. 3 ст. 188 УПК РФ, где предусматривается обязанность лица, вызываемого на допрос, в случае неявки заранее уведомить об этом следователя.

Уведомление, выступая гарантией или средством обеспечения прав и свобод, само по себе статично. Уведомительные права и обязанности участников уголовного судопроизводства могут быть осуществлены в рамках уголовно-процессуальных правоотношений27. Они представляют собой средство реализации нормы права и связующее звено между нормой и тем результатом, для достижения которого она принята28. Уведомление в уголовном судопроизводстве можно рассматривать как юридический факт, служащий основанием возникновения уголовно-процессуальных правоотношений. Например, уведомление в порядке ч. 4 ст. 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица и направлении ему копии решения ? неотъемлемый элемент придания лицу процессуального статуса. В связи с этим возникают правоотношения между подозреваемым и органом, осуществляющим производство по делу. Кроме того, уведомление может быть основанием развития или изменения правоотношений. Например, следователь при извещении защитника об отказе в удовлетворении его ходатайства разъясняет право на обжалование своего решения. Если защитник воспользуется этим правом, то возникнут новые правоотношения. Уведомление в качестве юридического факта может служить предпосылкой для прекращения правоотношений. Так, согласно ч. 2 ст. 158 УПК РФ, установив в ходе досудебного производства по уголовному делу обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона. Праву следователя корреспондирует обязанность соответствующего должностного лица принять меры и уведомить об этом следователя. Уведомление должностным лицом о принятых мерах служит основанием прекращения правоотношений.

Уведомительные правоотношения всегда выступают в виде деятельности одного участника в отношении другого, т.е. такие правоотношения однонаправлены. Иначе говоря, уголовно-процессуальные действия и правоотношения ? явления одновременные, они неразделимы и не существуют друг без друга29.

Таким образом, уголовно-процессуальные отношения в сфере уведомления могут рассматриваться как общественные отношения, урегулированные нормами уголовно-процессуального права, возникающие, развивающиеся и прекращающиеся при уведомлении участников уголовного процесса в ходе производства по уголовному делу.

Невыполнение требований уголовно-процессуального закона об уведомлении предполагает наступление негативных правовых последствий. Однако в некоторых случаях уведомление может предотвращать наступление уголовно-процессуальной ответственности. Например, по мнению М.С. Строговича и Г.Н. Ветровой, уголовно-процессуальная ответственность возникает с момента возложения процессуальной обязанности, а не с момента ее нарушения; участник процесса несет позитивную ответственность за добросовестное исполнение своих обязанностей и негативную ? за их виновное нарушение30. Уведомление призвано обеспечить правомерное поведение субъектов уголовно-процессуальной деятельности и в этом смысле служит гарантией выполнения процессуальных обязанностей всеми участниками процесса31. Убеждение как составная часть уголовно-процессуальной ответственности находит выражение в осведомленности, которая играет немаловажную роль в неукоснительном соблюдении правовых предписаний, в том числе об уведомлении. И подчас бывает достаточно информирования лиц об их юридических правах и обязанностях в сфере уведомления, чтобы вызвать к жизни желаемое юридически значимое поведение. В случае же отступления от требований уголовно-процессуального закона об уведомлении предполагается применение мер ответственности, т.е. санкций32. Относительно уведомления они не всегда четко прописаны в УПК РФ. К ним можно отнести, в частности, на основании чч. 1-3 ст. 222 УПК РФ возвращение дела в связи с неуведомлением прокурором участников уголовного судопроизводства о направлении дела в суд. Или же в случае, если потерпевший, свидетель или иное лицо, вызываемое на допрос, своевременно не сообщат о причинах неявки, как того требует ч. 3 ст. 113 УПК РФ, они могут быть подвергнуты принудительному приводу33. Санкцией за невыполнение требований об уведомлении участников уголовного судопроизводства, например, о праве на защиту, является признание полученных доказательств недопустимыми.

Несоблюдение уведомительных предписаний, предусмотренных УПК РФ, может привести к наступлению дисциплинарной ответственности на основании иных нормативных актов, регулирующих вопросы уголовного судопроизводства. Так, в случае неуведомления следователем прокурора о задержании последний вправе внести представление об устранении нарушения закона начальнику следственного отдела. Должностное лицо, систематически не выполняющее требования УПК РФ об уведомлении, может быть подвергнуто дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины. Кроме того, ст. 17.7 Кодекса об административных правонарушениях34 за умышленное невыполнение законных, требований прокурора, следователя, дознавателя, вытекающих из их полномочий, в том числе в части уведомления, предусматривает административную ответственность в виде штрафа в размере от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда на граждан и от 20 до 30 минимальных размеров оплаты труда на должностных лиц.

Таким образом, УПК РФ и иные правовые акты предусматривают уголовно-процессуальную, административную и дисциплинарную ответственность в виде соответствующих санкций за несоблюдение предписаний об уведомлении участниками уголовного судопроизводства.

Как показало изучение истории становления института уведомления в уголовном судопроизводстве, каждому этапу развития общества соответствует свой уровень уведомительных взаимоотношений государства и гражданина, вовлеченного в уголовно-процессуальную сферу. В этом смысле уведомительные правоотношения являются объективированным уровнем зрелости общества и сложившихся информационных взаимоотношений государства и участников уголовного процесса.

Уведомление участников уголовного процесса осуществляется в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. В связи с этим исследуемому явлению присуща и определенная уголовно-процессуальная форма35. Несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон не всегда регламентирует форму (письменную или устную), содержание и сроки уведомления, некоторые нормы УПК РФ содержат его процедурные элементы. Так, в части 5 ст. 165 УПК РФ указано, что при производстве следственного действия в случаях, не терпящих отлагательства, без получения судебного разрешения, следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью, прокурора и к уведомлению прилагает копии постановления о производстве следственного действия, а также протокол. Судья, получив указанное уведомление, в соответствующий срок проверяет законность его проведения, выносит постановление и о принятом решении уведомляет следователя. Или, например, ст.ст. 92 и 96 УПК РФ регламентируют порядок уведомления прокурора и кого-либо из родственников задержанного следователем в письменной форме в течение 12 часов с момента задержания.

Обобщая изложенное выше, отметим: правовая сущность уведомления в уголовном судопроизводстве состоит в том, что оно представляет собой деятельность участников уголовного судопроизводства по доведению до сведения заинтересованных лиц в соответствующей процессуальной форме их прав и обязанностей, информации о произведенных процессуальных действиях и принятых в отношении них решениях, затрагивающих их права и свободы при производстве по уголовному, а также систему правоотношений и является одной из правовых гарантий, урегулированных уголовно-процессуальным законом, основанным на Конституции и иных нормативно-правовых актах.

Сравнительный анализ уголовно-процессуального законодательства показывает, что в УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР, увеличилось количество норм, в которых предусматривается уведомление (прил. 1), расширился круг участников уведомляющих и уведомляемых, да и сам исследуемый институт приобрел многоцелевую направленность, отображая потребности сегодняшнего времени. Исходя из этого, можно сделать вывод, что уведомление, обладая специфическим процессуальным целеполаганием, преобразовалось в один из способов охраны прав и свобод человека и гражданина. Оно выступает в качестве одной из процессуальных гарантий осуществления назначения уголовного процесса в целом и реализации принципов уголовного судопроизводства. Для современной юриспруденции ценность личности, защита ее прав и свобод есть правовая аксиома36, а права и обязанности участников уголовного судопроизводства фиксируют сложную систему взаимосвязей государства и личности, основанную на демократических принципах37. Поэтому весьма важно рассмотреть значение уведомления при реализации принципов уголовного судопроизводства, затрагивая, от части, общие положения учения о принципах38.

Принципы выступают в качестве материальной основы уголовного судопроизводства, для их реализации в рамках уголовного процесса необходимо наличие норм, конкретизирующих эти общие исходные положения39. Соответственно без таких предписаний невозможна реализация принципов уголовного судопроизводства. ?В понятие практики применения принципов уголовного процесса необходимо включать не только непосредственную реализацию самих норм, сформулированных в качестве принципов процесса, но и претворение в жизнь этих общих исходных положений через применение многочисленных уголовно-процессуальных норм, производного от них и более частного характера, в которых конкретизируется содержание отдельных сторон соответствующего принципа?40. Уведомление выступает в качестве одной из уголовно-правовых гарантий, служащих реализации большинства принципов уголовного судопроизводства.

В частности, исходя из положений ч. 3 ст. 7 уголовно-процессуального закона, нарушение предписаний УПК РФ, в том числе относительно уведомления участников уголовного судопроизводства, влечет за собой признание доказательств, полученных с нарушением закона, недопустимыми41. Одной из гарантий реализации принципа осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ) может считаться уведомление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, о том, что оно имеет право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции). Все участники уголовного судопроизводства должны извещаться таким образом, чтобы обращение не унижало их человеческого достоинства (ст. 9 УПК РФ). К сожалению, несоблюдение этих предписаний имеет место в правоприменении. Методом включенного наблюдения нами был установлен следующий случай уведомления. Оперуполномоченный Л. осуществляя задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР подозреваемого А.42, по телефону сообщил его матери о произошедшем следующим образом: ?Ваш сын является преступником и наркоманом. Он задержан за приобретение наркотиков и водворен в ИВС. Больше Вы его не увидите?. Названный метод позволил нам выявить неоднократные факты уведомления участковым уполномоченным милиции О. граждан о необходимости явиться в органы внутренних дел, которое осуществлялось на клочке бумаги из записной книжки. На небрежно вырванной части листа О. указывал фамилию вызываемого без инициалов и время с датой, когда гражданину следовало прибыть в ОВД.

При письменном уведомлении суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель должны использовать соответствующие бланки процессуальных документов либо составлять уведомление-документ таким образом, чтобы получатель не испытывал моральных страданий из-за унижающего его достоинство обращения. В содержание принципа охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ) входит обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя не только разъяснить участникам уголовного процесса права и их смысл43, но и обеспечить реализацию этих прав посредством извещения о приобретении участниками процессуального статуса, правах и обязанностях, производстве процессуальных действий или принятии решений, затрагивающих их интересы. Предписания ст. 12 УПК РФ, раскрывая содержание принципа неприкосновенности жилища, указывают на возможность производства осмотра жилища, обыска и выемки в порядке ст. 165 УПК РФ. Так, гарантией законности проведения этих следственных действий является уведомление в соответствующий срок прокурора и суда о полученных результатах. Такое уведомление служит основанием для проверки законности производства выше обозначенных следственных действий и признания полученных доказательств допустимыми. Проведенный нами анализ уголовно-процессуального закона показал, что стороны обвинения и защиты относительно права быть уведомленными равноправны (ч. 4 ст. 15 УПК РФ). Кроме того, согласно требованиям ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы, в том числе уведомления, извещения, повестки, копии постановлений и т.д., должны быть переведены на родной язык соответствующего участника, не владеющего языком, на котором ведется уголовное судопроизводство.

Уведомление играет важную роль в реализации всех принципов уголовного судопроизводства. Однако, учитывая, что уведомление в некоторых из них просматривается более четко, проиллюстрируем его проявление на примере отдельных принципов уголовного процесса.

В самом общем виде суть принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве отражена в ст. 22 Конституции. Применительно к уголовному судопроизводству эти положения конкретизируются в ст. 10 УПК РФ. Под правом на личную неприкосновенность в уголовном процессе принято понимать субъективное право лица (в отношении которого закон допускает применение мер процессуального принуждения) на обеспечение его психической и физической неприкосновенности от противоправных посягательств должностных лиц и государственных органов. Право граждан ?на личную неприкосновенность (неприкосновенность личности), имеющее для человека самостоятельное и жизненно важное значение, следует отграничивать от других ? смежных субъективных прав: собственности, свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства?44. ?В связи с этим, подчеркнем, что неприкосновенность личности ? общеправовой институт, к которому относят телесную, духовную, нравственную и психическую неприкосновенность личности, в частности, ее индивидуальную свободу и личную безопасность?45.

Среди процедурных гарантий реализации принципа неприкосновенности личности, которые необходимо соблюсти при задержании или избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) и Европейская конвенция о защите прав и основных свобод (1950 г.) указывают: каждый арестованный должен знать основания и причины его ареста; иметь доступ к материалам дела, которые используются при решении вопроса о содержании лица под стражей; иметь право воспользоваться услугами адвокатов46. Указанные права лица, чья личная неприкосновенность подлежит ограничению, могут быть реализованы через уведомление.

Согласно части 1 ст. 10 УПК РФ никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Часть 2 этой статьи обязывает суд, прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя немедленно освободить всякого незаконно задержанного, лишенного свободы, незаконно помещенного в медицинский либо психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше предусмотренного срока. В развитие конституционных предписаний в ст. 10 УПК РФ предусмотрены гарантии законности и обоснованности применения мер процессуального принуждения, а также гарантии от неправомерного ограничения свободы.

Впервые в юридической технике уголовного процесса использован прием, посредством которого нормы, посвященные уведомлению о задержании, выделены в самостоятельную статью закона (ст. 96 УПК РФ). Относительно заключения под стражу предписания подобного рода содержатся в ч. 12 ст. 108 УПК РФ. Знаменательным является то, что законодатель в ст. 96 и ч. 12 ст. 108 УПК РФ выделил право родственников и иных лиц знать о задержании или заключении под стражу своих близких, т.е. закрепил их право на уведомление, следуя канонам назначения уголовного судопроизводства и его принципам. Таким образом, посредством уведомления обеспечивается доступ граждан к правосудию и реализуется право на защиту лица, чья личная неприкосновенность была ограничена задержанием или заключением под стражу. На основании ч. 3 ст. 92 УПК РФ о произведенном задержании в течение 12 часов уведомляется прокурор. В этой части уведомлением инициируется деятельность прокурора по проверке законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности. Извещение командования воинской части о задержании (ч. 2 ст. 96 УПК РФ) или о заключении под стражу (ч. 12 ст. 108 УПК РФ) военнослужащего имеет организационно-информационный характер, поскольку подозреваемый, обвиняемый находится в непосредственном подчинении этого командования. Сообщение о задержании гражданина или подданного иностранного государства на основании ч. 3 ст. 96 УПК РФ является гарантией соблюдения норм и принципов международного права.

Тем не менее нельзя забывать об интересах предварительного следствия и правосудия в целом. Так, на основании ч. 4 ст. 96 УПК РФ при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним. Впервые данная норма нашла отражение в уголовно-процессуальном законе. Такое правило является незаменимым элементом обеспечения интересов

предварительного расследования, а также равенства прав сторон47.Учитывая вышеизложенное, отметим, что уведомление является одной из гарантий соблюдения принципа неприкосновенности личности, а также законности ограничения ее свободы, соблюдения принципов и норм международного права, обеспечения доступа граждан к правосудию.

Неприкосновенность личности подлежит ограничению при применении иных мер процессуального принуждения. В частности, основанием для привода является неизвещение подозреваемым, обвиняемым, а также иными участниками уголовного судопроизводства о причинах, препятствующих явке в орган или к должностному лицу, которыми они вызывались (ч. 3 ст. 113 УПК РФ). В данном случае уведомление служит предупредительно-обеспечительным средством, поскольку в случае своевременного извещения соблюдаются интересы предварительного расследования и обеспечивается неприкосновенность лица, обязанного явиться по вызову. В противном случае его явка осуществляется принудительно, чем ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность, т.е. уведомление при применении иных мер процессуального принуждения, ограничивающих неприкосновенность личности, служит предупредительно-обеспечительной гарантией реализации рассматриваемого принципа и соблюдения интересов предварительного расследования.

Принцип неприкосновенности личности допускает возможность ограничения прав при производстве таких следственных действий, как допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, обыск (личный обыск), выемка, осмотр, эксгумация, освидетельствование, следственный эксперимент, экспертиза, получение образцов для сравнительного исследования48. Уведомление суда и прокурора на основании ч. 5 ст. 165 УПК РФ о производстве обыска, выемки и осмотра в жилище в безотлагательном порядке служит гарантией проверки законности и обоснованности ограничения права на неприкосновенность личности. Кроме этого, ограничение личной неприкосновенности при производстве указанных следственных действий может быть обжаловано прокурору или в суд (ст. ст. 123, 124, 125 УПК РФ). О принятом по жалобе решении немедленно уведомляется заявитель (ч. 3 ст. 124, ч. 6 ст. 125 УПК РФ). В системе естественных и неотъемлемых прав человека свобода и личная неприкосновенность занимают особое место ? если не защищены свобода и личная неприкосновенность, то не защищены и все другие права49.

Таким образом, уведомление, являясь гарантией реализации принципа неприкосновенности личности, призвано обеспечить законность ограничения этого права, доступ граждан к правосудию, право на защиту, интересы предварительного расследования и правосудия в целом, соблюдение норм международного права и международных договоров, право на обжалование ограничения свободы и неприкосновенности личности.

Уведомление входит в содержание принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту. При этом оно имеет не менее важное значение в обеспечении реализации указанного принципа.

Рассмотрение исследуемого правового явления как одной из гарантий реализации принципа обеспечения права на защиту подозреваемого, обвиняемого начнем с общих положений.

В продолжение идеи, заложенной в ст. 2 Конституции, ст. 48 Основного закона гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Особую актуальность это конституционное предписание приобретает в сфере уголовно-процессуальных отношений50. Право подозреваемого и обвиняемого на защиту, предусмотренное Конституцией, УПК РФ, рядом международно-правовых актов, обеспечивает обвиняемому (подозреваемому) защиту от предъявленного обвинения (выдвинутого подозрения) как лично, используя все предусмотренные законом права, так и с помощью защитника и (или) законного представителя51. Объективно право на защиту существует в любом типе процесса, поскольку лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, всегда стремится защититься от выдвинутого в отношении него обвинения52. Под правом на защиту понимается, во-первых, ?совокупность процессуальных прав и мер, направленных к ограждению невиновности подсудимого (обвиняемого) и его прав и интересов перед уголовным судом?, т.е. содержательная сторона права на защиту, или защита в материальном смысле, и, во-вторых, защита в формальном смысле, означающая право лица (обвиняемого, подсудимого) иметь защитника53.

В уголовном процессе термин ?защита? традиционно применяется для обозначения одной из уголовно-процессуальных функций, а также для названия стороны, ?обороняющейся? от обвинения54. Речь идет о праве обвиняемого (подозреваемого) на защиту, которое рассматривается в отечественной юридической литературе как основа всех процессуальных прав, предоставленных лицу для отстаивания своих интересов55.

В связи с этим правом на защиту на основании ст.ст. 16 и 46, 47 УПК РФ обладает подозреваемый и обвиняемый, а также подсудимый, осужденный и оправданный56. В данном случае уголовно-процессуальный закон ограничил круг тех, кто обладает этим правом. Однако УПК РФ в качестве участников уголовного судопроизводства называет и тех, которые, по нашему мнению, также могут входить в круг вышеобозначенных субъектов (например, лицо, в отношении которого прекращено уголовное преследование (ч. 1 ст. 134 УПК РФ), лицо, в отношении которого принято решение (ст. 415 УПК РФ) и др.).

Другие права и законные интересы подозреваемого и обвиняемого (как и права и законные интересы прочих участников уголовного судопроизводства) обеспечиваются на основании принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ). Названные принципы в определенной части взаимосвязаны и дополняют друг друга57.

Юридическая неосведомленность может стать серьезным препятствием к реализации права на защиту. Исходя из этого, предписания ст. 16 УПК РФ обязывают суд, прокурора, следователя, дознавателя известить обвиняемого о его праве и дать ему возможность защищаться установленными законом средствами и способами от предъявленного обвинения, а также обеспечить охрану его личных и имущественных прав58. Уголовно-процессуальный закон не просто закрепляет право на защиту, а обеспечивает его реализацию, поэтому содержание рассматриваемого принципа охватывает, помимо осуществления подозреваемым и обвиняемым принадлежащих им прав, еще и деятельность других участников уголовного судопроизводства по реализации указанных прав в целях правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора59. Уведомление при этом выступает в качестве неотъемлемого элемента.

Право на защиту обеспечивается деятельностью должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, по извещению лица о придании ему процессуального статуса. Так, лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, должно быть незамедлительно извещено о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело (п. 1 ч. 4 ст. 46, ч. 4 ст. 146 УПК РФ), он имеет право получать копию, т.е. письменное подтверждение, протокола задержания, постановления о применении меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ), если в отношении него вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого либо обвинительный акт (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). Подозреваемый, обвиняемый также должен быть уведомлен о существе подозрения или обвинения. Данному праву корреспондирует обязанность дознавателя, следователя, прокурора направить копию соответствующего постановления или протокола задержания подозреваемому или обвиняемому, т.е. уведомление выступает как неотъемлемый элемент придания лицу процессуального статуса.

В основе идеи рассматриваемого принципа лежит право подозреваемого, обвиняемого на информированность о своих правах и обязанностях как в общем, так и в той или иной конкретной процессуальной ситуации. Например, подозреваемый, обвиняемый вправе знать, в чем он подозревается, обвиняется, получать копии соответствующих процессуальных документов на основании п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и т.д. При производстве отдельных следственных действий должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, дополнительно извещает подозреваемого, обвиняемого о его праве на защиту, выполняя предписания рассматриваемого принципа уголовного судопроизводства.

Лицо, привлекаемое к ответственности, имеет право защищаться всеми средствами, не запрещенными уголовно-процессуальным законом. При этом подозреваемый, обвиняемый имеет уведомительные обязанности, в частности, своевременно уведомлять дознавателя, следователя, прокурора, суд о невозможности явиться по вызову (ч. 3 ст. 188 УПК РФ), сообщать о перемене места жительства (ч. 2 ст. 112 УПК РФ).

Как отмечалось, согласно ст. 16 УПК РФ подозреваемому и обвиняемому не просто предоставляется, но и обеспечивается право на защиту. Один из способов такого обеспечения ? право подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью защитника, законного представителя несовершеннолетнего или представителя, которые имеют права, в том числе на уведомление, аналогичные правам представляемого ими лица60.

Исходя из представленных выше суждений, информированность подозреваемого, обвиняемого является одним из важных способов обеспечения их права на защиту и реализации рассматриваемого принципа, который конкретизируется в отдельных положениях производства следственных действий. Так, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны своевременно известить подозреваемого о том, где и когда будет проводиться то или иное процессуальное действие, предоставить достаточно времени для подготовки к своей защите, а также разъяснить право пользоваться услугами защитника и (или) представителя, обеспечить им свидание наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса.

Право на защиту подозреваемым, обвиняемым может быть реализовано посредством уведомления о принятых процессуальных решениях, которые облачаются в форму постановлений, обвинительных заключений, обвинительных актов, приговоров, определений. Решения, принимаемые лицом, в производстве которого находится уголовное дело, должны доводиться до сведения заинтересованных лиц, в том числе подозреваемого и обвиняемого. Кроме того, должен разъясняться порядок их обжалования прокурору или в суд, на основании ст.ст. 19, 123, 124, 125 УПК РФ и др.

Право на защиту действует во всех стадиях уголовного судопроизводства, объем прав расширяется от подозреваемого к обвиняемому и подсудимому (ст.ст. 46, 47, 49, 229, 234, 247, 248, 292, 293 и др. УПК РФ).

Таким образом, уведомление служит одной из гарантий обеспечения рассматриваемого конституционного права и способствует успешной реализации права на защиту.

Уведомление имеет также важное значение в обеспечении реализации принципа обжалования процессуальных действий и решений.

Возможность обжаловать действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя служит гарантией реализации конституционных положений о государственной защите прав и свобод человека и гражданина (ст.ст. 45, 46 Конституции Российской Федерации)61. Конституционные основы побудили законодателя к тому, чтобы право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ) было закреплено на уровне общих положений ? принципов уголовного судопроизводства. Кроме этого, в отличие от прежнего УПК РСФСР, в действующем законе содержатся самостоятельная глава, названная ?Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство? (гл. 16 УПК РФ), а также иные положения, размещенные в других частях УПК РФ. Тем самым создан правовой институт обжалования62.

Назначение принципа обжалования заключается в защите прав и интересов субъектов, вовлекаемых в процессуальную деятельность, от ущемления со стороны органов и должностных лиц, наделенных полномочиями на применение принуждения от имени государства, с которыми они вступают во взаимоотношения63.

Несмотря на большое практическое значение принципа обжалования и положений, его конкретизирующих, многие его аспекты недостаточно детально разработаны и изучены в юридической литературе, а некоторые, в частности, уведомление как неотъемлемый элемент анализируемого принципа вообще не получили теоретического обоснования. Так, в теории уголовного процесса не выработано единого мнения относительно момента возникновения правоотношений в этой сфере и механизма их реализации. По утверждению В.Л. Будникова ?институт обжалования действий и решений начинает действовать с момента возникновения уголовно-процессуальных отношений?64. Поддерживая эту точку зрения в целом, отметим, что подобное понимание вопроса является несколько абстрактном. На наш взгляд, момент возникновения права на обжалование следует рассматривать, исходя из трех типичных ситуаций. В первом случае возникновение правоотношений обусловливается моментом приобретения процессуального статуса. Например, лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, именуется подозреваемым и уведомляется о правах, в том числе получать копии постановлений, обжаловать действия и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда ? ст. 46 УПК РФ, т.е. у субъекта возникает потенциальная возможность реализовать это право. Во втором случае правоотношения могут возникнуть с момента уведомления субъекта о принятом процессуальном решении или совершенном действии, затрагивающих его права и интересы. У участника уголовного судопроизводства возникает реальная возможность воспользоваться своим правом на обжалование. В частности, на основании ч. 2 ст. 145 УПК РФ, о решении принятом по сообщению о преступлении, уведомляется заявитель, которому одновременно разъясняется порядок обжалования. Таким образом, моментом возникновения возможности обжаловать принятые решения, в основном, может рассматриваться дата получения уведомления об этом процессуальном решении. Третья ситуация ? когда субъект воспользовался своим правом на обжалование, т.е. возникли реальные правоотношения в связи с подачей и разрешением жалобы.

Одной из гарантий реализации принципа является обязанность должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, разъяснить при проведении процессуальных действий и принятии процессуальных решений порядок их обжалования, а также обеспечить возможность его реализации65. В этих целях законодатель предусмотрел систему средств и способов уведомления участников уголовного судопроизводства об их праве и процедуре обжалования: направление копий постановлений, извещений, сообщений и др., что может быть исполнено как в письменной, так и в устной форме. Однако такое понимание значения уведомления в реализации принципа обжалования было бы не полным. Сущность рассматриваемого принципа заключается не только в возможности принесения жалобы, но и участия заинтересованных лиц в ее разрешении66. В связи с этим они должны быть уведомлены о принесенных жалобах и возможности отстаивания своих интересов.

Законодатель закрепил для достаточно широкого круга участников уголовного процесса право подачи жалобы, но не всегда последователен. Например, подозреваемый имеет право только приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, дознавателя (п. 10 ч. 4 ст. 46 УПК РФ); защитник ? приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении (п. 10 ч. 1 ст. 53 УПК РФ); свидетель (п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ), эксперт (п. 5 ч. 3 ст. 57 УПК РФ), специалист (п. 4 ч. 3 ст. 58 УПК РФ), переводчик (п. 3 ч. 3 ст. 59 УПК РФ), понятой (п. 3 ч. 3 ст. 60 УПК РФ) правомочны лишь подавать жалобу.

В уголовно-процессуальном законе также закреплено право знать о поданных жалобах и представлять на них возражения67, т.е. право быть уведомленным об этом юридическом факте. В частности, указанные права имеют потерпевший (пп. 18-20 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), гражданский истец (пп. 17-19 ч. 4 ст. 44 УПК РФ), представители потерпевшего, гражданского истца (ч. 3 ст. 45 УПК РФ), гражданский ответчик (пп. 12, 14, 15 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), обвиняемый (п. 14, 18, 19 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Последний в отличие от потерпевшего, имеет право на получение копии принесенных по делу жалоб и представлений).

На наш взгляд, указанные участники должны обладать полным объемом прав на информирование.

Не совсем понятна позиция законодателя по определению круга субъектов обжалования. Так, дознаватель, следователь, прокурор и суд в УПК названы участниками уголовного судопроизводства, действия и решения которых обжалуются, но закон ничего не говорит об их праве знать о поданной жалобе и тем более получать ее копию, чтобы отстаивать свою процессуальную позицию и приносить возражения. Таким образом, указанные должностные лица не включены в круг субъектов, участвующих в рассмотрении жалобы.

Нет сомнений в том, что принцип обжалования процессуальных действий и решений должен распространяться на всех лиц, участвующих в уголовном процессе. Наряду с участниками уголовного судопроизводства, названными в разделе 2 УПК РФ, при производстве по уголовному делу в сферу уголовно-процессуальных правоотношений вовлекаются лица, процессуальное положение которых не определено в УПК РФ, но которые, в свою очередь, также могут быть субъектами обжалования. Это суждение основано на анализе ст. 123 УПК РФ, где говорится, что действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой затрагиваются их интересы68. Однако в иных статьях УПК РФ круг этих участников искусственно сужается. Так, в части 1 ст. 125 УПК РФ указываются лица, конституционным правам которых причиняется ущерб процессуальными решениями и действиями (бездействием) либо затрудняется доступ к правосудию. Как отмечает А. Халиков: ?Если ст. 123 УПК РФ говорит об ?интересах? участников уголовного судопроизводства, то в уточняющей ее ст. 125 УПК РФ речь идет только об интересах, связанных с причинением ущерба конституционным правам и свободам: иными словами, ст. 125 УПК РФ является специальной по отношению к общей ст. 123 УПК РФ?69. К указанным лицам можно отнести заявителя (чч. 1, 3 ст. 124, ч. 6 ст. 125, ч. 2 ст. 145, ч. 7 ст. 148, ч. 1 ст. 319 УПК РФ); лицо, в отношении которого принято постановление или решение (ч. 5 ст. 415, ч. 5 ст. 462, ч. 7 ст. 463 УПК РФ); лицо, на которое наложено денежное взыскание (ч. 4 ст. 118 УПК РФ), реабилитированного (ч. 1 ст. 134, ч. 2 ст. 135 УПК РФ) и др.

В числе недостатков законодательного регулирования можно обозначить и то, что уголовно-процессуальный закон не во всех случаях предусматривает сроки уведомления лица о процессуальном действии или решении, которое он может обжаловать. Например, в ч. 4 ст. 213 указано, что следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. В приведенном примере срок уведомления не указан, следовательно время на извещение указанных лиц не ограничено, что нарушает конституционное право каждого из них на обжалование и доступ к правосудию. В.Л. Будников считает, что копия постановления дознавателя, следователя, прокурора должна высылаться лицу немедленно70. С этим мнением нельзя не согласиться.

Полагаем можно отнести к проявлению непоследовательности законодателя и отсутствие в УПК РФ бланков уведомлений участников уголовного судопроизводства о том, что подана жалоба, ее содержании и праве приносить возражения. В этой связи в юридической литературе высказывается предположение о том, что при уведомлении следует признать необходимым разъяснение порядка обжалования: кому, куда, в какой срок может быть направлена жалоба, когда по ней должно быть принято решение. Надо указывать также форму и срок уведомления о результатах рассмотрения жалобы71. Позволим себе отчасти не согласиться с приведенной позицией ввиду того, что подобная обязанность лица, в производстве которого находится уголовное дело, слишком усложнит его процессуальную деятельность, поскольку по уголовному делу могут подаваться жалобы в неограниченном количестве.

Изложенное позволяет утверждать, что без правового института уведомления невозможна реализация принципа обжалования процессуальных действий и решений. Однако механизм уведомления как гарантия реализации этого принципа в настоящее время нуждается в совершенствовании.

Таким образом, значение уведомления в реализации принципов уголовного судопроизводства состоит в том, что оно является незаменимым элементом приобретения процессуального статуса участников уголовного судопроизводства, а также обеспечения их прав и исполнения обязанностей. Уведомление выступает одной из гарантий реализации общих положений при производстве отдельных процессуальных действий, в ходе которых лицо, в чьем производстве находится уголовное дело, обязано своевременно известить участника уголовного процесса о том, где и когда будет проводиться то или иное процессуальное действие, предоставив ему необходимое время для подготовки своей защиты или отстаивания своих интересов, а также о результатах, полученных при проведении процессуального действия. Кроме того, уведомление имеет важное значение при принятии по делу процессуальных решений, затрагивающих интересы участников судопроизводства, которые подлежат обязательному уведомлению с целью защиты их прав и свобод, а также обеспечения права на обжалование этих решений.


1 Шиханцев Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов / Отв. ред. д-р юрид. наук, проф. В.А. Тосимов. ? М., 1998. ? С. 49.

2 См.: Гриненко А.В. Политические основы уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Проблемы теории и практики уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности в свете нового российского законодательства: Материалы науч.-практ. конф. (Томск, 29-31 января 2004 г.) / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. М.К. Свиридова. ? Томск, 2004. ? С. 22.

3 См.: Шумилина О.Ю. Процессуальное положение потерпевшего по делам частного обвинения: Дис ? канд. юрид. наук. ? Омск, 2004. ? С. 3.

4 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1970. ? С. 808.

5 Там же. ? С. 234.

6 Там же. ? С. 737.

7 Там же. ? С. 518.

8 См.: Барак А. Судейское усмотрение. ? М., 1999. ? С.12-13.

9 См.: Ведерников В.Т. Место и роль личности обвиняемого в предмете доказывания по уголовному делу // Гос-во и право. ? 2003. ? ? 6. ? С. 45.

10 См.: Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве: Монография / Под ред. Т.И. Карпова. ? Кишинев, 1982. ? С. 8.

11 Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. ? Саратов, 1972. ? С. 191.

12 Матузов Н.И. Там же. ? С. 289.

13 См.: Гаврилов Б.Я. Правовое регулирование защиты конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства: Автореф. дис. ? д-ра. юрид. наук. ? М., 2004. ? С.14.

14 См.: Фаткулина М.Ш. Уголовно-процессуальные гарантии обеспечения законных прав и интересов лиц, в отношении которых осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера // Доступ граждан к законодательству субъектов Российской Федерации. Защита прав граждан и неприкосновенность частной жизни: Материалы междунар. ?Круглого стола?, 24-26 сентября 2001 г. ? Иркутск, 2003. ? С. 97.

15 См.: Томин В.Т. Избранные труды / Предисловие С.П. Гришина. ? СПб., 2004. ? С. 553.

16 См.: Коркунов В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. ? Саратов, 1987. ? С. 90.

17 См., напр.: Правовые гарантии законности в СССР. ? М., 1962. ? С. 37.

18 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. ? М., 1958. ? С. 28-29.

19 См.: Юридическая процессуальная форма. ? М., 1976. ? С. 105.

20 Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. ? Саратов, 1959. ? С. 22.

21 Витрук Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан // Правоведение. ? 1964. ? ? 4. ? С. 29.

22 См.: Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. ? М., 1976. ? С. 5.

23 См.: Советский уголовным процесс / Под. ред. Д.С. Карева. ? М., 1968. ? С. 20.

24 См.: Словарь иностранных слов. ? М., 1982. ? С. 111.

25 См.: Коркунов В.М. Указ. соч. ? С. 27.

26 См.: Коркунов В.М. Там же. ? С. 27.

27 См.: Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности ?Юриспруденция? / Под ред. В.П. Божьева. 4-е изд., перераб. и доп. ? М., 2004. ? С. 98.

28 См.: Уголовный процесс: Там же. ? С. 99.

29 См.: Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе: Монография. ? Тюмень, 1999. ? С. 94.

30 См.: Ткачева Н.В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России: Монография / Научн. ред. А.В. Кудрявцева. ? Челябинск, 2004. ? С. 34.

31 См.: Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность. Монография. ? М., 1987. ? С. 5.

32 Ветрова Г.Н. Там же. ? С. 101.

33 См.: Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. ? М., 1998. ? С. 123.

34 См.: Собрание законодательства РФ. ? 2002. ? ? 18. ? Ст. 1721 (с последующими изменениями).

35 Более подробно вопросы уголовно-процессуальной формы будут рассмотрены нами во второй главе.

36 См.: Александров А.С. Принципы уголовного судопроизводства // Правоведение. ? 2003. ? ? 5. ? С.162.

37 См.: Юнусов М.А. Примат обязанностей в правовом статусе личности // Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2004 г.: Материалы VI Междунар. Науч.-практ. конф., посвященной 75-летию и памяти профессора Ю.Д. Лившица. ? 1-2 апреля 2004 г. ? Челябинск, 2004. ? Ч. 1. ? С. 94.

38 См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). ? М., 1971. ? С. 6.

39 См.: Добровольская Т.Н. Там же. ? С. 43.

40 См.: Добровольская Т.Н. Указ. соч. ? С. 44.

41 См.: Белоносов В.О., Колесников Е.В. Принцип законности при производстве по уголовному делу и его интерпретации Конституционным Судом РФ // Журнал российского права. ? 2004. ? ? 5. ? С. 51.

42 См.: Архив Черлакского районного суда Омской области за 2000 г. Уголовное дело ? 960056.

43 См.: Зайцев О. Комментарий к ст. 11 ?Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве? // Уголовное право. ? 2002. ? ? 2. ? С. 65.

44 Писарев А.В. Производство следственных действий, ограничивающих право граждан на личную неприкосновенность: Автореф. дис ? канд. юрид. наук. ? Омск, 2002. ? С.8.

45 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. ? М., 1989. ? С.7.

46 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. ? М., 2003. ? С. 64.

47 Подробно об этом см.: Кайгародова Ю.Е. Уведомление о задержании подозреваемого ? гарантия реализации принципов уголовного судопроизводства // Международные юридические чтения: Материалы науч.-практ. конф. ? Омск: Омский юридический институт, 2004. ? С. 196 ? 200.

48 См.: Писарев А.В. Производство следственных действий, ограничивающих право граждан на личную неприкосновенность: Дис ? канд. юрид. наук. ? Омск, 2002. ? С. 8.

49 См.: Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии: Учебное пособие. ? М., 2001. ? С. 5.

50 См.: Козлов А. Конституционное право на защиту // Законность. ? 2003. ? ? 10. ? С. 26.

51 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. ? С. 207.

52 См.: Верещагина А.В. Защита в формальном смысле в России (дореволюционный период) // Правоведение. ? 2004. ? ? 4. ? С. 231.

53 См.: Верещагина А.В. Там же. ? С. 231.

54 См.: Фадеев П. О понятии правовой помощи личности в уголовном процессе // Уголовное право. ? 2002. ? ? 1. ? С. 72.

55 См., напр.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. ? М., 1984. ? С. 17; Савицкий В.М. Защита от обвинения как неотъемлемое право человека // Права человека: время трудных решений. ? М., 1991. ? С. 109-124; Резник Г.М., Славин М.М. Конституционное право на защиту. ? М., 1980. ? С. 25.

56 См.: Резник Г.М., Славин М.М. Указ. соч. ? С. 11.

57 См.: Гуляев А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. ? М., 2002. ? С. 58-59.

58 См.: Резник Г.М., Славин М.М. Указ. соч. ? С. 25.

59 См.: Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под ред. В.М. Савицкого. ? М., 1983. ? С. 35.

60 См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. ? М., 1973. ?С. 159.

61 См.: Химичева Г.П. Принципы уголовного судопроизводства: Лекция-консультация. ? М., 2002. ? С. 24.

62 См.: Трунов И.Л. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц в уголовном судопроизводстве // Адвокат. ? 2004. ? ? 2. ? С. 27.

63 См.: Артамонов А.Н. Обжалование действий и решений органов расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса: Дис ? канд. юрид. наук. ? Омск, 2003. ? С. 33.

64 См.: Будников В.Л. Обжалование действий и решений следователя: Учеб. пособие. ? Волгоград, 1990. ? С. 27.

65 См.: Химичева Г.П. Указ. соч. ? С. 24.

66 См.: Артамонов А.Н. Понятие жалобы и обжалования в досудебных стадиях уголовного процесса // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения: Межвуз. сб. науч. тр. адъюнктов и соискателей. ? Омск, 2001. ? Вып. 7. ? С. 109.

67 См.: Гринев А., Тарасова Г. Обжалование отдельных судебных решений в ходе уголовного судопроизводства // Законность. ? 2004. ? ? 12. ? С. 33.

68 См.: Закирова Э.Ф. Судебная проверка законности и обоснованности решения органов предварительного следствия о приостановлении уголовного дела // Ученые записки: Сб. научн. тр. юрид. факультета Оренбург. гос. ун-та. ? Оренбург, 2004. ? Вып. 1. ? С. 208.

69 Халиков А. Особенности института судебного обжалования в досудебном производстве // Российская юстиция. ? 2003. ? ? 7. ? С. 52.

70 См.: Будников В.Л. Указ. соч. ? С. 32.

71 См.: Будников В.Л. Там же. ? С. 32.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz