ГЛАВА II. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УВЕДОМЛЕНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ / Кайгародова Ю.Г. Уведомление в российском уголовном процессе. Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кайгародова Юлия Евгениевна
Уведомление в российском уголовном процессе.
Дисс. канд. юрид. наук. Омск, 2005.


К оглавлению

ГЛАВА II. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УВЕДОМЛЕНИЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

2.1. Общая характеристика правового института уведомления в уголовном судопроизводстве

Проведенное нами исследование сформировало твердое убеждение в том, что уведомление в уголовном судопроизводстве представляет собой самостоятельный правовой институт. Такое понимание возникло на основе анализа общетеоретических положений и, в частности, признаков, определяющих совокупность норм как самостоятельное образование, именуемое правовым институтом, а также преломления этих положений к общности уголовно-процессуальных предписаний, регулирующих уведомление.

В подтверждение этого считаем необходимым высказать следующие суждения.

Если нормативное предписание ? исходный элемент, ?живая? клеточка правовой материи, то правовой институт представляет собой первичную правовую общность1. Уголовно-процессуальные нормы, регулирующие однородные общественные отношения, образуют уголовно-процессуальные институты2.

Термин ?институт? используется в литературе подчас чрезмерно широко, что в ряде случаев лишает его необходимой определенности. Но если использовать термин ?институт? для характеристики структуры права, то он приобретает точное, причем однолинейное значение. Устойчивые, относительно замкнутые комплексы норм, именуемые институтами, могут иметь различные виды, состоять в различных связях друг с другом, но все они в принципе находятся в одной плоскости, в одном ряду главной структуры права3. Итак, если приведенное положение отнести к правовому институту уведомления, заметим, что обозначенный институт является элементом главного подразделения ? уголовного процесса как отрасли права.

Признавая уведомление самостоятельным правовым институтом, необходимо исходить из того, что в общей теории права принято выделять следующие трактовки понятия ?правовой институт?: это определенная группа правовых норм, регулирующих какие-либо однородные общественные отношения, которые связаны между собой в качестве самостоятельной обособленной подгруппы4; совокупность норм, регулирующих ту или иную область однородных общественных отношений5; совокупность норм, регулирующих обособленные общественные отношения в пределах той группы общественных отношений, которые составляют предмет отрасли6; совокупность норм, очерчивающих определенные типизированные отношения7; представленная в специфической группе юридических норм, входящих в соответствующую отрасль права, общеобязательная воля определенного класса или всего общества8; элемент системы права, представленный совокупностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений9; совокупность правовых норм, составляющих часть отрасли права, регулирующих вид или определенную сторону однородных общественных отношений10; сравнительно небольшая, устойчивая группа однородных правовых норм, регулирующих определенную область общественных отношений11; такие группы норм, которые регулируют лишь однородные и взаимосвязанные общественные отношения12; устойчивые, относительно замкнутые комплексы норм13.

Рассматривая правовой институт как основу права, В.С. Якушев справедливо указывает, что это ?первичное, самостоятельное структурное подразделение отрасли, первая и наиболее важная ступень формирования отрасли, где правовые нормы группируются? по их юридическому содержанию?14. Правовой институт уведомления в уголовном процессе предусматривает целую систему сходных, с точки зрения целей и процедуры, общественных отношений. В частности, А.Ф. Черданцев отмечает, что правовые институты нацелены на регламентирование определенного участка общественных отношений данного вида или рода15.

Правовой институт уведомления не автономен. Он не образует относительно самостоятельных механизмов регулирования, существует лишь во взаимосвязи с иными уголовно-процессуальными институтами и во взаимодействии с ними обеспечивает отраслевое правовое регулирование. Вместе с тем, на наш взгляд, главная функция правового института уведомления в уголовном процессе состоит в том, чтобы в пределах своего участка общественных отношений уведомительного характера обеспечить цельное, законченное регулирование. Исходя из видов правовых институтов, выделяемых в общей теории права16, институт уведомления может рассматриваться в зависимости от характера (процессуальный), сферы распространения (отраслевой), функциональной роли (охранительный).

Каких-либо единых критериев уголовно-процессуальных институтов не существует, ими могут быть стадия уголовного процесса, отдельная часть стадии, конкретное процессуальное действие, урегулированное совокупностью норм, и т.д.17 Тем не менее в юридической литературе по данному вопросу нет единой позиции процессуалистов. Так, И.П. Корякин предлагает перечень универсальных критериев, позволяющих определить, что относится к правовому институту. Среди таковых называются: однородность фактического содержания; юридическое единство правовых норм; нормативная обособленность; полнота регулируемых отношений. Но, предъявляя довольно жесткие требования к обязательной совокупности и содержанию приведенных критериев, автор приходит к выводу, что таковые не позволяют сгруппировать нормы по каким-либо общим признакам, а существование институтов права ставится под сомнение18. Позволим себе не согласиться с приведенной позицией и отметим, что более гибкий подход к установлению и совокупности критериев правового института позволяет их вычленить в силу специфики уголовно-процессуального права.

Процессуальные нормы, указывающие на уведомление, образуют определенную совокупность и регулируют отдельную, уведомительную область общественных отношений, возникающих в связи с производством по уголовному делу. В общем, представляют собой правовой институт в уголовном судопроизводстве, который может быть рассмотрен через признаки, приводимые в общей теории права19.

Первым, наиболее значимым признаком правового института является характеристика регулируемых общественных отношений20. Выступая не иначе как в форме правовых предписаний, эти отношения должны быть направлены на один и тот же объект, что позволяет говорить об их однородности21. Так, правовой институт уведомления регулирует процедурный порядок извещения участников уголовного процесса о производстве по уголовному делу в соответствующие сроки и применение определенных санкций за нарушение требований УПК РФ в этой сфере.

Вторым признаком может рассматриваться совокупность общих терминов. Относительно института уведомления в уголовно-процессуальном законе используются следующие общие понятия ? ?извещение?, ?сообщение?, ?уведомление?, ?направление копии?.

Третий признак ? своеобразие правовой конструкции института уведомления. Нормы, содержащие в себе указание на уведомление, разбросаны по тексту УПК РФ. В этом заключается, с одной стороны, неудобство применения положений об уведомлении, но с другой ? специфика рассматриваемого правового института. Здесь можно провести параллель, например, с институтом обжалования. В УПК РСФСР нормы этого института были рассредоточены по всему закону. В УПК РФ предусмотрена отдельная глава, посвященная обжалованию, но наряду с этим достаточное количество норм, указывающих на право обжалования, находится в иных статьях УПК РФ. Относительно уведомления следует указать на существование стойкой правовой общности норм, которая на протяжении многих лет в уголовно-процессуальном праве дублируется, дополняется, совершенствуется и количественно увеличивается.

Четвертый признак структуры правового института уведомления состоит из нескольких элементов:

а) данный институт представляет собой комплекс ?равноправных? правовых предписаний, т.е. нет одной определяющей нормы, где все остальные ее конкретизируют и дополняют;

б) институт уведомления характеризуется разнородностью предписаний (например, общие предписания, нормы-запреты, нормы-дозволения и т.д.), поэтому они связаны в единый комплекс, что обеспечивает разностороннее воздействие на данный участок общественных отношений;

в) в правовом институте уведомления все нормы объединены устойчивыми закономерными связями, которые выражены в юридической конструкции, упоминавшейся выше.

В качестве пятого признака рассматривается содержание правового института уведомления, которое пронизано общей идеей уведомления лиц, вовлеченных в сферу процессуальных правоотношений, о принятых в отношении них решениях или проведенных процессуальных действиях.

Шестой признак ? обусловленность расширения и усложнения общественных отношений, связанных с уведомлением в уголовном судопроизводстве. Отсюда правовой институт уведомления постоянно находится в развитии и совершенствовании.

Ю.К. Осипов отмечал, что материальной предпосылкой для формирования правового института является наличие такой разновидности общественных отношений, которые бы объективно требовали обособленного регулирования комплексом нормативных предписаний22. Данное положение позволяет выделить седьмой признак правового института уведомления ? обособленность, т.е. закрепление в отдельном нормативном акте или актах, регулирующих уведомление в уголовно-процессуальном праве.

Таким образом, не претендуя на полноту и всеобъемность определения, считаем возможным утверждать, что уведомление является самостоятельным правовым институтом, отвечающим характерным признакам относительно обособленного комплекса норм, которые, регулируя общественные отношения, возникающие по поводу уведомления, устанавливают участников извещения, полномочия государственных органов, права и обязанности юридических и физических лиц, вовлеченных в систему правоотношений в сфере уведомления, процедуру (формы уведомления, сроки, порядок направления), ответственность (санкции) за невыполнение требований норм УПК РФ.

Как мы указывали выше, история правового института уведомления в уголовном судопроизводстве насчитывает несколько сотен лет. В настоящее время, правовое регулирование указанного института осуществляется не только УПК РФ, но и другими правовыми актами. Поэтому в данном параграфе рассмотрим правовую природу уведомления через:

? общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации;

? нормы Конституции;

? положения законов (УПК РФ; иные законы регулирующие отдельные вопросы уголовного судопроизводства);

? предписания решений высших судебных органов;

? требования ведомственных нормативных актов.

На основании ч. 3 ст. 1 УПК РФ обозначено верховенство общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации. Однако из содержания указанного предписания не ясно, какие именно принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации считать общепризнанными. Кроме того, правоприменитель вряд ли может знать обо всех международных договорах Российской Федерации, в том числе об особенностях регулирования вопросов уведомления. Тем не менее, как считают процессуалисты, к общим международно-правовым актам относятся: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.; Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1996 г.; Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 24 мая 1989 г. и другие правовые документы, принятые странами ООН, а также соглашения государств Европы и США23. Указанные документы содержат значительное число правовых предписаний как декларативного, так и частного характера, которые освещают различные аспекты использования уведомления. В настоящем диссертационном исследовании невозможно детально рассмотреть все предписания, поэтому ограничимся лишь примерами, тем более, что большая часть предписаний нашла отражение в национальном (российском) законодательстве.

Красной нитью через все вышеперечисленные международно-правовые акты просматривается право любого лица, вовлекаемого в сферу уголовно-процессуальных отношений, знать о своих правах, т.е. быть своевременно уведомленным24.

Прямо на уведомление указывается в нормативных актах международного характера, непосредственно затрагивающих сферу уголовно-процессуальных отношений. Так, часть 2 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. 25 провозглашает право на свободу и личную неприкосновенность, реализуемое путем сообщения лицу не только о причинах ареста, но и уведомлением о предъявленном обвинении.

Принцип уважения чести и достоинства личности оговаривается в чч. 3 и 4 ст. 6 Международной Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.26, в которых указано, что любому лицу, находящемуся под стражей, оказывается содействие в немедленном установлении контакта с ближайшим соответствующим представителем государства, гражданином которого оно является, или если оно является лицом без гражданства, с представителем того государства, где оно обычно проживает. Если государство заключает какое-либо лицо под стражу, оно немедленно уведомляет вышеупомянутые государства о факте нахождения такого лица под стражей и об обстоятельствах, послуживших основанием для его задержания. Указанное положение посредством уведомления в свою очередь обязывает вышеупомянутое государство незамедлительно сообщить, намерено ли оно осуществить свою юрисдикцию (ч. 4 ст. 6). Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством от 7 сентября 1956 г.27 предусматривает (ч. 3 ст. 3) уведомление государствами друг друга о каждом случае работорговли и о каждой попытке совершить такое преступление. Далее в этом же документе содержится раздел V ?Сотрудничество между участвующими в настоящей Конвенции государствами и сообщение сведений?, в котором оговорен порядок уведомления о совершенных преступлениях. В Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 21 марта 1950 г.28 (ч. 2 ст. 15) приводится содержание уведомления о преступных проявлениях, в котором отражается описание преступников, их дактилоскопические отпечатки, фотоснимки, сообщение о методе работы, полицейские справки и справки о судимости. Статья 18 названного документа обозначает цель такого уведомления ? возможность последующей репатриации преступников.

Часть 4 ст. 15 Конституции провозглашает, что ?общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы?29. Часть 2 ст. 10 Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений (принята 18 декабря 1992 г. резолюцией ? 47/133 на 92-м Пленарном заседании 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН) заявляет: ?Точная информация о задержании таких лиц и месте или местах содержания их под стражей, включая места перевода, незамедлительно предоставляется членам их семей, их адвокату или любому другому лицу, имеющему законный интерес к данной информации, если лица, находящиеся в задержании, не высказывают иного?30.

Пункт 10.1 Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций об отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские Правила, приняты 29 ноября 1985 г. резолюцией ? 40/33 на 96-м Пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) указывает: ?При задержании несовершеннолетнего ее или его родители или опекун немедленно ставятся в известность о таком задержании, а в случае невозможности такого немедленного уведомления родители или опекун ставятся в известность позднее, в кратчайшие возможные сроки? 31.

Современный законодатель недостаточно полно отразил в уголовно-процессуальном законе наиболее важные правила, содержащиеся в вышеуказанных нормативно-правовых актах относительно уведомления при применении мер уголовно-процессуального принуждения

С учетом этого ч. 1 ст. 96 УПК РФ необходимо, считаем, изложить в следующей редакции: ?По просьбе задержанного лица о месте его нахождения незамедлительно уведомляются близкие родственники, родственники, близкие лица, защитник, а также администрация по месту его работы (учебы) или предоставляется возможность такого уведомления самому задержанному. При отсутствии близких родственников, родственников, близких лиц, защитника, администрации по месту его работы (учебы) данные лица ставятся в известность в кратчайшие сроки, но не позднее 12 часов?.

Кроме того, предлагаем такую редакцию ч. 3 ст. 423 УПК РФ: ?При задержании, заключении под стражу или продлении срока содержания под стражей несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого незамедлительно ставятся в известность его родители (законные представители) и защитник, а в случае невозможности такого незамедлительного уведомления родители (законные представители) и защитник ставятся в известность в возможно кратчайшие сроки, но не позднее 12 часов?. Такая редакция соответствовала бы общепризнанным принципам и нормам международного права.

Обозначенные выше проблемы свидетельствуют о ненадлежащем правовом регулировании процедуры уведомления о задержании и заключении под стражу подозреваемого, обвиняемого, что оказывает существенное влияние на реализацию принципа неприкосновенности личности в уголовном судопроизводстве.

В качестве примера можно рассмотреть Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955 г., которые касаются не только осужденных, но и лиц, находящихся под следствием по уголовным делам (п. 4). Пункт 44 ?Уведомление о смерти, болезни, переводе и т.д.? гласит:

?1. В случае смерти, серьезного заболевания или же серьезного ранения заключенного или же в случае его перевода в заведение для психических больных директор немедленно уведомляет об этом его супруга или супругу, если таковые имеются, его ближайшего родственника и, во всяком случае лицо, указанное ранее самим заключенным.

2. Заключенным следует сообщать без промедления о смерти или серьезном заболевании любого из близких родственников.

3. Каждый заключенный должен иметь право немедленно информировать членов своей семьи о своем заключении и переводе в другое заведение?32.

Перечень международно-правовых актов, содержащих в себе указание на уведомление, не исчерпывается указанными выше. Их изучение показывает, что правовой институт уведомления в сфере уголовного судопроизводства является не только средством отношений между государствами, но и гарантией реализации общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации.

В Конституции содержится значительное количество норм, прямо затрагивающих уголовно-процессуальную деятельность. Так, глава 2, закрепляющая основы правового статуса личности, содержит положения о равенстве всех перед законом и судом, о запрещении пыток, о личной неприкосновенности, неприкосновенности частной жизни, тайну переписки, телефонных и иных переговоров, праве на судебную защиту прав и свобод, получение квалифицированной юридической помощи и др. И хотя в Основном законе об уведомлении прямо не говорится, право каждого участника, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, знать о конституционных правах и требовать их обеспечения от специально уполномоченных органов вытекает из смысла положений Конституции РФ. В частности, в ст. 17 Конституции предусматривается, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. При этом ч. 2 ст. 24 Основного закона прямо указывает на то, что органы государственной власти, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Исходя из анализа приведенных выше предписаний, следует сделать вывод о гарантированном Конституцией РФ праве каждого лица, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, на уведомление и обязанности органов и должностных лиц, осуществляющих производство по делу, извещать вышеуказанных лиц о принятых процессуальных решениях и (или) произведенных процессуальных действиях.

По единодушному мнению юристов, современная Конституция России является одной из самых ?уголовно-процессуальных?, так как многие нормы тем или иным образом регулируют отношения в сфере уголовного судопроизводства33. Большое число норм Основного закона, касающихся производства по уголовному делу и отправления правосудия, нашли отражение в УПК РФ. Как отмечалось ранее, спецификой правового института уведомления является глубокое проникновение во все уголовно-процессуальные институты, что позволяет считать его неотъемлемой частью, обеспечивающей их нормальное функционирование. Это подтверждается тем, что в УПК РФ каждый раздел или главу можно рассмотреть под призмой уведомления. Анализ УПК позволил выделить около 120 правовых предписаний, регламентирующих права, обязанности и процедуру уведомления. Подробную их характеристику предстоит рассмотреть в рамках вопросов о сроках, участниках, порядке уведомления. Поэтому мы в настоящей части диссертационного исследования дадим лишь общую характеристику названных правовых норм.

Следует отметить, что закономерные уведомительные связи уголовно-процессуальных институтов основаны на характере правовых норм, в которых содержатся предписания об уведомлении.

Во-первых, часть предписаний правового института уведомления содержится в статьях УПК РФ, устанавливающих процессуальный статус участников. Например, в ст. 42 УПК РФ, определяющей статус потерпевшего, 3 таких предписания: потерпевший имеет право знать о предъявленном обвинении обвиняемому; получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела и т.д.; знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях. Аналогичные предписания содержатся в п. 13, 19 ч. 4 ст. 44; ч. 3 ст. 45; п. 1 ч. 4 ст. 46; пп. 1, 2, 19 ч. 4 ст. 47; п. 1 ч. 2 ст. 426; пп. 1, 15 ч. 2 ст. 54; ч. 2 ст. 55 УПК РФ и др.

Во-вторых, отдельные положения о порядке уведомления отражены в нормах, регламентирующих принятие процессуальных решений. Например, ст. 96 УПК РФ включает в себе 4 таких предписания: об уведомлении при задержании подозреваемого родственников; если подозреваемый является военнослужащим ? командования воинской части; если гражданин или подданный другого государства ? посольства или консульства этого государства; родственники не извещаются, когда это необходимо в интересах предварительного расследования. Предписания, касающиеся порядка уведомления при принятии процессуальных решений, содержатся также в ч. 3 ст. 94; ст. 96; чч. 4 ст.ст. 91, 104, 146, 148, 213 и 239; ч. 3 ст. 211 УПК РФ и т.д.

В-третьих, предписания об уведомлении называются в нормах уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок выполнения процессуальных действий. В частности, ч. 5 ст. 165 УПК РФ регламентирует процедуру уведомления следователем прокурора и суд в случае производства следственных действий, не терпящих отлагательства, но на производство которых требуется судебное разрешение. Следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет об этом судью и прокурора. Получив указанное уведомление и сопутствующие материалы, судья принимает решение о законности его производства. Порядок уведомления при производстве процессуальных действий содержится, например, в чч. 2 ст.ст. 158, 172, 208, 234, 256, 364; ч. 1 ст. 235; ч. 7 ст. 259; ч. 6 ст. 325; ст. 358 УПК РФ и др.

Как уже отмечалось, одним из критериев правового института служит наличие законодательно закрепленных общих положений, в которых аккумулируется основная идея его существования. Изложенное выше указывает, что в УПК РФ содержится большое число предписаний, регулирующих отношения в сфере уведомления, однако отсутствуют нормы общего характера, которые придали бы этому институту завершенный вид и в большей степени способствовали бы реализации принципов уголовного процесса. Однако правовой институт уведомления не имеет подобных положений, что позволяет предложить дополнить ст. 11 УПК РФ частями 2 и 3 следующего содержания:

?2. Суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания при осуществлении производства по делу в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязаны своевременно уведомлять участников уголовного судопроизводства об их правах, принятых в отношении них процессуальных решениях, проведенных процессуальных действиях и обеспечить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы участников, если иное не предусмотрено законом.

3. В случаях отсутствия в статьях, подлежащих применению, предписаний об уведомлении суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания при осуществлении производства по делу уведомляют участников уголовного судопроизводства по их ходатайству или по собственной инициативе, за исключением случаев, когда это может привести к разглашению данных предварительного расследования или помешать производству по делу?.

Соответствующие части 2 и 3 действующего закона считать частями 4 и 5.

Особенностью правовой природы института уведомления является также то, что, наряду со специализированным систематизированным уголовно-процессуальным законом, содержащим в себе совокупность предписаний об уведомлении, подлежащих обязательному применению, существует немало иных нормативно-правовых актов, которые регулируют общественные отношения, связанные с уголовно-процессуальным уведомлением.

Часть 2 ст. 7 УПК РФ допускает возможность применения иных федеральных законов, которые не противоречат УПК РФ. Согласно пункта 2.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 г. ? 13-П термин ?федеральный закон? используется в УПК РФ для обозначения всех федеральных законов, принимаемых федеральным законодательством, как в обычном порядке, так и федеральных конституционных законов. При этом Конституция исходит из верховенства федеральных конституционных законов по отношению к федеральным законам34. Из-за объема диссертационного исследования, ограничимся анализом наиболее показательных правовых положений, регулирующих порядок уведомления в рамках уголовно-процессуальных правоотношений.

Например, часть 2 ст. 12 Федерального конституционного закона РФ ?Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации?35 гласит: ?В случае задержания Уполномоченного на месте преступления должностное лицо, произведшее задержание, немедленно уведомляет об этом Государственную Думу, которая должна принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры. При неполучении в течение 24 часов согласия Государственной Думы на задержание Уполномоченный должен быть немедленно освобожден?.

Федеральный закон ?О прокуратуре Российской Федерации?36 в ч. 1 ст. 24 и ч. 2 ст. 25 содержит требование сообщить прокурору в письменной форме о результатах рассмотрения и принятых мерах по представлению и постановлению прокурора.

Часть 2 ст. 20 Федерального закона ?О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации?37 указывает, что Совет Федерации, Государственная Дума рассматривают представление Генерального прокурора о получении согласия на лишение члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы неприкосновенности, после чего в трехдневный срок извещают его о принятом решении. О каждом случае возбуждения, прекращения уголовного дела или вступления приговора в законную силу в отношении члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы орган дознания, следователь или суд в трехдневный срок сообщает соответствующей палате Федерального Собрания Российской Федерации на основании ч. 4 ст. 29 названного закона.

Федеральный закон ?О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений?38 в ч. 4 ст. 7 предусматривает, что лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны незамедлительно известить одного из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте или об изменении места его содержания под стражей. А часть 6 ст. 20 обозначает обязанность администрации места содержания под стражей незамедлительно сообщать подозреваемому, обвиняемому сведения о смерти или тяжком заболевании близкого родственника. Пункт 1 ч. 1 ст. 17 регламентирует право подозреваемого, обвиняемого получать информацию о своих правах и обязанностях, режиме содержания под стражей, дисциплинарных требованиях, порядке подачи предложений, заявлений и жалоб. Если подозреваемый, обвиняемый отказывается от приема пищи и выяснить причины не представляется возможным, об этом извещается лицо или орган, в производстве которого находится уголовное дело, а также прокурор (ч. 1 ст. 42). При возникновении оснований для освобождения подозреваемых, обвиняемых (ч. 2 ст. 50) начальник места содержания под стражей обязан не позднее чем за двадцать четыре часа до истечения срока содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора.

Федеральный закон ?О статусе военнослужащих?39 в ч. 3 ст. 5 содержит требование немедленно уведомлять органы военного управления и органы военной прокуратуры о задержании военнослужащих вне расположения воинской части, в которой они проходят военную службу. Федеральный закон ?О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства?40, в п. 3 ч. 1 ст. 24 указывает обязанность органов, обеспечивающих государственную защиту, своевременно уведомлять защищаемых лиц о применении, (изменении, дополнении) в отношении них мер безопасности и мер социальной поддержки, а также о принятии решений, связанных с обеспечением государственной защиты.

В части 12 ст. 16 Закона РФ ?О статусе судей в Российской Федерации?41 предусмотрено, что лишение неприкосновенности судьи может быть обжаловано в суд в течение 10 дней с момента получения копии такого решения.

Закон РФ ?О милиции?42 (ч. 2 ст. 11) оговаривает порядок уведомления прокурора милицией незамедлительно, но не позднее 24 часов, обо всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем граждан. Часть 3 ст. 12 этого же закона, перечисляя условия и пределы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, содержит требование уведомлять прокурора обо всех случаях смерти или ранения. Часть 2 ст. 18 предусматривает в случаях обращения граждан с заявлением о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, обязанность сотрудников милиции задержать лицо по подозрению в совершении преступления, сообщить в ближайшее подразделение милиции.

Нельзя не обратить внимания, что круг законов расширяется. В то же время правовые нормы, содержащиеся в них, не всегда сбалансированы, взаимосвязаны с ключевым законом ? Уголовно-процессуальным кодексом43.

Решения высших судебных органов неоднократно затрагивали вопросы уведомления в уголовном судопроизводстве.

Конституционный Суд РФ выносит постановления, которыми признает не соответствующими Конституции положения, содержащиеся в той или иной статье УПК РФ; предлагает Федеральному собранию решить вопрос о внесении изменений в УПК РФ; ориентирует правоохранительные органы до внесения изменений в уголовно-процессуальный закон решать рассматриваемые вопросы на основе применения положений Конституции РФ44.

В своих постановлениях Конституционный Суд зачастую указывает на нарушение уголовно-процессуальных норм в сфере уведомления. Так, в Постановлении от 14 февраля 2000 г.45 отмечается, что недопустимое нарушение норм УПК РСФСР возникает в ситуации, когда при пересмотре дела в порядке надзора суд не известил осужденных о принесенных протестах, о времени и месте рассмотрения дела, ни о принятых по ним решениях. Более того, ч. 3 ст. 377 УПК РСФСР, допускавшая возможность рассмотрения дела в порядке надзора без уведомления осужденного, оправданного и их защитников, была в свое время признана не соответствующей Конституции РФ. В Постановлении от 27 июня 2000 г.46 Конституционный Суд указал на несоответствие Конституции и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР относительно неуведомления защитника о задержании или аресте его подзащитного.

Вопросы уведомления не остались без внимания и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Например, в пунктах 7 и 15 Постановления от 5 марта 2004 г. ? 1 ?О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ?47 содержатся разъяснения о надлежащем извещении участников судопроизводства о месте, дате и времени судебного заседания в порядке ст. 108 УПК РФ, а также о вручении копии обвинительного заключения или обвинительного акта обвиняемому.

Существенное влияние на уведомительную деятельность органов предварительного следствия при производстве по делу оказывают ведомственные нормативные акты. Наиболее показательны из них приказы, определяющие порядок рассмотрения и разрешения информации о преступлениях. Например, приказ МВД России от 13 марта 2003 г. ? 158 ?Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях?48 предусматривает не только порядок уведомления о принятом решении по сообщению о преступлении, но и предлагает бланк талона-уведомления. Генеральной прокуратурой РФ изданы аналогичные приказы от 15 января 2003 г. ? 3 и 21 октября 2003 ? 4549, регламентирующие указанные вопросы, в том числе и в сфере уведомления.

Достаточно часто вопросы уведомления при производстве по делу находят отражение в ведомственных нормативных актах, содержащих попытки восполнить пробелы в уголовно-процессуальном законе. Так, приказ Генеральной прокуратуры РФ от 5 июля 2002 г. ? 3950 в п.2.6 предусматривает порядок уведомления для получения согласия на возбуждение уголовного дела, если невозможно оперативное возвращение дознавателя, следователя с места происшествия. В этом случае уведомление о согласии на возбуждение уголовного дела может быть передано по телефону, телеграфу, телетайпу и т.д.

Таким образом, мы имеем дело со сложным, многосторонним явлением уголовно-процессуального права, поскольку нормативное регулирование института уведомления обширно и многогранно. Однако все нормативно-правовые акты, так или иначе регулирующие порядок уведомления, выступают как некое единое целое, формирующее данную правовую систему и наполняющее ее конкретным нормативным содержанием.

В теоретическом плане четкое представление об общей характеристике правового института уведомления в уголовном судопроизводстве служит предпосылкой для более глубокого его рассмотрения в следующих частях диссертационного исследования. В практическом плане такое представление о правовом регулировании исследуемого института создает условия для дальнейшего совершенствования и соответственно повышения эффективности правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов в сфере уведомления.


1 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. ? М., 1975. ? С. 119.

2 См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. ? М., 2004. ? С. 17.

3 См.: Алексеев С.С. Указ. соч. ? С. 120-121.

4 См.: Теория государства и права / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.Г. Александрова. ? М., 1974. ? С. 513.

5 См.: Юридический словарь. ? М., 1953. ? С. 238.

6 См.: Теория государства и права / Под ред. А.И. Денисова. ? М., 1967. ? С. 311-312.

7 См.: Дембо Л.И. О принципах построения системы права // Сов. г-во и право. ? 1956. ? ? 8. ? С. 94.

8 См.: Коваленко А.И. Теория государства и права: Вопросы и ответы. ? М., 1997. ? С. 125.

9 См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. ? М., 1997. ? С. 169.

10 См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. ? М., 1998. ? С. 234.

11 См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. ? М., 2001. ? С. 312.

12 См.: Общая теория советского права / Под ред. С.М. Братуся, И.С. Самощенко. ? М., 1966. ? С. 317.

13 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. ? М., 1975. ? С. 121.

14 Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. ? 1970. ? ? 6. ? С. 66.

15 См.: Черданцев А.Ф. Системность норм права // Сборник научных трудов Свердл. юрид. ин-т. ? Вып. 12. ? 1970. ? С. 51.

16 См.: Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права: Учеб.-метод. пос. Краткий учебник для вузов. ? М., 1999. ? С. 328.

17 См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. Указ. соч. ? С. 17.

18 См.: Корякин И.П. Отрасль права и институт права (выводы о доктрине развития уголовно-процессуального права): Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УРГЮА (СЮИ): Материалы международ. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, 27-28 янв. 2005 г.: В 2 ч. ? Екатеринбург, 2005. ? Ч. 1. ? С. 462-463.

19 См.: Алексеев С.С. Указ. соч. ? С. 121-135.

20 См.: Черкасова Е.К. Правовое регулирование приостановления и возобновления предварительного расследования: Дис? канд. юрид. наук. ? Тюмень, 2004. ? С. 27.

21 См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. ? М., 1975. ? С. 33.

22 См.: Осипов Ю.К. О понятии правового института // Правоведение. ? 1973. ? ? 1. ? С. 55.

23 См.: Баранов А.М., Деришев Ю.В., Николаев Ю.А. Понятие и назначение уголовного судопроизводства. Источники уголовно-процессуального права: Учеб. пос. ? Омск, 2003. ? С. 45.

24 Эта идея не только формально отражена в международном законодательстве, но и находит достаточно активное применение. Так, Европейский Суд по правам человека в своем решении от 13 мая 2004 г. по жалобе, поданной Григорием Аркадьевичем Ваньян против Российской Федерации, неоднократно ссылался на право каждого обвиняемого в совершении преступления быть немедленно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного обвинения на основании ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.

25 См.: Международная защита права и свобод человека: Сборник документов. ? М., 1990. ? С. 36.

26 См.: Там же. ? С. 109.

27 См.: Международное право в документах: Учеб. пос. / Сост.: Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков ? 4-е изд., перераб. и доп. ? М., 2003. ? С. 343.

28 См.: Там же. ? С. 356.

29 Государственная символика РФ. ? М., 2004. ? С. 7.

30 См.: Международное право в документах. ? С. 357.

31 Драчев В. Порядок уведомления о задержании надо привести в соответствие с нормами международного права // Российская юстиция. ? 2004. ? ? 3. ? С. 52.

32 См.: Международная защита права и свобод человека: Сборник документов. ? М., 1990. ? С. 291.

33 См.: Баранов А.М., Деришев Ю.В., Николаев Ю.А. Указ соч. ? С. 43.

34 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 г. ? 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы // Собрание законодательства Российской Федерации. ? 2004. ? ? 27. ? Ст. 2804.

35 Собрание законодательства Российской Федерации. ? 1997. ? ? 9. ? Ст. 1011 (с последующими изменениями).

36 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. ? 1992. ? ? 8. ? Ст. 366 (с последующими изменениями).

37 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. ? 1999. ? ? 28. ? Ст. 3466 (с последующими изменениями).

38 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. ? 1995. ? ? 29. ? Ст. 2759 (с последующими изменениями).

39 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. ? 1998. ? ? 22. ? Ст. 2331 (с последующими изменениями).

40 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. ? 2004. ? ? 34. ? Ст. 3534 (с последующими изменениями).

41 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. ? 1992. ? ? 30. ? Ст. 1792 (с последующими изменениями).

42 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. ? 1991. ? ? 16. ? Ст. 503 (с последующими изменениями).

43 См.: Кожевников В.В., Марфицин П.Г. Уголовно-процессуальный аспект механизма правового регулирования: Учеб. пос. ? Омск, 1998. ? С. 36.

44 См.: Ножкина А.В. Система источников уголовно-процессуального права и направления ее развития // Российский следователь. ? 2002. ? ? 7. ? С. 17.

45 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. ? 2-П ?По делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б.Аулова, А.Б.Дубровской, А.Я.Карпинченко, А.И.Меркулова, Р.Р.Мустафина и А.А.Стубайло? // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. ? 2000. ? ? 3.

46 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. ? 11-П ?По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова? // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. ? 2000. ? ? 5.

47 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. ? 2004. ? ? 5.

48 См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. ? 2003. ? ? 26.

49 См.: Законность. ? 2003. ? ? 4, 12.

50 См.: Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 5 июля 2002 г. ? 39 ?Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства?. Сайт Генеральной прокуратуры // http://genproc.gov.ru/ (от 11.04.2005 г.)

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz