Кувалдина Ю.В. Сделка как способ разрешения уголовно-правового конфликта в американском и российском уголовном процессе // Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Диссер. …канд. юрид. наук. Самара: СамГу, 2011.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кувалдина Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России.
Диссер. …канд. юрид. наук. Самара: СамГу, 2011. 272 с.


Глава 2. Компромиссные процедуры России и зарубежных стран: сравнительно-правовой анализ

§ 1. Сделка как способ разрешения уголовно-правового конфликта в американском и российском уголовном процессе

Проблема эффективного отправления правосудия в США многие десятилетия решается путем применения института сделки о признании вины. Ни одно исследование, посвященное новым для отечественного уголовного процесса особым порядкам судебного разбирательства, не обходится без их сопоставления с американской сделкой. При этом высказываются противоположные мнения: одни авторы видят в особых порядках российский аналог американской модели правосудия. В них предметом судебного разбирательства является уголовный иск, предъявленный государственным обвинителем. Вопрос о том, виновен ли обвиняемый в совершении преступления, выходит в этих процедурах за пределы полномочий суда1. Другие авторы определяют особые порядки как разновидности упрощенного производства, которые в строгом смысле сделкой не являются, поскольку отсутствует главный ее признак – возможность сторон обмениваться взаимовыгодными обязательствами, торговаться, определять условия сотрудничества2. С принятием Закона от 29.06.2009 г. № 144-ФЗ, регулирующего механизм заключения досудебного соглашения, ситуация не изменилась, поскольку сделкой его можно считать лишь по названию, но не по сути3.

В целях выработки собственного мнения по этому вопросу представляется полезным выяснить причины появления в уголовном процессе США сделок, их разновидности, отношение к ним законодателя, теоретиков и практиков, направления развития. В американском уголовном процессе заключаются два типа сделок - о признании вины и о сотрудничестве со следствием. Процедура их заключения урегулирована детально Федеральными правилами уголовного процесса в окружных судах США (правило 11), Сводом законов США (статья 3553(3)18), Руководящими правилами США по назначению наказаний (статья 5К1.1), законодательством ряда штатов4. Обязательства сторон, взятые по этим двум типам сделок, различаются. В первом случае возможно заключение сделок трех видов: 1) о признании вины в обмен на смягчение обвинения; 2) о признании вины в обмен на снижение наказания; 3) о признании вины в обмен на смягчение обвинения и снижение наказания. Кроме того, американскому уголовному процессу известна процедура разрешения уголовных дел без проведения судебного разбирательства в случае заявления подсудимым ходатайства об отказе оспаривать предъявленное обвинение (nolo contendere). Вариантов сотрудничества в американском уголовном процессе можно выделить также несколько: 1) сотрудничество, в рамках которого лицо не может преследоваться за содеянное. Сотрудничество главным образом состоит в даче показаний против соучастников. В американской науке такое явление называют «превращением в свидетеля обвинения». При этом сообщенные им сведения не могут быть использованы против него по уголовному делу; 2) сотрудничество в рамках соглашения о признании вины. Следует отметить, что признание вины само по себе уже рассматривается как один из способов сотрудничества. В тоже время все чаще стали заключаться сделки под «условием», что обвиняемый не только признает вину, но и выполнит какую-либо полезную работу для общества, возместит убытки потерпевшему, поможет изобличить соучастников (подраздел (с)(1) Правила 11 Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США). При положительном посткриминальном поведении лица суд, назначая наказание, не вправе выйти за пределы обещанной «вилки» наказаний. Этот вариант оставляет возможность преследования лица на основе самостоятельно (не от него) полученных доказательств. Соглашение о содействии в расследовании других дел или уголовном преследовании других лиц может быть заключено уже после осуждения лица. В этом случае осужденного стимулируют к заключению соглашения, обещая снизить наказание, назначенное ему по приговору суда.

В процессуальной литературе сущность американской сделки о признании вины и порядок ее заключения исследованы глубоко5. Немало работ посвящено сравнительному анализу американского института и особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл.40 УПК)6. В связи с появлением в российском уголовном процессе института, предусмотренного гл.40.1 УПК, возникает вопрос: является ли этот институт сделкой, и может ли его дальнейшее развитие пойти по американскому пути? При этом мы будем сравнивать российское досудебное соглашение о сотрудничестве именно с американской сделкой о признании вины по следующим причинам. Изучение американских научных источников и практики показало, что до 98 % уголовных дел от их общего числа в судах разрешается сегодня посредством сделки о признании вины7. Процедура разрешения уголовно-правового спора на основании заявления подсудимым ходатайства nolo contendere применяется редко, поскольку, с одной стороны, на практике возникают значительные трудности при толковании категории «отказ от оспаривания обвинения», с другой, требуется соблюдать дополнительные условия- заявление подсудимым такого ходатайства допускается только с согласия суда, а одобрение судом – только после должного учета мнения сторон и установления общественной заинтересованности в эффективном отправлении правосудия. Американский вариант соглашения о сотрудничестве, предусматривающий освобождение лица от уголовной ответственности, также встречается на практике не часто. Такие соглашения заключаются, если необходимость сотрудничества обусловлена общественным интересом и получено согласие вышестоящего должностного лица прокуратуры в целях обеспечения единообразной практики заключения таких соглашений8. Таким образом, в подавляющем большинстве случаев в США с обвиняемыми заключаются сделки о признании вины, в том числе и те, дополнительным обязательством по которым выступает содействие обвиняемого в раскрытии преступления и уголовном преследовании других лиц. Кроме того, по своей природе процедура заявления ходатайства об отказе от оспаривания обвинения больше общего имеет с российским особым порядком принятия судебного решения, предусмотренным гл.40 УПК, а американское соглашение о сотрудничестве, предполагающее освобождение лица от уголовного преследования, - с российским институтом деятельного раскаяния.

Процессуальный порядок рассмотрения дела на основании сделки, условиями которой выступают как признание вины, так и содействие следствию в раскрытии преступления и изобличении соучастников, ничем не отличается от судебного разбирательства при заявлении лицом ходатайства о признании вины.

Сама возможность появления такого института в американском уголовном судопроизводстве в значительной мере обусловлена особенностями правовой и процессуальной систем США. Англо-американское право не знает деления на материальное и процессуальное, частное и публичное, гражданское и административное, построено по формально-юридическому принципу, придает приоритетное значение процессуальным нормам перед нормами материальными, характеризуется отсутствием кодификации (за исключением некоторых штатов США), господством прецедента над статутом9. Отсюда и специфические черты уголовного процесса США. Для него характерна его «процедурность», состязательность и диспозитивность. В американском уголовном процессе прокурор имеет широкие дискреционные полномочия по распоряжению обвинением, а обвиняемый – диспозитивное право признать вину по предъявленному обвинению в суде. Сторонам предоставлено право заключить соглашение, согласно которому они идут друг другу на уступки: обвиняемый обязуется в суде признать свою вину в совершении преступления, а прокурор уменьшить объем обвинения или переквалифицировать содеянное на менее тяжкий состав преступления. В результате наказание, назначенное обвиняемому судом, будет менее суровым. Разрешение дела на основе сделки выгодно для всех участников судопроизводства. Стороны и суд сделка избавляет от проведения судебного следствия, т.к. признание вины влечет особую форму рассмотрения дела, при которой доказательства в суде не исследуются. Сделка также существенно сокращает продолжительность прохождения дела в суде. В случае признания вины проводятся только две судебные стадии – предъявление обвинения и определение осужденному меры наказания. Сделка избавляет и от необходимости приглашать в суд свидетелей, поскольку доказательства не исследуются, а также потерпевшего, мнение которого относительно предстоящей процедуры выясняется прокурором при формулировании им своего варианта условий сделки. Сделка удовлетворяет интересы всех участников процесса, даже потерпевшего, который исключен из процесса заключения сделки. Поскольку в последнее время все чаще условием сделки является не только признание обвиняемым своей вины в совершении преступления, но и выполнение положительных посткриминальных действий, в том числе возмещение ущерба потерпевшему, частный интерес в рамках уголовного судопроизводства получает реальное удовлетворение.

Российский особый порядок принятия судебного решения, урегулированный гл.40.1 УПК, формируется в иных условиях. Несмотря на стремление разработчиков действующего УПК придать отечественному уголовному судопроизводству чисто состязательный характер, оно остается смешанным. Поэтому признательные показания рассматриваются как рядовое доказательство, которое не освобождает органы предварительного расследования от обязанности самостоятельно, без помощи лица доказать его вину в совершении преступления, а суд от обязанности проверить и оценить по внутреннему убеждению, подтверждается ли вина этого лица другими доказательствами, собранными по делу. Усиление диспозитивного начала (предоставление обвиняемому права выбрать форму судебного разбирательства, ограничение активности суда в самостоятельном собирании доказательств, обязательность для суда полного или частичного отказа государственного обвинителя от обвинения и др.) сделало возможным появление таких институтов, как особые порядки принятия судебного решения, предусмотренные главами 40 и 40.1 УПК. Однако сильное розыскное досудебное производство и сохранение элементов «публичности» в суде и сегодня отличают эти особые порядки от американской сделки о признании вины.

Положительное отношение10 к американской сделке зарубежных процессуалистов менялось за годы её применения в негативную сторону11, в России - наоборот. Если в советский период институт сделки подвергался серьезной критике12, то в современной России идея реформирования особых порядков на основе американского института активно поддерживается многими процессуалистами. Аргументы «за» и «против» приводятся сходные. По оценкам американских процессуалистов, в США «общераспространенно скептическое отношение к формальным процедурным правилам; они рассматриваются как препятствие к быстрому рассмотрению дел подозреваемых, в отношении которых уже было произведено необходимое (фактическое) расследование и сделан вывод об их фактической виновности»13. Американские ученые указывают в качестве основной причины распространения сделок о признании вины переполненность системы правосудия уголовными делами, в силу чего обвинители вынуждены в целях уменьшения нагрузки на своих исполнителей и на судебные органы идти на соглашения с подсудимыми14. Подобные соглашения сберегают время и ресурсы, оставляют суду возможность проведения полного процесса по более важным и сложным делам15. Еще более красноречиво объективная необходимость применения этой упрощенной процедуры обосновывается в документах главнейших правовых учреждений Америки. В мотивировочной части решения по делу Stetobello указывалось, что «соглашения на случай признания вины являются не только существенной, но и в высшей степени желательной частью судопроизводства по многим основаниям. Сделка ведет к быстрому и в значительной степени окончательному разрешению большинства уголовных дел; избавляет существенно от разлагающего влияния вынужденного безделья во время досудебного пребывания в заключении тех, кому отказывают в освобождении из-под стражи…»16. В другом решении Верховный суд США указал, что обвиняемый, заявляя о признании вины, тем самым «демонстрирует готовность начать отбывание наказания в исправительном учреждении с таким психологическим настроем, который дает надежду на его успешное перевоспитание за более короткий срок, чем потребовалось бы в противном случае»17. В 1975 г. процедура plea-bargaining окончательно получила формальное одобрение Верховного Суда США как не противоречащая конституционным принципам правосудия18. Американская ассоциация юристов, обосновывая полезность сделок о признании вины, указала, что одна из причин, оправдывающих предоставление обвиняемому уступок при назначении наказания, заключается в том, что обвиняемый заявлением о признании вины помогает государству в лице обвинителя в достижении его задач, что «способствует быстрому и неотвратимому применению к нему мер исправительного воздействия», и что «уступки открывают возможности применения альтернативных мер исправительного воздействия, которые лучше приспособлены для достижения воспитательных, охранительных и предупредительных целей исправительного воздействия, или предотвращают причинение излишнего страдания обвиняемому»19.

Таким образом, положительные стороны разрешения уголовно-правовых конфликтов на основе сделок о признании вины состоят в следующем: повышается оперативность, экономятся ограниченные ресурсы судов и органов обвинения20; рассмотрение дела в отсутствие потерпевшего и свидетелей избавляет их от лишних эмоциональных страданий и возможных неудобств, связанных с вызовами в судебное заседание; для лиц, заключенных под стражу, сделка позволяет добиться скорейшего судебного разбирательства и избежать тем самым длительного пребывания под арестом; осуждение в связи со сделкой о признании не влечет ряда негативных правовых последствий, которые могут наступить в случае вынесения обвинительного приговора в порядке судебного разбирательства по существу (запрещение занимать определенные должности, лишение избирательных прав и др.); появляется возможность стимулировать обвиняемых к сотрудничеству со следствием и вероятность его позитивного постпреступного поведения. При этом указывается, что рационализация уголовно-процессуальных форм - не самоцель, а способ, который позволит «выжить» состязательным судебным разбирательствам. Как отмечал один из сторонников сделок о признании вины, «мы можем предложить судебное разбирательство всем, но при условии, что лишь немногие предложением воспользуются»21.

Противники «обвиняют» сделки о признании вины в том, что они нарушают принцип презумпции невиновности, право на защиту, право отказаться свидетельствовать против себя. Лицо, обладая правом признать вину и тем самым исключить официальное исследование предъявленного обвинения, лишено абсолютного права отказаться от собственного заявления о виновности. В каждом случае это – предмет дискреционной власти суда. Кроме того, процедура не гарантирует, что судья удовлетворит просьбу прокурора о назначении определенного наказания обвиняемому: он может назначить любое, в том числе и более строгое наказание, чем рекомендовал прокурор. Сделка снижает стандарты доказывания по уголовным делам, поскольку в случае ее заключения отпадает необходимость в добросовестном собирании, всесторонней проверке и объективной оценке доказательств. Понимание органами полиции и прокуратуры того, что признание вины лицом, заключившим сделку, автоматически влечет его осуждение, чревато злоупотреблениями с их стороны. Отмечаются случаи, когда прокуроры предъявляют завышенное обвинение, обещая, что оно будет смягчено в случае признания лицом своей вины в суде. И обвиняемый соглашается признать себя виновным в менее тяжком преступлении из страха, что будет осужден за более серьезное преступление, обвинение в котором ему предъявлено. В результате повышается риск осуждения невиновных. В случае слабости позиции обвинения прокуроры используют сделки как способ избежать оправдания виновных. В такой ситуации осуждаются лица, которые могли бы быть оправданы за недостаточностью доказательств их виновности. Верховный суд США в одном из своих решений указал, что сделки как раз и предназначены для использования по тем делам, где «виновность обвиняемого стоит под серьезным вопросом или где имеются существенные сомнения, что обвинение сможет доказать виновность обвиняемого»22. Обвиняемые нередко соглашаются на сделку из опасения, что желание воспользоваться традиционной формой судебного разбирательства приведет к более строгому наказанию. Суд проявляет большую снисходительность к тем, кто признает вину, поскольку это позволяет экономить время и средства, затрачиваемые на судебное разбирательство. Все это создает дополнительные затруднения для тех, кто предпочел бы традиционную форму судебного разбирательства23.

Одним из условий заключения сделки является предоставление обвиняемому квалифицированной юридической помощи. Однако вследствие недостаточной квалификации, нехватки времени для подготовки к судебному заседанию в связи с занятостью сразу в нескольких процессах адвокаты, большинство из которых являются назначенными, а не приглашенными, нередко оказывают чрезмерное давление на подзащитных при решении вопроса о заключении сделки. Сделки о признании вины снижают воспитательное значение отправления правосудия. В условиях сделки, когда обвинение не предоставляет доказательств, когда доказательства не оцениваются в открытом судебном заседании, публика не воспринимает самого существования правосудия, того, что вскрывается нарушение закона, что с помощью доказательств устанавливается факт совершения преступления данным лицом и что обвиняемый виновен в его совершении и заслуживает наказания.

Сделки нивелируют принципиальное различие между процессуальными функциями обвинения и защиты. Несмотря на то, что прокурор представляет интересы государства, а защитник – интересы обвиняемого, они рассматривают друг друга как коллеги и хотят сохранить хорошие отношения. Адвокат все равно получит фиксированную плату, а прокурор, даже если наказание будет снижено, достигнет своей процессуальной цели. В результате сделки в одном деле защита приобретает союзника в лице обвинителя, а обвинение поддерживается согласием защиты. Кроме того, на практике часто судьи проявляют большую активность при утверждении сделки, чем предписывает им американское законодательство. По свидетельству американских процессуалистов, несмотря на законодательный запрет, судьи нередко участвуют в реализации практики сделок между обвинением и защитой24. Это выражается в даче рекомендаций об условиях сделки, поощрении одной или другой стороны к разрешению дела и даже давлении на них, присутствии на согласительных встречах, организованных по просьбе прокурора и адвоката, без участия в обсуждении спорных вопросов либо с высказыванием своих соображений по поводу заключаемой сделки.

Обобщая изложенное, мы приходим к выводу, что американский опыт ценен для нас тем, что открывает возможности совершенствования уголовно-процессуальной формы на принципиально иной основе – посредством сделок уголовно-правовой конфликт разрешается не путем столкновения интересов сторон, а путем достижения между ними согласия. В таких процедурах реализуется назначение уголовного судопроизводства – защитить интересы государства, общества и непосредственных участников спора – потерпевшего и обвиняемого. Безусловно, институт сделки не лишен недостатков. Однако невозможно разработать процедуру, которая являлась бы абсолютно совершенной в отношении всех категорий уголовных дел, большинство аргументов «против» сделки может быть применено ко многим из судебных процедур, явившихся следствием дифференциации. Поэтому считаем, что совершенствование системы гарантий, исключающих проявление недобросовестности как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, а также суда, более перспективным, нежели полный отказ от его использования.

Российский институт, предусмотренный главой 40.1 УПК, имеет сходство с американской сделкой по:

1) последствиям применения. Оба института связаны с упрощением судебной процедуры рассмотрения дела (судебное следствие отсутствует); лишением обвиняемого некоторых процессуальных прав на полное судебное разбирательство, обжалование приговора по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, права не свидетельствовать против себя; смягчением наказания подсудимому;

2) условиям использования. Ими в обоих случаях являются: совершение обвиняемым положительных посткриминальных действий (признание вины, содействие в раскрытии преступления, изобличении соучастников); получение обвиняемым квалифицированной юридической помощи до, во время и после заключения соглашения; добровольный характер участия обвиняемого в особых процедурах;

3) правилам реализации. В обеих моделях соглашение заключается на досудебных стадиях процесса; суду запрещается принимать участие в обсуждении условий соглашения или каким-либо иным образом влиять на его заключение, вносить какие-либо изменения в содержание уже заключенного соглашения; мнение потерпевшего относительно разрешения уголовно-правового спора на основе соглашения, также как и его присутствие при рассмотрении дела судом не является обязательным; заявление обвиняемым ходатайства о рассмотрении дела в упрощенной процедуре не требуется; судебное заседание проводится с обязательным участием государственного обвинителя, обвиняемого и его защитника.

Однако эти сходства не позволяют сделать вывод о их единой природе.

1. В американском варианте сделка является результатом переговоров между прокурором и обвиняемым. В ней отражается договоренность сторон в части квалификации и (или) размеров наказания. В российской процедуре о сотрудничестве сторон можно говорить лишь условно: в соглашении указываются те действия, которые обязуется совершить в целях содействия следствию обвиняемый, а также нормы уголовного закона, которые могут быть применены, если он эти действия выполнит (ст.317.3 УПК). Это существенное отличие американского института от российского обусловлено следующим. Разрешение уголовно-правового конфликта на основе сделки о признании вины зависит от усмотрения прокурора и суда. Именно прокурор принимает решение о том, надо или не надо подвергать лицо уголовному преследованию и какие обвинения выдвинуть. При этом Верховный суд США требует соблюдения лишь одного требования: выдвигать обвинения следует только, если есть «разумная доказательственная поддержка» того, что преступление было совершено, и только, если обвинение может быть «разумно обосновано» допустимыми доказательствами25. Прокурор, решая вопрос о разрешении дела посредством заключения с обвиняемым сделки, руководствуется обычно следующими критериями: тяжестью совершенного обвиняемым преступления; наличием у него прошлых судимостей; экономическим вредом от преступления для общества, физической опасностью для граждан; наличием (отсутствием) убедительных доказательств обвинения, с одной стороны, и серьезных контраргументов и доводов защиты – с другой; степенью вероятности осуждения в результате суда; возможным наказанием, которое может назначить суд, и его соответствием характеру и тяжести содеянного обвиняемым; раскаянием обвиняемого и его готовностью возместить жертве причиненный вред; общественной заинтересованностью в доведении дела до суда, а не в разрешении его на основе сделки о признании вины; наличием определенных гарантий, что обвиняемый признает свою вину в совершении преступления в суде. В тех случаях, когда дополнительным условием сделки выступает содействие следствию в расследовании преступления и изобличении других лиц, прокурором во внимание также принимаются: готовность обвиняемого к сотрудничеству и своевременное выражение им намерения об этом; характер информации, сообщенной лицом, с которым заключено соглашение; ее значение для расследования преступления и изобличения соучастников; подтверждение полученной от обвиняемого информации другими доказательствами, собранными по делу. Придя к выводу о возможности разрешить конфликт с помощью сделки, прокурор обращается с инициативой ее заключения к защитнику обвиняемого на определенных условиях. Если сделка состоялась, прокурор не вправе отказаться от ее исполнения, за исключением случаев, когда обвиняемый уклоняется от исполнения своей части сделки или имеются иные обстоятельства, оправдывающие действия прокурора. Роль суда в американских состязательных процедурах является традиционно пассивной. Суд связан предъявленным конкретному лицу обвинением. Поэтому если прокурор и обвиняемый достигли о нем соглашения, суд обычно признает именно это обвинение доказанным, ограничившись теми доказательствами, которые сочли нужным предоставить стороны. В такой ситуации обвинительный приговор фактически выполняет роль акта, который придает силу и обращает к исполнению решение, закрепленное сторонами в сделке. Вместе с тем реализуя свое главное полномочие при рассмотрении сделки о признании вины – ее одобрение или отклонение, суд наделен широкой дискреционной властью. Законодательство устанавливает минимальный объем правил, которые должны быть судьей соблюдены при принятии решения. Так, суд обязан отклонить заявление обвиняемого о виновности, если в открытом слушании, лично опросив обвиняемого, убедится, что: 1) ходатайство является следствием угроз, насилия, обмана, внушения, иного принуждения либо обещания каких-либо выгод, помимо предусмотренных сделкой (раздел (с) Правила 11); 2) обвиняемый не осведомлен о последствиях сделки, своих процессуальных правах; 3) обвиняемому не обеспечено право на защиту. И основное требование - суд вправе вынести решение на основании признания обвиняемым своей вины без исследования доказательств только, если удостоверится в наличии фактических оснований для такого признания (Р. f правила 11 Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США).

В российской процедуре прокурор не имеет необходимых полномочий выступить инициатором заключения досудебного соглашения о сотрудничестве (ст.317.3 УПК). Инициатором заключения соглашения о сотрудничестве и субъектом, которому предоставлена законом возможность влиять на его содержание, фактически выступает следователь (ч.2 ст.317.1). В процедуре, предусмотренной в ст.317.7 УПК, позиция суда более активна, чем в американской модели. Суд рассматривает дело и выносит обвинительный приговор в особом порядке, если придет к выводу, что соблюдены все предусмотренные законом условия и выполнены все обязательства, предусмотренные заключенным с ним соглашением (ч.5 ст.317.7).

2. Особенностью сделки о признании вины является то, что заключена она может быть только с обвиняемым после предъявления ему обвинительного акта. Это связано с тем, что по смыслу закона право признать собственную вину возникает у подзащитного с момента, как только сторона обвинения сформулирует обвинительный тезис и предоставит минимальный объем доказательств для продолжения производства по делу. При этом обвиняемый выступает субъектом, который принимает окончательное решение, соглашаться на сделку или не соглашаться. Американское соглашение о сотрудничестве может быть заключено и до предъявления лицу обвинения и после его осуждения. Российское досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено как с обвиняемым, так и с подозреваемым (ст.317.1 УПК). Это связано с тем, что отечественный институт направлен не столько на признание вины, сколько на получение помощи от лица в расследовании преступления и изобличении его соучастников. При этом инициатором заключения соглашения они выступают лишь формально (ст.317.1 УПК).

3. Сфера применения сделки о признании вины по кругу дел шире, чем досудебного соглашения о сотрудничестве. Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США никаких ограничений в отношении преступлений, по делам о которых может быть заключена сделка о признании вины не устанавливают. В результате в системе «конвейерного правосудия» осуждаются до 90 % обвиняемых за фелонии и до 95 % за месдиминоры26. Это позволяет считать сделку о признании вины не просто составной частью американской системы отправления уголовного правосудия, но обычным и легальным его явлением. Американский законодатель не так уж беспринципен, предлагая такое решение данного вопроса. Американской сделке о признании вины более чем 170 лет27. За этот период практикой выработаны критерии, с учетом которых рассматривается возможность заключения сделок о признании вины. В процессуальной литературе отмечается, что вероятность разрешения дела на основе сделки по более тяжким преступлениям меньше, чем по менее тяжким преступлениям или малозначительным проступкам. При этом сделки о признании вины заключаются реже или условия, на которых они совершаются, менее благоприятны для обвиняемых по делам о преступлениях, совершенных при рецидиве, тяжких преступлениях. По некоторым делам по причине их дурной славы, жестокости или широкой известности сделка о признании вообще не обсуждается. Конкретные инкриминируемые действия, даже принадлежащие к одному и тому же роду преступлений, могут влиять на разницу в подходе к сделке о признании вины28. Вместе с тем сделки, которые предусматривают в качестве условий сотрудничества не только признание вины, но и помощь в содействии следствию и изобличению соучастников, рассчитаны в большей мере на тяжкую преступность. Применение института, предусмотренного гл.40.1 УПК, более чем за два года не стало частым явлением даже по тем категориям дел, на которые он был изначально рассчитан. По букве закона (ст.ст.317.1, 317.5) досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено по делам о преступлениях тяжких, особо тяжких, а также средней тяжести, предварительное расследование по которым производится в форме следствия. Возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве исключена по делам о преступлениях средней тяжести, подследственных дознанию, а также всех преступлениях небольшой тяжести. Таким образом, досудебное соглашение о сотрудничестве может быть применено по более узкому кругу дел, чем американская сделка о признании вины.

4. Хотя в обеих процедурах наказание является компонентом, полностью контролируемым судом, каждая из них имеет особенности в его назначении. В американской модели суд имеет право назначить любое законное наказание, несмотря на соглашение сторон. В случае, когда условием признания вины является дача прокурором рекомендации или согласия не возражать против просьбы обвиняемого и его защитника относительно конкретного наказания, суд, проверяя соблюдение условий сделки, обязан выяснить, понимает ли подсудимый, что ни его защитник, ни суд не могут сегодня сообщить ему точные пределы возможного наказания, и что если суд не примет рекомендацию прокурора или просьбу адвоката о назначении конкретного наказания, обвиняемый, подтвердивший сейчас свое ходатайство о невиновности, не будет иметь права отозвать его в дальнейшем (правило 11 Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США). Неопределенность практики назначения наказания нередко приводит к осуждению лиц к более строгому наказанию, чем то, которое обещал прокурор при заключении сделки. Однако в большинстве случаев, смягчение прокурором обвинения, лежащее в основе сделки, влечет смягчение уголовной ответственности. Но и здесь выгода подсудимого не всегда велика: практика сложения санкций при назначении наказания за более чем одно преступление, широкий разрыв между низшим и высшим пределами срока наказания за большинство преступлений, включение информации о фактических обстоятельствах преступления в доклад об обвиняемом, изучаемый судьей перед назначением наказания, - все это снижает значение того факта, что часть пунктов обвинения снята или что обвиняемому назначается наказание лишь за некоторые из совершенных им преступлений. Интересные правила предусматривает американское законодательство в случае, если с обвиняемым заключено соглашение, условием которого является сотрудничество со следствием. В соответствии с & 3553(е) Свода законов США по ходатайству обвинения суд вправе назначить наказание ниже уровня, установленного законом в качестве минимального наказания в качестве поощрения за существенное содействие подсудимого расследованию или уголовному преследованию другого лица, совершившего преступление. Согласно &.5K1.1 Руководящих принципов США по назначению наказаний суд при назначении наказания такому лицу учитывает значимость и полезность, степень и характер, своевременность содействия подсудимого, правдивость, полноту и достоверность предоставленной им информации, полученный вред либо опасность получения вреда подсудимым или его семьей, произошедшие в результате его содействия. При этом суд принимает во внимание оценку обвинением сотрудничества с подсудимым как достаточного для того, чтобы соответствовать более мягкому наказанию. Смягчение наказания до уровня ниже минимального возможно в соответствии с правилом 35 Федеральных правил уголовной процедуры в окружных судах США по ходатайству обвинения, поданного: 1) в течение одного года с момента вынесения приговора, если осужденный оказал существенное содействие в расследовании и уголовном преследовании другого лица; 2) по истечении года с момента постановления приговора, если существенное содействие подсудимого включало в себя: информацию, неизвестную подсудимому до истечения одного или более лет после вынесения приговора, либо информацию, которую подсудимый предоставил обвинению в течение одного года после вынесения приговора, но которая стала полезной обвинению только по прошествии года с момента постановления приговора, либо информацию, полезность которой не могла быть правильно предугадана подсудимым до истечения одного года после вынесения приговора и которая была немедленно предоставлена обвинению после того, как ее полезность стала очевидна подсудимому. При оценке того, оказал ли подсудимый существенное содействие, суд может учесть и доприговорное содействие подсудимого. Для рассмотрения дела в соответствии со ст.ст.317.5, 317.6 УПК в особом порядке, предусмотренном ст.317.7 УПК, необходимо, чтобы прокурор направил об этом представление в суд и подтвердил, что обвиняемый выполнил обязательства, предусмотренные заключенным с ним соглашением. В судебном заседании в соответствии с ч.4 ст.317.7 УПК должны быть исследованы: характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления; значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления; преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым; степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица; обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Вместе с тем в отличие от американской процедуры УПК РФ: 1) не предусматривает возможности смягчения наказания осужденному в обмен на сотрудничество; 2) гарантирует подсудимому снижение наказания: в особом порядке суд по делу в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, назначает подсудимому наказание, которое не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Кроме того, по усмотрению суда подсудимому могут быть назначены более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или он может быть освобожден от отбывания наказания (ч.7 ст.316 УПК).

5. Обе модели устанавливают дополнительные основания для пересмотра приговоров, вынесенных на основании соглашения, которые имеют разный характер. В американском процессе при заявлении о своей виновности обвиняемому разъясняется судьей его право обжаловать в вышестоящий суд любое наказание, назначенное судом по результатам рассмотрения дела на основании такого заявления, а также право отказаться обжаловать или иным образом оспаривать приговор, если суд назначит наказание равное или ниже того, которое предлагал прокурор в рамках сделки о признании вины. Американская модель закрепляет возможность обжалования приговора на основании некомпетентности защиты, т.е. если обвиняемый докажет, что существовала возможность того, что если бы не некомпетентность защитника, он не признал бы себя виновным и стал бы настаивать на суде. Установление такого основания для обжалования приговора связано с тем, что в американской процедуре презюмируется, что обязанность разъяснить обвиняемому последствия признания им своей вины возложена на защитника. Именно он, а не сам обвиняемый участвует в переговорах по поводу заключения сделки с прокурором. Значительная часть вопросов, которые судья задает обвиняемому и защитнику перед тем, как принять ходатайство о виновности, связано с выяснением качества услуг, оказанных адвокатом обвиняемому. Так, судья, обращаясь к обвиняемому, выясняет, разъяснил ли защитник ему его конституционные права, предупредил ли, что в случае принятия судом заявления о признании вины он теряет эти права, включая право на судебное разбирательство и оспаривание приговора, обсудил ли с ним защитник наказание, которое может быть ему назначено судом, а также каждый пункт соглашения о признании вины и каждый пункт обвинения, по которому подзащитный признает себя виновным, ответил ли защитник на все вопросы, которые возникли у обвиняемого в связи с заключением сделки. У адвоката судья уточняет, обсудил ли он со своим подзащитным вопрос, нужно или не нужно ему делать заявление о признании, обсудил ли полностью и подробно соглашение со своим клиентом, включая положение об отказе от права на обжалование приговора, понимает ли клиент все элементы преступления, в которых признает себя виновным, сделано ли им заявление о признании вины добровольно и с согласия защитника29. Отечественный УПК такого основания для обжалования приговора не предусматривает. Вместе с тем ст.317.7 УПК закрепляет, что приговор, постановленный в особом порядке, подлежит пересмотру в порядке, установленном для обжалования решений вступивших в законную силу, если после назначения наказания будет установлено, что подсудимый умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения. Выявление таких обстоятельств свидетельствует о ненадлежащем выполнении прокурором возложенной ч.2 ст.317.5 УПК на него обязанности об удостоверении в представлении полноты и правдивости сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве. Однако об ответственности прокурора за это Закон ничего не говорит. В американской процедуре прокурор, так же как и суд, несет ответственность за необоснованное различие в наказании, назначаемом разным лицам за сходные преступления.

5. Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США предусматривают право обвиняемого отозвать заявление о признании вины лишь до его принятия судом. При отклонении ходатайства о виновности суд дает обвиняемому возможность отозвать свое ходатайство и сообщает ему, что если тот будет настаивать на ходатайстве, разрешение дела может быть менее благоприятным для него, чем это предполагалось условиями сделки. Отозвать заявление о виновности обвиняемый вправе и в случае, если в нем содержалось указание на зависимость признания вины от выполнения судом содержащихся в соглашении рекомендаций об объеме обвинения и мере наказания, а суд эти рекомендации проигнорировал. В соответствии со ст.317.7 УПК судебное заседание по делу в отношении обвиняемого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, осуществляется по правилам ст.316. Таким образом, подсудимый вправе в любой момент судебного заседания возразить против особого порядка судебного разбирательства. При этом закон не требует от него обосновывать свои возражения. В этом случае суд прекращает рассмотрение дела по правилам, установленным ст.ст.316 и 317.7 УПК, и назначает судебное заседание в общем порядке.

Проведенный анализ показал, что досудебное соглашение о сотрудничестве, имея некоторое сходство с американской сделкой о признании вины, ею не является. Вместе с тем заимствование следующих элементов сделки о признании вины, не требующих изменения состязательно-розыскного типа современного отечественного уголовного процесса, в целом могло бы положительно сказаться на практике применения института досудебного соглашения о сотрудничестве.

1. Закрепление в УПК средств, с помощью которых суд проверяет наличие условий для рассмотрения дела в особом порядке, в том числе обязательный допрос подсудимого. Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США и Памятка федерального судьи США закрепляют обязанности суда по проверке добровольности, разумности и осознанности заявления обвиняемого о признании вины, его осведомленности о процессуальных правах в обычной и упрощенной формах судопроизводства, последствиях заявления ходатайства о признании вины, особенностях назначения наказания в упрощенной процедуре, а также установлению фактических оснований для принятия заявления о признании вины. В этих целях судья, руководствуясь Памяткой, должен опросить обвиняемого об обстоятельствах заявления им ходатайства о признании вины, а также допросить его под присягой под протокол и в присутствии адвоката о преступлении, по которому он заявил ходатайство. Прокурор после этого также допрашивает подсудимого об излагаемых в его заявлении о виновности обстоятельствах, составляющих фактическую основу для осуждения. Отечественная практика рассмотрения дел в отношении обвиняемых, с которыми заключено соглашение о сотрудничестве, незначительна. Однако изучение кассационных решений Верховного суда РФ показало, что судьи в заседании по делу, по которому с обвиняемым заключено соглашение, идут по тому же пути, что в судебном заседании, проводимом в порядке ст.316 УПК, т.е. весьма формально проверяют условия, необходимые для принятия решения без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Данное предложение выступает дополнительной гарантией объективности и законности процедуры, урегулированной гл.40.1 УПК.

2. Закрепление в ст.317.7 УПК требования о последовательном и полном отражении в протоколе судебного заседания всех тех особенностей, которые присущи особому порядку. С одной стороны, процедура, описанная в гл.40.1 УПК, менее формализована (доказательства в судебном заседании не исследуются), с другой, соблюдение формальных правил, установленных законом для этой модели, имеет первостепенное значение. В этой связи положения Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США о том, что та часть слушания, в которой обвиняемый заявляет ходатайства, должна быть дословно запротоколирована, и если это - ходатайство о признании вины или nolo contendere, то протокол должен включать без ограничений сделанные подсудимым заявления и действия суда в рамках процедуры одобрения соглашения о признании вины, мог бы оказаться полезным и для российской процедуры.

3. Более детальная регламентация полномочий защитника в особой процедуре и порядка их реализации. В отличие от российского закона американское законодательство и практика придают значение тому, что подсудимому должна быть оказана квалифицированная юридическая помощь на любых этапах процесса. Уровень качества помощи, которую оказал защитник подсудимому, проверяет судья.

4. Закрепление в качестве условия заключения досудебного соглашения о сотрудничестве возмещение вреда потерпевшему. В соответствии с подразделом (с)(1) Правила 11 Федеральных правил уголовного процесса в окружных судах США суд вправе отозвать соглашение о признании вины, если обвиняемый своим поведением нарушает предъявленные требования.

5. Дифференциация последствий заключения соглашения с подозреваемым и обвиняемым. В США если соглашение заключается с обвиняемым или осужденным, наказание смягчается, если с подозреваемым, уголовное преследование в отношении него прекращается. Российское соглашение о сотрудничестве не предусматривает в качестве условия сотрудничества освобождение лица от уголовной ответственности, хотя предпосылки для введения такого положения в действующий УПК имеются. Так, УПК предусматривает возможность прекращения в отношении лица уголовного преследования, если лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести деятельно раскаялось, а также в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ (ст.28).

6. Предоставление прокурору права изменить объем обвинения или квалификацию содеянного как способ исполнения им соглашения. Опрошенные нами прокурорские работники указали, что отсутствие у них такого полномочия существенно сужает объемы применения института досудебного соглашения о сотрудничестве, нарушает права обвиняемого.

7. Закрепление обязанности суда наложить вето на рассмотрение дела и принятие решения в особом порядке, предусмотренном гл.40.1 УПК, если он придет к выводу, что обвинение не подтверждается собранными по делу доказательствами.

Таким образом, сделка как средство разрешения уголовно-правового конфликта наиболее эффективно раскрывает свой потенциал в американском состязательном уголовном процессе. Она – следствие понимания обвинения как уголовного иска, признание которого обвиняемым прекращает уголовно-правовой спор. Суд в таком случае своим решением удостоверяет договоренности, достигнутые сторонами. Американская сделка о признании вины под влиянием европейский процессуальной культуры и практики сегодня приобретает новые характеристики: суд нередко проявляет свободу в назначении наказания, принимает активное участие в обсуждении условий сделки сторонами; вследствие неограниченных полномочий прокурора решать, быть или не быть сделке, последняя становится похожа не на обоюдное соглашение подсудимого с обвинителем после состязательных переговоров, а на одностороннее определение прокурором степени виновности подсудимого и соответствующего наказания для него. Российское досудебное соглашение о сотрудничестве сделкой в прямом смысле не является, поскольку отсутствует главные ее элементы – взаимный характер обязательств сторон, взятых по сделке. По этим причинам, на наш взгляд, следовало бы продолжить развитие института, предусмотренного гл.40.1 УПК, в направлении усиления в нем именно договорных начал.

Сноски и примечания

1 См.: Дубовик Н. "Сделка о признании вины" и "особый порядок": сравнительный анализ./Н. Дубовик // Российская юстиция.- 2004, № 4.- С.52-53; Пономаренко С.С. Сделки о признании вины в российском уголовном процессе./С.С. Пономаренко// Правоведение.- 2001, № 5.- С. 131- 135; Александров А.С. Основание и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением./А.С.Александров// Государство и право.- 2003, № 12.- С. 43-52; Смирнов А.В., Калиновский К.Б.Уголовный процесс: Учебник для вузов. С. 552; Смолин А.Г. Указ. соч. С. 29.

2 См.: Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации./К.А.Рыбалов.- М., 2004. С.22-28; Сердюков С.В. Ускоренное судебное разбирательство: необходимость, реальность, перспективы./С.В.Сердюков.- М.:ЮРКНИГА, 2006; Смирнов А.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве./А.В. Смирнов/ СПС КонсультантПлюс, 2009; Погодин С.Б. Некоторые актуальные проблемы применения особого порядка судебного разбирательства в состязательном уголовном процессе./С.Б. Погодин//Российская юстиция.- 2009, № 9.- С. 61-64; Агаев З.Р. Правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве в России./З.Р. Агаев//Адвокат. - 2010, № 9.- С. 12 – 17; Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика./ Д.П. Великий// Журнал российского права. -2005, № 6.- С. 78 - 80.

3Великий Д.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе. С. 84 - 90.

4 Для каждой из форм сделки о признании вины – устной и письменной - законом установлена своя специальная процедура. (См: Типовая процедура принятия заявления о признании вины (памятка для федерального судьи США). В кн.: Махов В.Н., Пешков М.А. Указ. соч. С.190 - 194).

5 Николайчик В.М. Уголовный процесс США./В.М. Николайчик.- М., 1981; Гуценко К.Ф. Уголовный процесс западных государств. Учебник./К.Ф. Гуценко, Л.В.Головко, Б.А. Филимонов. -М., 2001; Уайнреб Л.У. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США./Л.У. Уайнреб.- М., 1989; Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве./Л.В. Головко.- СПб., 2002; Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации: Дисс. ... к. ю. н./К.А. Рыбалов.- Москва, 2004; Бочкарев А.Е. Особый порядок судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: Дисс. ... к. ю. н./А.Е. Бочкарев.- Владимир, 2005.

6 Орлов Ю.К. Особый порядок судебного разбирательства: упрощенная форма или сделка о признании вины?/Ю.К. Орлов//Российская юстиция.-2009, № 11; Шаталов А.С. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, достоинства и недостатки./А.С. Шаталов//Журнал российского права. -2010, № 5.- С. 35-44; Дудоров Т.Д. Институт "сделки о признании": зарубежный опыт и российская модель ускоренного судебного разбирательства в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ./Т.Д. Дудоров//Общество и право.-2009, № 2; Рябинина Т.К. Особый порядок судебного разбирательства как одна из сокращенных форм уголовного судопроизводства./Т.К. Рябинина//Российский судья.- 2004, № 9.

7 См.: Гуценко К.Ф. Уголовный процесс западных государств. Учебник. С.246 – 248.

8 Principles of Federal Prosecution// Интернет.

9 См.: Давид Р. Основные правовые системы современности./Р.Давид.- М., 1999.- С.281; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.2. С.121; Мещеряков Ю.В. Формы уголовного судопроизводства./Ю.В. Мещеряков.- Л., 1990.- С.58-71; Муромцев Г.И. Основные правовые системы прошлого и современности. Проблемы общей теории права и государства/Под ред. В.С. Нерсесянц.- М., 1999. С. 284-291; Стойко Н.Г. Уголовный процесс западных государств и России: сравнительное теоретико-правовое исследование англо-американской и романо-германской правовых систем. Монография./Н.Г. Стойко. - СПб., 2006. С.13.

10См., напр.: Carlin J.E., Civil justice and poor. Issues for sociological researches./J.E. Carlin, J. Howard, Sh. L. Messinger// Law and the behavioral sciences. P.194; Rosett A.L. Justice by consent: plea bargaining in the American courthouse./A.L. Rosett, R. Donald.- Philadl., 1976. P.129; Heumann M. Plea-bargaining. Chicago: University of Chicagopress, 1978.

11 Хотя имеются и мнения против соглашений о признании вины. См., напр.: Daudistel H.C. Abandoning plea-bargaining. A case Study of nonnegotiated justice./H.C. Daudistel,R.D. Holes//Courts and diversion: Policy aoperations studies. London-Beverly Hills,1979. P.60-67; Quinney, Richard. Criminal justice in America: A critical understanding. Boston, Little Broen & Company. -1974. P.249.

12Николайчик В.М. Указ. соч. С. 149; Ковалев В.А. Буржуазная законность: теоретические иллюзии и судебно-полицейская реальность/В.А. Ковалев.- М., 1986.- С. 173.

13 См.в кн.: Ковалев В.А. Указ соч. С.173.

14 Фридман Л. Введение в американское право. С.175.

15 См., напр.: Тейман С. Указ соч. С.37.

16 См.: Kamisar Yale; LaFave Wayne R.; Israel Jerold H. Modern Criminal Procedure: Cases, Comments, Questions. West; 12 edition. - 2008. P.1230.

17 См.:Уайнреб Л.У. Указ соч. С.100.

18 См.: Criminal justice in the US, 1970 – 1975: An overview of developments in criminal justice. Prepared [by Peter P. Lejins] ; for the Fifth United Nations Congress on the Prevention of Crime and Treatment of Offenders. Washington. p. 30.

19 См. в кн.:Уайнреб Л.У. Указ. соч. С.104.

20См: Решение Верховного Суда США по делу Brodyv. UnitedStates, 397 U.S. 742,752 (1970) в кн.: Уайнреб Л. У. Указ.соч. С.102.

21 Там же. С.102.

22 См. в кн.: Уайнреб Л.У. Указ.соч.С.102.

23 См.: Боботов С.В. Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы развития./С.В. Боботов.- М., 1989. С.157.

24 См.: Власихин В. Служба обвинения в США: закон и политика./В. Власихин.- М., 1981. С. 138; Боботов С.В. Указ. соч. С. 164.

25См.: American Bar Association. Standards Relating to Prosecution Function and the Defense Function. Chicago: Institute of Judicial Administration, 1970; решение Верховного Суда США по делу Хайеса (1978); Vera Institute of Justice. Felony Arrests, Their Prosecution and Disposition in New York City's Courts. Longman Group United Kingdom,1981..

26 Николайчик В.М. Указ. соч. С. 149.

27 Первые свидетельства о разрешении уголовных дел на основании договорного признания вины относятся к 1839 г. См.: Moley Raymond . Politics and Criminal Prosecution. New York: Minton, Balch & Co. 1929. p.164.

28 См.: Махов В.Н., Пешков М.А. Указ. соч. С.178-179.

29 См.: Типовая процедура принятия заявления о признании вины (Памятка для федерального судьи США).

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



См.:

По этой теме:

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию