Кувалдина Ю.В. Процессуальное основание применения компромиссной процедуры: проблемы законодательного определения // Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Диссер. …канд. юрид. наук. Самара: СамГу, 2011.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Кувалдина Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России.
Диссер. …канд. юрид. наук. Самара: СамГу, 2011. 272 с.


Глава 3. Основания и условия применения компромиссных процедур и принятия компромиссных решений

§ 1. Процессуальное основание применения компромиссной процедуры: проблемы законодательного определения

Анализ предпосылок развития в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве компромиссных моделей судопроизводства, а также их сравнительный анализ с зарубежными процедурами, позволил нам прийти к выводу о том, что компромиссные модели представляют собой дифференцированные формы уголовного судопроизводства, в которых уголовно-правовой конфликт разрешается на условиях, удовлетворяющих интересам обеих сторон, что исключает необходимость прохождения дела по всем стадиям уголовного процесса или проведение отдельных его этапов. Поскольку компромиссные модели судопроизводства имеют сходную сущность, основания и условия их применения тоже должны быть сходными. Рассмотрим, так ли это.

При ответе на поставленный вопрос нельзя обойти вниманием ведущуюся в науке дискуссию относительно понимания терминов «основание» и «условие» применительно к прекращению уголовного дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием, а также рассмотрению дела в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением или заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Следует отметить, что законодатель сам не имеет четкого подхода к решению этого вопроса. Статьи 25 и 28 структурно включены в главу 4 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования». В ст.25 законодатель говорит о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон «на основании заявления потерпевшего или его законного представителя … в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации …». Ч.1 ст.28 УПК предусматривает возможность прекращения уголовного преследования «в случаях, предусмотренных частью первой статьи 75 Уголовного кодекса Российской Федерации». При этом в ч.2 ст.28 УПК указывается, что «до прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи …», а в ч.4 ст.28 – что «прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает». Ч.1 ст.28 УПК РФ в редакции Закона от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ, а также ст.7 УПК РСФСР в редакции Закона от 21.12.1996 г. № 160-ФЗ говорили об обстоятельствах, указанных в ст.75 УК РФ, не как о «случаях», а как об «основаниях». Судя по заголовку ст.314 УПК РФ, в ней закрепляются основания применения особого порядка принятия судебного решения. При этом основания, указанные в части 1, часть 2 называет «случаями», а часть 3 считает обстоятельства, изложенные в частях 1 и 2 ст.314, «условиями». Часть 1 ст.317.6 УПК устанавливает, что основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, части 2 и 4 этой же статьи требуют для применения особого порядка наличия указанных в ней обстоятельств, а часть 3 называет обстоятельства, изложенные в частях 1 и 2, «условиями». Отсюда можно заключить, что законодатель основанием прекращения уголовного дела или рассмотрения его в особом порядке считает совокупность всех установленных ст.ст. 25, 28, 314, 317.6 УПК условий. Иными словами, в наименовании статей указаны основания, а в их содержании – условия.

Такого мнения придерживаются и некоторые процессуалисты1. Ряд авторов не видят между категориями «основания» и «условия» принципиальной разницы и в отношении обстоятельств применения компромиссных моделей судопроизводства используют обе категории через соединительный союз «и» либо только одну из категорий – «основания» или «условия»2; другие, избегая этой терминологии, говорят о случаях применения компромиссных моделей судопроизводства3; третьи считают разделение понятий «основания» и «условия» применительно к обстоятельствам, указанным в ст.ст. 25, 28, гл.гл. 40, 40.1 УПК, необходимым и обоснованным4.

В теории доказательств основанием принятия любого решения принято считать совокупность фактических данных, устанавливающих определенные обстоятельства5. Основываясь на этом, большинство авторов под условиями понимают конкретные жизненные обстоятельства, которые имеют место, устанавливаются в ходе производства по делу. Они являются некоей предпосылкой для действия оснований. Соответственно под основаниями понимаются фактические данные, которые указывают на наличие условий6. Другие авторы, отталкиваясь от традиционного в теории права понимания основания возникновения правоотношения как юридического факта – конкретных жизненных обстоятельств (события или действия), с которыми юридические нормы связывают возникновение, изменение, прекращение правоотношений7, основание определяют как событие, действие, которое порождает новое событие, действие. Новое действие является следствием совершения действия предыдущего, которое, в свою очередь, можно назвать причиной, импульсом. Условия же – это сопутствующие факторы, без которых существование определенного явления или проведение какого-либо действия невозможно. Однако импульсом, имеющим первостепенное значение для нового процесса, действия, они явиться не могут8. Данный вывод подтверждается и семантическим значением терминов «основание» - причина, достаточный повод, оправдывающий что-либо9, и «условие» - обстоятельство, от которого что-либо зависит10.

Полагаем, что условия – это предусмотренные уголовно-процессуальным законом обстоятельства, определяющие общую возможность использования в конкретном случае процедур, предусмотренных ст.ст. 25, 28, гл.гл. 40, 40.1 УПК, и при появлении основания – причины, достаточного повода для возможного в данном конкретном случае или должного поведения правоприменителя, приводящие к компромиссному разрешению уголовно-правового конфликта.

Вслед за законодателем теоретики расходятся во мнении, какие из предусмотренных ст.ст.25, 28, 314, 317.6 УПК обстоятельств относятся к основаниям. Рассмотрим этот вопрос применительно к каждой из этих конструкций.

Рассматривая основания особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл.40 УПК, некоторые процессуалисты считают, что ими выступают согласие обвиняемого с предъявленным обвинением и заявление обвиняемым ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке11. При этом часть ученых обращает внимание, что особый порядок применяется только при наличии двух оснований сразу – материально-правового и процессуального12, юридического и фактического13, а другая – объединяет согласие с предъявленным обвинением и наличие ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства общим понятием «положительные посткриминальные поступки обвиняемого», которые и являются основанием разрешения дела в особом порядке14. Сразу заметим, что считаем некорректным называть ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке «положительным поступком». Заявление такого ходатайства является – всего лишь реализация права на выбор процедуры и само по себе без деятельного признания вины ничего положительного в себе не несет. Другая группа процессуалистов в качестве оснований рассмотрения дела в особом порядке называет: согласие обвиняемого с предъявленным обвинением; заявление им ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке; совершение преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы; согласие государственного, частного обвинителя; согласие потерпевшего15. Третья группа авторов, исходя из заголовка ст.314 УПК, основаниями рассмотрения дела в особом порядке, считает не только обстоятельства, указанные в части 1 данной статьи, но и предусмотренные частью 2, - добровольное и после консультаций с защитником заявление ходатайства обвиняемым и осознание им характера и последствий удовлетворения этого ходатайства16. Имеются также мнения о том, что основанием применения особого порядка, помимо указанных в ч.1 ст.314 УПК, является и надлежащее качество предварительного расследования по уголовному делу17. С этим мнением согласиться нельзя, хотя логику автора объяснить можно. Поскольку в судебном заседании, проводимом в особом порядке, доказательства не исследуются, расследование как деятельность, осуществляемая для суда и до суда, должно быть всесторонним, полным и объективным. Только в этом случае можно гарантировать, что признание вины и ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела без проведения обычного судебного разбирательства, не является результатом самооговора или незаконного воздействия органов уголовного преследования. Однако требование о надлежащем проведении предварительного расследования относится ко всем уголовным делам и не специфично только для упрощенных форм судопроизводства. Высказано также мнение, что основаниями особого порядка судебного разбирательства выступают небольшая общественная опасность деяния, отсутствие тяжких последствий совершения преступления; несложность обстоятельств, подлежащих доказыванию, учет интересов потерпевшего и обвиняемого18. Но обстоятельства, которые здесь названы основаниями, являются скорее условиями, вывод о наличии и достаточности которых для применения компромиссной процедуры лежит в плоскости дискреционных полномочий органов уголовного преследования и суда, т.е. всецело зависит от их усмотрения.

В науке высказана точка зрения, в соответствии с которой основание применения особого порядка судебного разбирательства представляет собой сложный юридический состав, который включает процессуальное основание – предъявленное лицу обвинение в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, и несколько процессуальных условий, относящихся к созданию этого основания: согласие стороны обвинения в лице государственного или частного обвинителя и потерпевшего с предметом и объемом обвинения, предъявляемого обвиняемому, а также их согласие на применение особого порядка судебного разбирательства (или отсутствие возражений у этих лиц на рассмотрение дела в особом порядке); согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением (включая его гражданско-исковую составляющую) и на применение особого порядка судебного разбирательства; установление судом законности, обоснованности обвинения и его подтверждения собранными по делу доказательствами, а также отсутствие оснований для прекращения уголовного дела19. Основание для особого порядка судебного разбирательства создается прокурором, который устанавливает его сущность и формулирует его20. Нам представляется, что наличие обвинения не может рассматриваться как причина, по которой дело разрешается именно в особом порядке, - без обвинения уголовное дело не может быть рассмотрено ни в каком порядке. Но мы поддерживаем этих авторов в том, что планку обвинения необходимо сделать подвижной, легализовать переговоры между сторонами о предмете и пределах обвинения. Следствием этого не обязательно должно быть упрощение процедуры рассмотрения дела. Вполне возможна ситуация, когда обвиняемый, заключая соглашение, имеет в виду только обмен признания вины в совершении преступления на смягчение обвинения и снижение наказания.

На наш взгляд, правильнее считать основанием рассмотрения дела в особом порядке волеизъявление обвиняемого21. Согласие с обвинением, отсутствие возражений государственного или частного обвинителя и потерпевшего, а также наличие иных обстоятельств, указанных в гл.40 УПК, никак не повлияет на форму судопроизводства, если обвиняемый не выразит желание воспользоваться особой процедурой и не подтвердит его в судебном заседании (ч.5ст.217, ст.314, ст.316). О том, что законодатель разделяет понятия «основание» и «условие» именно таким образом, свидетельствует ч.3 ст.314, согласно которой суд принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке, если установит, что предусмотренные частями 1 и 2 ст.314 условия, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство, не соблюдены, а также п.2 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», в котором среди условий рассмотрения дела в порядке, предусмотренном гл.40 УПК, ходатайство обвиняемого о применении упрощенной процедуры не названо.

Таким образом, процессуальным основанием применения процедуры, предусмотренной гл.40 УПК, является ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела без проведения судебного разбирательства в общем порядке, а все правила и требования, которые при этом должны быть соблюдены, относятся к условиям ее применения (ч.ч.1, 2 ст.314, ч.2 ст.315, ч.7 ст.316, ч.5 ст.217 УПК).

В теории нет единого мнения и относительно оснований применения особого порядка судебного разбирательства, урегулированного гл.40.1 УПК. Среди оснований заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и рассмотрения дела в особом порядке фигурируют: преступление; обвинение; позитивные посткриминальные действия обвиняемого; ходатайство обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; уголовное дело и представление прокурора22. На наш взгляд, пытаясь определить основание и условия для применения этой компромиссной конструкции, необходимо учитывать, что гл.40.1 УПК носит комплексный характер. Ее положения регулируют особенности как досудебного, так и судебного производства. Анализ положений ст.ст.317.1-317.5 УПК позволяет предположить, что основанием применения норм гл.40.1 УПК в досудебном производстве является заявление обвиняемым ходатайства о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Основанием применения особого порядка проведения судебного заседания по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в соответствии со ст.317.6 является поступившее в суд вместе с уголовным делом представление прокурора, указанное в ст.317.5 УПК.

С решением законодателя об основании заключения досудебного соглашения о сотрудничестве мы полностью согласны. А вот обоснованность указания на представление прокурора в качестве единственного основания рассмотрения в особом порядке дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, вызывает сомнения. Законодатель странным образом наделил прокурора не только правом удостоверить в этом представлении факт соблюдения обвиняемым условий и выполнения им обязательств, предусмотренных соглашением, но и определять форму предстоящего судебного разбирательства (ч.4 ст.317.4 и ст.317.5), что явно выходит за пределы его полномочий. В соответствии со ст.317.7 УПК судебное заседание по делу в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводится в порядке, установленном ст.316, т.е. без непосредственного исследования доказательств виновности лица в совершении преступления. Поскольку такой порядок ограничивает право обвиняемого на защиту, в том числе возможность обжалования приговора по мотиву его необоснованности, применение особой процедуры возможно только по инициативе самого обвиняемого. Именно ходатайство обвиняемого, заявленное добровольно и без принуждения, освобождает прокурора от обязанности доказывать обвинение. Сам снять с себя эту обязанность прокурор не может. Однако обвиняемому, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве, не только не предоставляется право заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке или хотя бы выразить согласие на такой порядок, но даже не разъясняется то, что это будет не общая, а именно особая процедура, в которой вопрос о его собственной вине исследоваться не будет. Судебная практика вынужденно пошла по проторенному пути, требуя от обвиняемого, выполнившего досудебное соглашение о сотрудничестве, заявления или подтверждения ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке, подтверждения того, что ходатайство заявлено добровольно, и он осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, понимает его суть и последствия23. Однако нечеткость правового регулирования порождает на практике негативные последствия. Например, в постановлении о возвращении прокурору уголовного дела в отношении С. и других, обвиняемых в хищении имущества группой лиц в особо крупном размере24, судья указал, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного судебного решения на основе данного обвинительного заключения, поскольку в представлении заместителя прокурора области о соблюдении обвиняемым С. условий, предусмотренных заключенным с ним соглашением о сотрудничестве, перед судом не был поставлен вопрос о проведении судебного заседания в отношении С. в особом порядке, что существенно нарушило его право на защиту. Позиция суда в данном случае основана на законе, хотя полагаем, что такая ошибка прокурора, будучи единственной, может быть исправлена путем выяснения его позиции и без возвращения уголовного дела.

На наш взгляд, имеющийся в УПК пробел может быть устранен следующим образом. Обвиняемый, заключающий соглашение, должен иметь четкое представление не только об уголовно-правовых, но и о процессуальных последствиях сотрудничества. Поэтому ему должно быть разъяснено, что при выполнении условий соглашения дело может быть рассмотрено в особом порядке, и предоставлено право ходатайствовать об этом. Соответствующие положения должны стать частью подписанного обвиняемым в присутствии защитника соглашения. Представление же прокурора в части применения особого порядка следует рассматривать только как его согласие на его применение по ходатайству обвиняемого. Данные предложения потребуют внесения изменений в ст.ст.317.3, 317.6.

Таким образом, процессуальным основанием проведения судебного заседания и принятия судебного решения в особом порядке, урегулированном гл.40.1 УПК, как и в предыдущем случае, следует признать соответствующее ходатайство обвиняемого.

В теории остается открытым вопрос об основаниях и условиях прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием. Большинство процессуалистов, опираясь на ст.ст.25 и 28 УПК, ст.ст.75 и 76 УК, считают, что основанием прекращения уголовного дела в этих случаях являются сами примирение сторон и деятельное раскаяние25. Хотя высказываются и иные мнения. Так, одни авторы считают основаниями прекращения уголовного дела примирение сторон и заглаживание вреда26, ибо ст.25 оба фактора включает в структуру основания прекращения дела. Оспаривая это мнение, некоторые авторы полагают, что заглаживание вреда является не основанием, а условием прекращения дела. На наш взгляд, заглаживание вреда – выступает не условием прекращения дела, а условием примирения, которое и является основанием прекращения дела. Другие, опираясь на ч.2 ст.268 УПК, основанием прекращения дела по ст.25 УПК называют право потерпевшего на примирение27. Третьи - и примирение сторон и все иные обстоятельства, перечисленные в ст.25 УПК, называют условиями прекращения дела28. Применительно к деятельному раскаянию одни авторы называют обстоятельства, перечисленные в ст.28 УПК, основаниями29, подразделяя их на общие – явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение вреда, причиненного преступлением, утрата лицом общественной опасности, и специальные – конкретные действия лица, совершаемые им после совершения общественно опасного деяния (добровольная сдача оружия, наркотических средств, освобождение заложника и др.)30. Другие - считают все обстоятельства, перечисленные в ст.28 УПК, условиями31, и подразделяет их на объективные – совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые, и субъективные, возникающие после совершения преступления, - явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение вреда, причиненного преступлением32. Третьи полагают, что часть закрепленных ст.28 УПК обстоятельств образует основания, а часть – условия: к первым относят совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые, ко вторым – позитивные посткриминальные действия обвиняемого33. Четвертые отмечают, что основанием прекращения уголовного дела по ст.28 УПК является деятельное раскаяние, а обстоятельства, зафиксированные в данной статье, - это доказательственные факты, устанавливающие наличие такого раскаяния34.

Определяя позицию по рассматриваемому вопросу, необходимо учитывать отсылочный характер норм ст.ст.25 и 28 УПК, понять их можно только в сочетании со ст.ст.75 и 76 УК. Совокупный анализ содержащихся в них положений приводит нас к выводу, что основания и условия прекращения дела должны быть разделены на материальные и процессуальные.

Примирение сторон и деятельное раскаяние - это материально-правовые основания прекращения уголовного дела. Вопрос об их содержании в науке является дискуссионным. Относительно примирения мнения процессуалистов разделились на две полярные группы: одни авторы говорят о примирении как компромиссе, который в первую очередь касается потерпевшего, которому принадлежит право выбора способа восстановления справедливости35. Исходя из этого, примирение определяется как отказ потерпевшего от привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, или как его просьба, адресованная органам уголовного преследования или суду, о прекращении уголовного дела. Определение примирения в первом случае пригодно лишь для процедуры рассмотрения дел частного обвинения, во втором для редакции ст.76 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим» или редакции ст.9 УПК РСФСР «Прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим». Вместе с тем заголовок действующей редакции ст.25 УПК «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон» добавляет аргументов тем авторам, которые, считают, что примирение – это двустороннее добровольное волеизъявление сторон, направленное на устранение уголовно-правового конфликта, порожденного преступлением36. Присоединяясь к этой точке зрения, обозначим еще ряд доводов в ее подтверждение. Для прекращения уголовного дела по ст.25 УПК орган уголовного преследования или суд должны удостовериться в факте примирения. Поскольку оно происходит за пределами уголовного процесса, орган уголовного преследования или суд не смогут этого сделать, пока одна из сторон об этом не объявит. В свою очередь, такое объявление возможно, если лицо, совершившее преступление, и потерпевший в результате взаимодействия достигли обоюдовыгодного для них результата: обвиняемый принес извинения и загладил вред, причиненный преступлением, а потерпевший принял извинения и простил обвиняемого. Все разнообразие действий, предпринятых обвиняемым и потерпевшим для выхода из конфликтной ситуации, образует содержание примирения. Причем каждый из участников конфликта, идя на определенные уступки, должен действовать добровольно и осознанно в одном направлении – к разрешению конфликта. Поскольку прекращение уголовного дела в связи с примирением затрагивает не только права потерпевшего, но и обвиняемого, органу уголовного преследования или суду требуется получить и его согласие.

Две группы мнений сформировалось в науке и относительно понятия «деятельное раскаяние». Решение этого вопроса осложняется тем, что в ст.28 названы разные по своему содержанию действия – те, которые создают условия для успешного производства по делу, и те, которые направлены на недопущение, существенное уменьшение или устранение отрицательных последствия преступления. Одни авторы полагают, что признаки деятельного раскаяния должны рассматриваться в совокупности, в их единстве, взаимосвязи и взаимообусловленности; наличие одного из них понимается не как деятельное раскаяние, а как отдельное смягчающее ответственность обстоятельство37. С учетом этого делается вывод о том, что деятельное раскаяние как основание прекращения уголовного дела составляет совокупность всех обстоятельств или элементов, указанных в ст.28 УПК и ст. 75 УК. Другие авторы полагают, что любое из действий, образующих деятельное раскаяние, может выступить основанием для прекращения уголовного дела. Аргументирует свои доводы указанная группа авторов следующим: 1) в диспозиции ч. 1 ст. 75 УК употреблен союз «или», следовательно, основания применения этой нормы предусмотрены в ней альтернативно; 2) Пленум Верховного суда РФ в п. 9 Постановления от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» указал: «По смыслу закона правила, изложенные в статье 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в пунктах «и» и(или) «к» части первой статьи 61 УК РФ смягчающих обстоятельств...»; 3) в примечаниях к статьям Особенной части УК основаниями освобождения от уголовной ответственности названы обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 75 УК; 4) при совершении ряда преступлений наличие некоторых элементов деятельного раскаяния объективно не нужно; 5) возможны ситуации, когда лицо не совершило какое-либо из названных в ст.75 УК действий по уважительным причинам или в силу объективной невозможности их совершить38.

Это мнение представляется более обоснованным. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием – компромиссная форма судопроизводства, основанная на дискреционных полномочиях органов уголовного преследования и суда которые, основываясь на конкретных обстоятельствах дела и законе, должны сделать выбор между тем, заслуживает ли лицо осуждения и наказания или оно может быть освобождено от уголовной ответственности. Излишняя формализация действий, которые должны быть выполнены обвиняемым, чтобы возбужденное в отношении него дело прекратили по ст.28 УПК, противоречит самой природе этого института.

Процессуальное основание прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием в законе и теории разработано недостаточно. Таким процессуальным основанием ст.25 и ч.2 ст.27 УПК называют заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела и отсутствие возражений обвиняемого против этого; ч.4 ст.28 УПК говорит лишь об отсутствии возражений обвиняемого против прекращения уголовного преследования. То, как эти обстоятельства сформулированы в законе, позволяет большинству авторов рассматривать их как условия прекращения уголовного дела. Вместе с тем имеется и определение процессуальных оснований как условий, при которых не может продолжаться уголовно-процессуальная деятельность, несмотря на наличие всех обстоятельств, свидетельствующих о совершенном преступлении и допускающих применение наказания39. В настоящее время, когда примирение упоминается в нормах материального права как основание освобождения от уголовной ответственности, его следует включать в группу материально-правовых обстоятельств, исключающих необходимость применения уголовной ответственности, а заявление потерпевшего – в группу процессуальных обстоятельств прекращения дела.

Придерживаясь того же подхода, что и в случае применения особых порядков судебного разбирательства, предусмотренных гл.гл. 40 и 40.1 УПК, считаем, что основанием прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием должно считаться волеизъявление обвиняемого. Поэтому в УПК необходимо предусмотреть право обвиняемого заявить ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием, которое должно быть разъяснено обвиняемому при предъявлении обвинения (ст.172), подозреваемому – в момент, когда лицо в соответствии ч.1 ст.46 приобрело такой статус, подсудимому – в подготовительной части судебного заседания (ст.267). Гарантией добровольности заявления ходатайства обвиняемым будет служить присутствие при этом защитника. Поскольку в составах преступлений, охватываемых ст.25 УПК, потерпевший есть всегда, а в составах, на которые рассчитано применение ст.28 УПК, потерпевший может быть, следователю дознавателю необходимо удостовериться в том, что он не возражает против прекращения дела. Представляется, последствия прекращения дела по основаниям, установленным ст.ст. 25, 28 УПК, должны быть разъяснены лицу сразу после признания его потерпевшим и вынесения об этом следователем, дознавателем постановления. При этом согласие потерпевшего на прекращение следует фиксировать в материалах дела. Некоторые процессуалисты предлагают в этом случае составлять отдельный протокол40. Не противоречил бы закону и вызов потерпевшего для дополнительного допроса, в ходе которого следователь, дознаватель могут установить факт примирения и его добровольность, получить информацию об обстоятельствах, мотивах, условиях примирения, о том, был ли обвиняемым заглажен вред, какими способами, есть ли у потерпевшего еще какие-либо претензии к обвиняемому, понимает ли он последствия прекращения дела по этому основанию и т.д. На практике в 82 случаях волеизъявление на прекращение дела подтверждалось заявлениями обеих сторон, в 45 – заявлением потерпевшего с фиксацией согласия обвиняемого в процессуальном решении, которым оформлялось то процессуальное действие, в ходе которого согласие было высказано; в 5 – заявлением обвиняемого с фиксацией согласия потерпевшего в соответствующем процессуальном решении. Некоторые авторы, считая, что форма заявления лишена характера взаимности, необходимой для консенсуального решения, предлагают составлять письменное соглашение, которое бы отражало волю сторон к примирению и его условия41. Согласие потерпевшего на прекращение дела может быть получено и на этапе окончания предварительного расследования при ознакомлении с материалами дела, если потерпевший не выразил его раньше (ст.ст. 216, 217). Представляется, что универсальный для всех случаев способ фиксации такого согласия предложить сложно. Главное, чтобы к моменту прекращения дела оно было получено, и чтобы способ обеспечивал следователю, дознавателю возможность установить действительность примирения сторон и его добровольность.

На наш взгляд, во избежание путаницы в решении вопроса об основаниях и условиях прекращения дел в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием, в ст.ст.25 и 28 УПК следовало бы оставить ссылку на основание, взятое в единстве его материально-правовой и процессуальной стороны, а также процессуальные условия; указание на материально-правовые условия прекращения исключить, поскольку они урегулированы УК (ст.ст.75 и 76). В этой связи в ст. 25 формулировку «на основании заявления потерпевшего или его законного представителя» следовало бы заменить на формулировку «по ходатайству обвиняемого и при отсутствии возражений потерпевшего или его законного представителя», формулировку «если это лицо примирилось с потерпевшим» - на формулировку «если стороны примирились»; слова «в совершении преступления небольшой или средней тяжести» исключить. В части 1 ст.28 формулировку «в совершении преступления небольшой или средней тяжести» исключить, после слов «с согласия прокурора» вставить слова «по ходатайству обвиняемого и при отсутствии возражений потерпевшего или его законного представителя»; в части 3 формулировку «право возражать против прекращения уголовного преследования», а также часть 4 исключить.

Резюмируем изложенное. Анализ ст.ст.25 и 28, гл.гл. 40 и 40.1 УПК, показывает, что материально-правовым основанием во всех случаях выступают действия обвиняемого, которые в каждой из процедур имеют разное содержание и выражаются в примирении сторон, деятельном раскаянии обвиняемого, его согласии с обвинением, сотрудничестве обвиняемого со следствием. Процессуальное (формальное) основание у всех компромиссных процедур должно быть единым – волеизъявление обвиняемого на применение компромиссной процедуры.

Сноски и примечания

1Тарасов И.С. Указ .соч. С.39; Макаров Ю.Я. Особый порядок рассмотрения уголовных дел: практическое пособие./Ю.Я.Макаров.- М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С.5

2Днепровская М.А. Особый порядок судебного разбирательства уголовных дел. С.48 -64; Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовного ответственности (уголовно-правовые аспекты). С.25; Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием./В.В. Сверчков// Государство и право.- 1999, № 12.-С.54; Чувилев А. Деятельное раскаяние./А. Чувилев//Российская юстиция. -199, № 6.- С.10; Сухарева Н.Д. Проблемы соотношения уголовного и уголовно-процессуального права при прекращении уголовного преследования./Н.Д. Сухарева//Подготовлен для СПС КонсультантПлюс, 2005; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулиной. М.: Юристъ, 2002. С.79; Рябцева Е.В. Особые производства в уголовном процессе России: учебно-практическое пособие./Е.В. Рябцева.- Воронеж, 2009. С.7; Белякова П.Б. Особый порядок судебного разбирательства (по результатам изучения судебной практики по делам, рассмотренным в особом порядке за 2007)./П.Б. Белякова//URL: http:// www.vsudrb.ru/ files/ belyakova.doc.

3Демидов В. Некоторые вопросы применения особого порядка судебного разбирательства. С.25

4 Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. С. 119-120; Рябинина Т.К. Особый порядок судебного разбирательства как одна из сокращенных форм уголовного судопроизводства.С.20-23; Великий, Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика. С.74-80; Александров А.С. Основания и условия реализации особого порядка судебного разбирательства. С.43-52; Дьяконова В.В. Особый порядок судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: Дисс. … к.ю.н./В.В. Дьяконова.- Екатеринбург, 2005. С.55 и сл.; Русман, А.А. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон на стадии предварительного расследования: Дисс. … к.ю.н./А.А. Русман.- Челябинск, 2006. С.60 и сл.

5 Корнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном процессе и основание процессуальных решений./Л.М. Корнеева//Советское государство и право.-1981, № 10.- С.87

6 Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности./С.Г. Келина.- М., 1974. С.48; Тарасов И.С.Указ. соч. С.39.

7 Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении./Р.О. Халфина.- М., 1974; Алексеев С.С. Право: азбука- теория- философия (опыт комплексного исследования)./С.С. Алексеев.- М., 1999. С. 72.

8 Редькин Н.В. Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ: Дисс. ... к.ю.н./Н.В. Редькин.- Краснодар, 2007. С.116.

9 Толковый словарь русского языка/Под ред. С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (онлайн версия).

10 Там же. С.729.

11 Петрухин И.Л. Правосудие, время реформ / И.Л. Петрухин. - М.: Наука, 1991. С.21; Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. С.30; Бочкарев А.Е. Особый порядок судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: Дис. ... к.ю.н./А.Е. Бочкарев. – Владимир, 2005. С.91; Редькин Н.В. Указ. соч. С.112.

12Редькин Н.В. Указ. соч. С.116.

13 Смолин А.Г. Указ. соч. С.108.

14 Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. С.28-29; Толкаченко А.А. Уголовно-правовые аспекты особого порядка судебного разбирательства./А.А. Толкаченко//Уголовный процесс.- 2006, № 9. С.36-44.

15 Шмарев А.И. Особый порядок судебного разбирательства (Вопросы теории и практики): ДисС. ... к. ю. н./А.И. Шмарев.- Ижевск, 2004. С.58.

16 Громов Н. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением./Н. Громов, В. Быков//Уголовное право.- 2004, № 2. - С.92.

17 Бирюков Н. Проблемы практики применения особого порядка принятия судебного решения./Н. Бирюков//Российская юстиция.- 2005, № 4.- С.18-19.

18Кищенков А.В. Виды упрощенных производств в уголовном процессе./А.В. Кищенков// http://law.wl.dvgu.ru/vestnik/36htm

19 Александров А.С. Основания и условия реализации особого порядка судебного разбирательства. С.4-5.

20 Смолин А.Г.Указ соч. С.107-110.

21 Лазарева В.А.Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. С.63.

22Абшилава Г.В. К вопросу о процедуре принятия судом решения об особом порядке судебного разбирательства в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве./Г.В. Абшилава// Мировой судья.- 2010, № 12. С.20-23; Васяев А.А. Сделка с правосудием или сделка с обвинением?/А.А. Васяев//Современное право.- 2010, № 2. С.88-94; Божьев В.П. Применение норм УПК, регулирующих деятельность суда по уголовному делу, поступившему от прокурора./В.П. Божьев//Законность.- 2010, № 5; Тисен О.Н. Применение института досудебного соглашения о сотрудничестве./ О.Н. Тисен, И.В. Ткачев.//Законность.- 2011, № 2. С.12-16; Парфенов, В.Н. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при особом порядке принятия судебного решения в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве./В.Н. Парфенов//Российский судья.- 2009, № 11. С.15-18; Гричаниченко А. Особый порядок принятия судебного решения: сравнительный анализ содержания главы 40 и главы 40.1 УПК РФ, проблемы их применения./А. Гричаниченко//Уголовное право.- 2010, № 1. С.81-85.

23См.: Определения Верховного Суда РФ от 06.12.2010 № 33-О10-34; от 14.10.2010 № 78-О-10-128; от 17.08.2010 № 11-О10-109; от 16.08.2010 № 83-О-10-16; от 02.08.2010 № 78-О-10-85; от 15.07.2010 № 66-О-10-95.

24Архив Кировского районного суда г.Самары. Уголовное дело № 201094200.

25 См.: Дикарев И. К вопросу о дискреционных основаниях прекращения уголовного дела (уголовного преследования)./И. Дикарев//Уголовное право.- 2007, № 1. С.80-83; Павленок В.А. О некоторых проблемных вопросах прекращения уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием./В.А. Павленок//Право в Вооруженных силах.- 2005, № 10; Рыжаков А.П. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон по делам публичного и частно-публичного обвинения. Комментарий к статье 25 УПК РФ./А.П. Рыжаков//Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2002; Клюшников С.С. Проблемы законодательной регламентации института досудебного соглашения о сотрудничестве в РФ./С.С. Клюшников//Общество и право.- 2010, № 3; Янина Я.Ю. Указ. соч. С.83-85.

26 Галимова М.А. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон в стадии предварительного расследования: Дисс. … к. ю. н./М.А. Галимова.- Омск, 2004. С.87.

27 Савченко А.Н. Право на примирение сторон уголовного судопроизводства - составная часть прав человека./А.Н. Савченко//Российский судья.- 2007, № 3.- С.11-14.

28 Головко Л.В. Указ. соч. С.461; Перекрестов В.Н. Значение признания обвиняемым своей вины для примирения сторон./В.Н. Перекрестов//Российская юстиция.- 2010, № 2. С.45-47; Артеменко Н.В. Спорные вопросы применения нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим./ Н.В. Артеменко, А.М. Минькова//Российский судья.- 2007, № 6. С.43-46.

29 Конин В.В. Участие защитника при принятии решения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьей 28 УПК РФ./В.В. Конин//Российский судья.- 2008, № 2. С.14-16.

30 Дочия Р. М. Современные проблемы института прекращения уголовного дела (уголовного преследования): теоретические, правовые и прикладные вопросы. Дисс. … к. ю. н: 12.00.09 / Р. М. Дочия. - Омск, 2004. С.52-53.

31 Илюхина С.В. Указ. соч. С. 80.

32 Сверчков В.В. Указ соч. С.53.

33 Горжей В.Я. Деятельное раскаяние: проблемы правоприменения./В.Я.Горжей//Российский следователь.-2003, № 4.- С.17-22.

34 Смирнов А.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)(5-е издание, переработанное и дополненное)./ Под общ.ред. А.В. Смирнова А.В./Смирнов, К.Б.Калиновский.- М.: «Проспект», 2009// Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

35Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс./Х.Д. Аликперов.- Баку, 1992. С.132; Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления./Уголовное право: новые идеи./Отв. ред. С.Г. Келина, А.П. Наумов, 1994 . С.72; Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть./А.И. Рарог, Г.П. Кривопалов.- М., 1996. С. 213; Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций./Р.Р. Галиакбаров.- М., 1996. С.452-453; Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением сторон (некоторые аспекты применения соответствующих норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства)./А.В. Ендольцева//Российский следователь.- 2000, № 9.- С.31.

36 Головко Л.В. Прощение долга при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям./Л.В. Головко//Законодательство.- 2000, № 5.- С.23; Российский уголовный процесс/ Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В.Наумова.- М., 1997. С.352; Лянго Л.Н. Указ. соч. С.8; Рубинштейн Е.А. Нормативное регулирование института прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон: Дисс. … к.ю.н./Е.А. Рубинштейн.- Ставрополь, 2004. С.106.

37Савкин А. Деятельное раскаяние – свобода от ответственности./А. Савкин//Российская юстиция.- 1997, № 12.- С.35; Чувилев А. Указ. соч. С.10; Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет/И. Петрухин//Российская юстиция.- 1999, № 9.-С.25; Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния./В. Михайлов// Российская юстиция.-1998, № 4. С. 5-7; Кушнарев В.А. Проблемы толкования норм уголовного права о деятельном раскаянии./В.А. Кушнарев//Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2001; Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. С. 75; Щерба С.П. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Практическое пособие/ Под общ.ред. С.П. Щербы./С.П. Щерба, А.В. Савкин.- М., 1997. С. 22; Молодцов А.С. Об основаниях и видах освобождения от уголовной ответственности в новом УК/А.С. Молодцов//опросы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве: Сб. науч. статей.- Ярославль, 1997. С.37.

38 Васильева Е.Г. Правовые и теоретические проблемы прекращения уголовного преследования и производства по уголовному делу./Е.Г. Васильева.- М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2006. С. 200; Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка./В. Коломеец// Российская юстиция.- 1997, № 10.- С. 36; Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности./С.Г.Келина//Курс российского уголовного права. Общая часть/Под ред.В.Н. Кудрявецва, А.В. Наумова. – М.,2001 . С.647; Головко Л.В. Указ. соч. С.428-442.

39 Давыдов П.М. Прекращение уголовных дел в советском уголовном процессе./П.М. Давыдов, Д.Я. Мирский.- М., 1963. С.10-11.

40 Аналогичные мнения только в отношении согласия обвиняемого высказывались многими процессуалистами. См.: Катькало С.И. Указ. соч. С.127; Давыдов С.М., Мирский Д.Я. Указ соч. С.78.

41 См.: Лянго Л.Н. Указ. соч. С. 146; Воскобитова Л.А. Проблемы и перспективы института примирения в уголовном судопроизводстве/Л.А. Воскобитова// Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения. - М., 2007. С. 394; Маткина Д.В. Конвенциональная форма судебного разбирательства: история, современность и перспективы развития: Автореф. дисс. ... к. ю. н. С. 7-9.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



См.:

По этой теме:

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию