Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность // Левицкий Г. А. Русские и западноевропейские ученые XIX и начала XX вв. об уголовном законе, преступлении и наказании


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Левицкий Г. А.
Русские и западноевропейские ученые XIX и начала XX вв. об уголовном законе, преступлении и наказании. Хрестоматия. — СПб.: 2004. — 152 с.


К оглавлению

§ 5. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность

А. КУНИЦЫН. Указ. соч. Книга первая. Часть I.

«66. Если деяние не могло произойти иначе как по причине психологического принуждения, то по мере содействия онаго нарушение права более или менее вменяется». С. 42-43.

Л. ЦВЕТАЕВ. Указ. соч.

«... Повторение преступления... усугубляет тяжести онаго». С. 14.

С. БАРШЕВ. Указ. соч.а

«... Чем выше состояние преступника (также и чин), тем более и вина его и тем строже должно быть наказание». С. 150.

Д. СПАСОВИЧ. Указ. соч.

«Обстоятельства, усиливающие или ослабляющие как вину, так и наказание... могут быть поименованы в самом законе, но так как нет возможности предусмотреть и предопределить все эти обстоятельства, то судья руководствуется многими другими, кроме исчисленных в законе, которые имеют для него значение только примеров». С. 290.

«... Повторение не видоизменяет преступления в его существе, не превращает его в нечто особое, отличное от преступления, совершаемого в первый раз; оно обнаруживает только, что в составе преступления доля субъективного момента немного больше обыкновенной. Вот почему, даже и принимая более строгую наказуемость повторения, надлежало бы не выходить из пределов положенного за то преступление наказания и, если приподнимать мepу этого наказания, то только до его maximum». С. 295.

Повторение преступления (сост.)«... Служит правда обстоятельством, увеличивающим вину, но нет надобности выделять его из множества других увеличивающих вину обстоятельств, давать ему особое значение, изъяв его от благоусмотрения судьи, требовать обязательного усиления наказания за повторение преступления. Но превращение повторения в простое обстоятельство, усиливающее вину и наказание в пределах, положенных законом для того преступления, нет надобности ограничивать его преступлениями, одинаковыми или однородными, обращать внимание на давностные сроки и на то, подвергался ли преступник за прежнее преступление наказанию или оно было ему прощено помилованием... Оно (повторение преступления — сост.) есть признак только дурного нрава подсудимого, его злохарактерности, и притом признак тем более сильный, чем более похоже новое преступление на прежнее и чем меньшим промежутком времени они разделены». С. 295-296.

П. Р. Э. РОССИ. Указ. соч. Вып.1.

«... Чаще всего то, что называют усиливающими вину обстоятельствами является самостоятельным преступлением, употребляемым, как средство или как принадлежность главного преступления... В разбое, совершенном вооруженной шайкой с насилием, совмещается кража, насилие и противуобщественное преступление — факт составления шайки; главное преступление в этом случае воровство — оно цель преступного деяния». С. 238.

«Если существует опьянение, которое уничтожает всякую ответственность за деяния, совершенные во время этой болезни (подразумевается патологическое опьянение — сост.), то должно существовать опьянение, являющееся только извинительным фактом. Это именно тогда, когда преступление совершается под влиянием гнева, возбужденного опьянением, которое отнимает употребление рассудка, но не подавляет вполне в пьяном самосознание и сознание о вреде, который он причиняет». С. 313.

«Если извиняющее обстоятельство не может уничтожить виновности, то судье принадлежит право исследовать — не есть ли это случай, когда может быть применен minimum наказания, назначенного законом». С. 336.

П. Р. Э. РОССИ. Указ. соч. Вып. И.

Материальное зло отягчает нравственное преступление, насколько оно является следствием, которое субъект предвидел или должен был предвидеть.

Противозаконное удовлетворение виновного, удовольствие им испытанное, польза им получаемая — также отягчают преступление; они указывают на нравственную порчу субъекта. Справедливо, что этому незаконному удовольствию должен быть противовес в страданиях от наказания». С. 138.

А. Ф. КИСТЯКОВСКИЙ. Указ. соч. b

«Учение об обстоятельствах, увеличивающих и уменьшающих вину, покоится на общих основаниях вменения или определения виновности и наказуемости по свойствам субъективного и объективного состава преступления». С. 622.

«... Учение об обстоятельствах, увеличивающих и уменьшающих вину, может быть с полным основанием отнесено к продолжению анализа преступления». С. 623.

«Обстоятельства, увеличивающие и уменьшающие вину, можно разделить на два вида: первый вид — это те, которые увеличивают или уменьшают виновность и наказуемость в роде; второй вид составляют те, которые имеют влияние только на определение большей или меньшей наказуемости в мере того же самого наказания. Первый вид можно назвать обстоятельствами, отягчающими и смягчающими виновность и наказуемость; второй вид можно обозначить именем обстоятельств — увеличивающих и уменьшающих виновность». Там же.

«Уменьшающие виновность и наказуемость обстоятельства разделяются также на два вида: к первому принадлежат уменьшающие обстоятельства в тесном смысле слова дающие судье право уменьшать наказание в пределах обыкновенного минимума; ко второму относятся те, которые мы называем смягчающими обстоятельствами, дающими судье право смягчать наказание в определенном размере, выходящим за пределы обыкновенного минимума». С. 628.

По мнению автора, возмещение вреда от преступления «... Может иметь значение главным образом по отношению к чисто имущественным преступлениям. В преступлениях смешанного характера, а также против личности смягчающая его сила гораздо меньше. Для приобретения далее особо смягчающего значения, вознаграждение причиненного вреда должно быть добровольное, и следовательно, совершенное прежде чем преступление сделалось известным следственной власти или по крайней мере прежде постановления суда о вознаграждении. Основание, почему вознаграждение имеет такое влияние на наказуемость, лежит как в субъективной, так и в объективной стороне деятельности субъекта». С. 637.

Л. Е. ВЛАДИМИРОВ. Указ. соч. b

По мнению автора, «... семейное положение должно быть принимаемо во внимание, должно влечь некоторые последствия и в законодательстве, и в процессе, и в самом выполнении наказания. В законодательстве оно могло бы влиять на выбор наказания, — по возможности не отнимающего свободы у человека, имеющего семью и пропитывающего ее своим трудом. Такого человека следовало бы подвергать лишению свободы, как наказанию, только в случае совершения насильственного деяния, которое для безопасности общества, безусловно требует содержания человека в клетке». С. 103.

«... Такому арестанту нужно бы дать возможность помогать своей семье, работать на нее». С. 104.

Ф.ЛИСТ. Указ. соч. с

Автор утверждает, что смягчающие обстоятельства «... могут лежать не только в самом деянии, но и в предшествующем и последующем поведении виновного». С. 312.

М. ЧУБИНСКИЙ. Указ. соч.а

Автор утверждает, что законодатель должен «... наметить ОСНОВНУЮ, но отнюдь не ИСЧЕРПЫВАЮЩУЮ схему обстоятельств, увеличивающих и уменьшающих вину... законодатель — это всегда величина коллективная и обладающая громадными данными, величина, в состав которой входит народное представительство; поэтому он может воспользоваться таким комплексом знаний, житейского опыта и этики социальных понятий, какой совершенно недоступен даже выдающемуся и широко образованному судье». С. 396-397.

Л. С. БЕЛОГРИЦ-КОТЛЯРЕВСКИЙ. Указ. соч.

«Новая система (т. е. доктрина социологической школы — сост.), признавая необходимым указание в законе так называемых ОТЯГЧАЮЩИХ и СМЯГЧАЮЩИХ обстоятельств, то есть таких, которые оказывают резкое влияние на изменение размера наказания, давая право переступить пределы законной санкции (например, рецидив, совокупность, молодой возраст), в то же самое время отказывается от поименного перечня так называемых увеличивающих и уменьшающих вину обстоятельств, дающих право изменять наказание лишь В ПРЕДЕЛАХ САНКЦИИ, представляя усмотрению самого суда признание таковых обстоятельств и выбор наказания в границах maximuma и minimuma». С. 315. 134

С.В. ПОЗНЫШЕВ. Указ. соч.

«Только те законы, которые устанавливают какое-либо смягчение ответственности, говорят, например, об уменьшающих вину обстоятельствах, или выделяют виды преступлений менее наказуемые (так называемые привилегированные), могут подлежать распространительному толкованию». С. 92.

«... Законы, указывающие какие-либо обстоятельства, увеличивающие ответственность или предусматривающие какие-либо квалифицированные, то есть более наказуемые виды преступления, ни в коем случае не могут подлежать распространительному толкованию, а должны быть толкуемы ограничительно». С. 93.

Н. Д. СЕРГЕЕВСКИЙ. Указ. соч.

«... Внутренняя сторона (преступной — сост.) деятельности может определяться я окрашиваться целым рядом... психических движений, каковы: мотивы, цели, желания. Все эти моменты, с их разнообразнейшими оттенками, к понятию умысла не принадлежат и не входят в число общих условий преступности, в действии лежащих, но имеют в уголовном праве самостоятельное и весьма большое значение. Уголовный закон признает их обстоятельствами вину увеличивающими и уменьшающими, вводит их нередко в специальный состав отдельных преступных деяний и т. д.». С. 254.

«Индивидуальные свойства конкретных случаев столь разнообразны, что все законодательства, кроме той индивидуализации наказания, которая дается относительно определенной санкцией, установляют еще особые правила для повышения и понижения наказания по обстоятельствам, вину увеличивающим или уменьшающим. Обстоятельства, вину увеличивающие и уменьшающие, могут быть общие, приложимые к различным или даже ко всем преступным деяниям, и особенные, связанные с особенностями отдельных деяний. Первые могут составить одно общее учение об обстоятельствах, вину увеличивающих и уменьшающих; вторые имеют значение только для отдельных преступных деяний и могут быть определяемы лишь при каждом отдельном преступном деянии». С. 356.

П. ЛЮБЛИНСКИЙ. Указ. соч.

«Наиболее простой системой определения смягчающих обстоятельств была бы та, при которой значение каждого смягчающего обстоятельства учитывалось бы в особенной части кодекса, в виде установления привилегированных случаев. Но эта система неудобна, так как она привела бы к крайнему загромождению особенной части и, кроме того, так как отдельные обстоятельства не являются связанными с теми или иными специальными составами преступлений, а или общими всем, или более характеризуют личность виновного, чем его деяние.

Ввиду этого, при сохранении в составе особенной части некоторых специально характерных для тех или иных отдельных деяний, смягчающих обстоятельств (привилегированные случаи), все же в общую часть кодекса вводится особый перечень смягчающих обстоятельств». С. 45.

По мнению автора, такой «... перечень не может учесть всех обстоятельств, могущих влиять на оценку вины, и наличность его часто создает насилие над живой совестью судьи. Этот перечень имеет тенденцию придавать большее значение объективной обстановке деяния, чем трудно уловимым субъективным признаком вины». Там же.

«Что касается общей части (уголовных кодексов — сост.) здесь в качестве обстоятельств, усиливающих наказание, мы обыкновенно встречаем: а) совокупность преступных деяний, б) рецидив и в) особые субъективные настроения деятеля». С. 49.

Э. Я. НЕМИРОВСКИЙ. Указ. соч.

Автор утверждает, что смягчающие и отягчающие обстоятельства «... не входят в состав умышленного (или неосторожного) преступного деяния, относятся к характеристике личности, указывая на большую или меньшую связь деяния с обычными свойствами личности преступника». С. 182-189.

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz