Ткачёва Н.В. Значение принципов уголовного судопроизводства для института мер пресечения, их влияние на требования, предъявляемые к применению мер пресечения, не связанных с заключением под стражу



kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Форум | Ссылки | Законы | Тесты | Почта |

Ткачёва Н. В.
Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России:
Монография / Научный редактор А. В. Кудрявцева. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. - 192 с.

К оглавлению

Глава 2.  Механизм правового воздействия мер уголовно-процессуального пресечения, не связанных с заключением под стражу, на лицо, совершившее преступление

§1. Значение принципов уголовного судопроизводства для института мер пресечения, их влияние на требования, предъявляемые к применению мер пресечения, не связанных с заключением под стражу.

Прежде чем перейти к анализу влияния принципов уголовного процесса на формулирование  требований, предъявляемых к применению мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, представляется целесообразным обратиться к  понятию и классификации принципов уголовного судопроизводства.

Принципы уголовно-процессуальной деятельности – это выраженные в уголовно-процессуальном праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание и закрепленные в нем закономерности общественной жизни, а также получившие нормативное закрепление в Конституции РФ, Уголовно-процессуальном кодексе РФ и в других законодательных актах[1]. Принципы определяют главные черты уголовного процесса и весь его характер.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Осознавая себя частью мирового сообщества, народ Российской Федерации принял Конституцию, в которой записаны общепризнанные и отраженные в ряде международно-правовых документов права человека и гражданина, принципы правосудия. Что касается соотношения понятий «принципы правосудия» и «принципы уголовного процесса», то оно может быть выражено формулой: нет принципов правосудия, существующих вне принципов уголовного процесса.[2]

Принципы уголовного процесса – это положения, которые определяют его природу, его социальную сущность и политическую направленность. Они не стоят где-то над практической деятельностью по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, а реализуются в этой деятельности, выражая в обобщенном виде ее надлежащее направление, политическую и правовую суть.

Как нормы права, регламентирующие соответствующие правила поведения, принципы уголовного процесса обращены к участникам уголовно-процессуальной деятельности правовыми своими требованиями и дозволениями. Их безусловное соблюдение (исполнение) служит необходимым условием подлинного правосудия, важнейшей гарантией эффективного осуществления целей уголовного процесса. Их несоблюдение содержит опасность не достижения задач уголовного судопроизводства, рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее по общему правилу отмену или изменение актов уголовного судопроизводства.

Таким образом, принципы уголовного процесса – это теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, которые выражают демократическую и гуманистическую сущность уголовного процесса, определяют построение всех его процессуальных норм, стадий и институтов и направляют уголовно – процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством.

Принципы, образуя основу уголовного процесса, предопределяют все его остальные свойства и отношения.

Систему принципов уголовно – процессуальной деятельности принято разделять на общепроцессуальные принципы, распространяющиеся на все уголовное судопроизводство, и принципы, характерные для отдельных подсистем досудебного и судебного производства[3].

В процессуальной литературе ряд авторов предлагают деление принципов уголовного процесса на конституционные, закрепленные в Конституции РФ, и специальные, закрепленные в других законодательных актах. Однако, как справедливо указывал А.М. Ларин, нельзя признавать правомерной попытку делить принципы уголовного процесса на конституционные и неконституционные, основываясь на том, включены они в Конституцию Российской Федерации или нет[4].

В процессуальной теории существуют самые разнообразные подходы к определению  системы принципов российского уголовного процесса. Это, на наш взгляд, связано с тем, что имеют место две точки зрения  на определение принципов уголовного процесса. Большинство процессуалистов придерживаются  мнения, что принципами уголовного процесса являются только такие идеи и положения, которые получили свое выражение в нормах права[5].  Сторонники иной точки зрения считают, что общие идеи, отражающие развитие науки и практики уголовного процесса, значительно опережают их законодательное закрепление, и поэтому нельзя считать принципами только те идеи, которые выражены в нормах права[6]. Встречаются попытки значительно расширить систему принципов. Некоторые авторы предлагают дополнить систему принципов, например, такими: свидетельский иммунитет[7], защита прав потерпевшего от преступлений, оценка доказательств по внутреннему убеждению судей[8], надзор за судебной деятельностью, осуществляемые Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ[9] и др.

Однако при всей ценности приведенных положений, называемых принципами, они не играют роль важнейших и определяющих начал всего уголовного процесса, а многие из них – это частные проявления соответствующих общепроцессуальных принципов. Поэтому их нельзя рассматривать в качестве правовой основы всей процессуальной деятельности. Т.Н. Добровольская отмечает, что «для признания того или иного положения принципом необходимо учитывать содержание этого положения, исследованное как с точки зрения его социальной обусловленности, так и с точки зрения внутренней логической связи между нормами закона»[10]. Существует мнение, что следует различать принципы уголовного процесса как отрасли права и принципы науки уголовного процесса. Теоретические, основополагающие идеи уголовного процесса, разрабатываемые учеными, играют роль принципов науки. Принципы уголовного процесса (отрасли права) – это правовые положения, выступающие в уголовно-процессуальной деятельности в качестве общеобязательных требований закона[11].

В структуре права различают общеправовые принципы, т.е. те, которые охватывают всю правовую систему (принцип социальной справедливости, гуманизма, равноправия, законности); межотраслевые принципы, т.е. те, которые охватывают две или более отраслей права (например, принцип состязательности характерен для гражданского и уголовного процесса); отраслевые принципы (например, закрепленные в ст. 3-7 УК РФ, в ст.12 ГК РФ). В уголовно-процессуальной научной литературе выделяются также принципы применительно к отдельным стадиям процесса[12], применительно к отдельным институтам уголовно-процессуального права и всего права в целом[13].

Слово «принцип» происходит от латинского «principium», что означает «основа», «основополагающее начало», т.е. главная идея, ключевая мысль, руководящее положение, которое должно быть применено, использовано или соблюдено в определенной сфере человеческой деятельности. Т.о., можно сделать вывод, что основой для всей системы уголовного процесса служат общепроцессуальные принципы. К ним, в соответствии с УПК РФ 2002 г., относятся: законность при производстве по уголовному делу, осуществление правосудия только судом, уважение чести и достоинства личности,  неприкосновенность личности, охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, презумпция невиновности, состязательность сторон, обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, свобода оценки доказательств, язык уголовного судопроизводства, право на обжалование процессуальных действий и решений.

Принципы уголовного процесса с одинаковой значимостью имеют общеобязательную силу и выполняют регулятивную функцию во всех сферах уголовно-процессуальной деятельности, а в сомнительных случаях указывают направление толкования норм права. Как основополагающие начала, принципы пронизывают всю процессуальную деятельность по отправлению правосудия, а также различные стадии процесса и институты уголовно – процессуального права. Соответственно, применение института мер пресечения не может быть вне жизни принципов уголовного процесса. Проанализируем значение уголовно – процессуальных принципов в процессе  применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, и сформулируем требования, вытекающие из основополагающих начал применительно к данной деятельности. 

Точно так же, как общие принципы права, преломляясь особым образом, действуют в уголовно-процессуальном праве, принципы уголовно процессуального права особым образом действуют в процессе применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу.

Сформулированные в УПК РФ 2002 года принципы уголовного судопроизводства, несомненно, имеют особую социальную значимость, т.к. они определяют его природу, социальную сущность, политическую направленность, а также  содержание уголовно – процессуальной деятельности,  как в целом, так и в рассматриваемой нами части.

Глава 2 УПК РФ 2002 г. «Принципы уголовного судопроизводства» открывается тем, что определяет назначение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Приоритетное значение здесь имеет защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Это имеет самое непосредственное отношение к институту мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, который с одной стороны должен предотвращать нежелательное поведение лица, совершившего преступление (сокрытие от дознания, предварительного следствия или суда; продолжение заниматься преступной деятельностью; угроза свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожение доказательств или воспрепятствование производству по уголовному делу иным способом – ст. 97 УПК РФ), а с другой обязан охранять законные права и свободы личности,  и, не посягая на свободу личности,  решать задачи уголовного процесса.

Центральное место среди принципов занимает принцип законности при производстве по уголовному делу - ст. 7 УПК РФ. Под законностью понимается точное и неуклонное применение законов компетентными органами государства (дознавателем, следователем, прокурором, судом), соблюдение (исполнение) всеми участниками уголовного судопроизводства, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов. Основные положения этого принципа закреплены в ст. 15 Конституции РФ.

Положение о прямом действии Основного закона государства имеет принципиальное значение для правоприменительной практики. Принцип законности заявляет о себе в обычном, повседневном производстве по уголовному делу. Применительно к исследуемой нами теме это означает, что в практике работы правоохранительных органов должны неотступно соблюдаться все нормы института мер пресечения, реализация их должна осуществляться только на основе закона. Оно исключает любые формы произвола, своеволия, вседозволенности при решении вопросов применения мер пресечения или возможность отступления при этом от норм закона в интересах, якобы усиления борьбы с преступностью, либо по соображениям, так называемой, целесообразности, наиболее быстрого и эффективного расследования и разрешения уголовного дела. Важными гарантиями соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах во всех стадиях уголовного судопроизводства, в частности, при применении мер пресечения, судебный контроль, прокурорский надзор за исполнением законов оперативно – розыскными органами, органами дознания и предварительного следствия.

Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) – принципы уголовного процесса, означающие обязанность лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи и суда при выполнении процессуальных действий и вынесение решений, не допускать унижения чести и достоинства участвующих в деле лиц и применять  меры пресечения как связанные, так и не связанные с заключением под стражу только в случаях действительной необходимости и не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотренных законом. Этот принцип крайне важен, т.к. именно при производстве по уголовным делам в интересах защиты граждан и общества от преступления, для выполнения задач уголовного процесса приходится ограничивать права и свободы отдельных лиц. Соблюдение этих принципов важнейшее условие для осуществления уголовно – процессуальной деятельности, т.к. именно в данной области распространено применение весьма серьезных мер государственного принуждения. И это в определенной мере служит реальной почвой для опасных ошибок, влекущих нередко тяжелые последствия, и даже для злоупотребления должностных лиц правоохранительных органов, чрезмерно усердствующих в стремлении «показать свою власть», либо создать непримиримое отношение к преступникам, порой мнимым. Это, в свою очередь, порождает негативное отношение населения к правоохранительным органам, неверие в правосудие, и как следствие, низкий уровень правосознания населения.

В отношении гражданина Д, обвиняемого по п. а ч.2 ст.213 УК РФ избрана мера пресечения заключение под стражей, хотя он работает, имеет семью и постоянное место жительство, ранее судим не был. В последствии суд вынес приговор, которым осудил гражданина Д. на 2 года условно с испытательным сроком 2 года. Таким образом, заключение под стражу в данном случае было слишком суровой мерой пресечения[14].

Многолетний отечественный и зарубежный опыт показывает, что человек, привлекаемый к уголовной ответственности и предстающий перед судом в качестве подсудимого, нуждается в дополнительных средствах защиты его основных прав и свобод. Таким средствам уделяется значительное внимание. Они закрепляются как в обычных законах, так и на конституционном уровне[15].

С принципами охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, неприкосновенностью личности, уважения чести и достоинства личности тесно связаны принципы неприкосновенности жилища (ст. 12 УПК РФ); тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ). Это важнейшие субъективные права граждан России, сохраняющие свое значение во всех сферах государственной и общественной жизни. В частности, ограничение этих прав может коснуться личности при применении меры пресечения, не связанной с лишением свободы – домашний арест:  ограничение общаться с определенными лицами, ограничение получать и отправлять корреспонденцию,  запрет на сообщения, заявления, обращения через средства массовой информации, запрет вести с кем-либо переговоры с использованием любых средств связи, включая радио, телевиде­ние, телефон, телетайп, факс, электронную почту, интернет-сайты и т. п. виды ин­формационных коммуникаций.

Трудно переоценить исключительное значение для правильного формирования практики мер пресечения принципа презумпции невиновности, «являющегося альфой и омегой уголовного судопроизводства»[16]. Массовому и профессиональному правосудию издавна известно положение «не пойман – не вор». Эта формула заключает в себе суть того, что у юристов получило название презумпции невиновности. В свете данного принципа обвиняемый является лицом, виновность которого проблематична до тех пор, пока она не установлена вступившим в законную силу приговором суда. Становление этого принципа уголовного процесса в уголовно – процессуальной теории и законодательстве имело долгую и трудную историю. В настоящее время теоретические концепции, отрицающие существование принципа презумпции невиновности в уголовном процессе, в целом преодолены. Подтверждением этого является то обстоятельство, что принцип презумпции невиновности содержится в УПК РФ 2002 г., выделен в отдельную статью – ст.14 УПК РФ и получил расширенное толкование, в отличие от УПК РСФСР 1960 г., где этот принцип отражался лишь в тексте принципа осуществления правосудия только судом и отдельного места в Уголовно-процессуальном кодексе не имел (ст.13 УПК РСФСР 1960 г.). Хотя, надо заметить, что постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» от 16 июня 1978 г. указывает, что  «в целях обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту суды должны строго соблюдать конституционный принцип, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда»[17]. Затем этот принцип нашел свое отражение в ст. 49 Конституции РФ 1993 года, и только в 2002 году был закреплен в УПК РФ.

Объективной основой законодательного закрепления принципа презумпции невиновности является то, что устанавливающие презумпцию невиновности формулировки содержатся в международных документах.

Так, согласно п.1 ст. II Всеобщей декларации прав человека, «каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты». П.2 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливает: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону».

Таким образом, суть принципа презумпции невиновности в соответствии со ст.14 УПК РФ 2002 г. состоит в том, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; подозреваемый и обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения; все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть установлены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях[18]. Из этих положений вытекает необходимость четкого разграничения понятий «обвиняемый» и «виновный» и различия их правового статуса, недопустимость применения меры пресечения к лицу, в обвинении которого имеются сомнения касательно его причастности к преступлению, поскольку неизвестно наличие материальной нормы права, необходимой для правильного решения вопроса об избрании меры пресечения. Презумпция невиновности, с одной стороны, запрещает поступать с обвиняемым или подозреваемым как преступником, а с другой - не лишает права должностных лиц уполномоченных доказывать виновность лица, делать это всеми предусмотренными законом способами. Презумпция невиновности нисколько не умаляет возможность следователя применять к лицу, совершившему преступление меру пресечения, как не связанную с заключением под стражу, так и связанную с заключением под стражу. Однако следователь должен делать вывод о виновности лица, опираясь на надежные, проверенные и полновесные фактические данные, тем самым, приобретая возможность применения к обвиняемому или подозреваемому меры пресечения. 

То есть, обвиняемый,  подвергаемый ограничению свободы передвижения, вызванного применением меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, – подписка о невыезде и надлежащем поведении или запрету покидать пределы расположения воинской части при избрании меры пресечения в отношении военнослужащего – наблюдение командования воинской части, только лишь предполагается виновным с точки зрения субъекта, доказывающего его вину и применяющего меру пресечения, однако в формально – правовом аспекте обвиняемый может быть признан виновным только с момента вступления обвинительного приговора в законную силу. К тому же мера пресечения носит временный характер и отменяется, когда в ней отпадает необходимость (ст.110 УПК РФ 2002 г.).

Соотношение принципа презумпции невиновности и института мер пресечения проявляется еще и в том, что применение меры пресечения - это право  следователя, хотя надо сказать, что оно, как правило, совпадает с обязанностью следователя, как уполномоченного лица от имени государства избирать меру пресечения при наличии установленных законом оснований. А в случае применения меры пресечения следователю предоставляется право выбора меры пресечения при наличии условий, указанных в законе, в отношении обвиняемого или подозреваемого как связанной с заключением под стражу, так и не связанной с заключением под стражу.  Однако необходимо подчеркнуть, что принцип презумпции невиновности, задействованный  в ст.97 УПК РФ – Основание для избрания меры пресечения, - дает право интерпретировать слова «мера пресечения может быть применена при наличии достаточных оснований полагать» в виде постулата: только достоверные фактические данные, указывающие на ненадлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) являются основанием применения мер пресечения.

Презумпция невиновности ярко выражена и в ст.100 УПК РФ, в смысле исключительности избрания мер пресечения в отношении подозреваемого как связанных, так и не связанных с заключением под стражу. При этом уточняется, что при избрании мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, в отношении подозреваемого ему должно быть предъявлено обвинение не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если применена мера пресечения, связанная с лишением свободы, – заключение под стражу – в тот же срок с момента задержания; если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Следует подчеркнуть также, что с точки зрения презумпции невиновности в отношении лиц, подвергнутых мерам пресечения, и, в частности, мерам пресечения, не связанным с заключением под стражу, правомерны лишь те ограничения в правах, которые вытекают из избираемой меры пресечения. Остальными правами они пользуются наравне с гражданами, не привлекаемыми к уголовной ответственности. Так, например, при избрании меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, – домашний арест – в постановлении или определении суда указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый или обвиняемый (п.3 ст.107 УПК РФ 2002 г.).

Принципы состязательности сторон (ст.15 УПК РФ), обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст.16 УПК РФ), свобода оценки доказательств (ст.17 УПК РФ), язык уголовного судопроизводства (ст.18 УПК РФ), право на обжалование  действий и решений (ст.19 УПК РФ) также находят свое отражение при использовании норм права, регулирующих отношения по избранию, изменению и отмене мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Следователь, оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению[19], приходит к выводу, что имеются все основания, предусмотренные ст.97 УПК РФ для избрания меры пресечения, однако, в соответствии с принципом состязательности, обвиняемый или подозреваемый лично или с помощью защитника[20], используя свое право на обжалование процессуальных действий и решений[21] (ч.3 ст.101, ст.123 – 127 УПК РФ) обращается с жалобой на решение об избрании к нему меры пресечения. Как и все процессуальные документы, постановление об избрании меры пресечения выносится на русском языке либо на языке входящих в Российскую Федерацию республик (ч.1 ст.18 УПК РФ). Так как копия постановления должна быть вручена лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю (ст.101 УПК РФ), то в случае не владения лица языком уголовного судопроизводства, документы, в частности, постановление об избрании меры пресечения, должно быть переведено на родной язык участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет (ч.3 ст. 18 УПК РФ).

Таким образом, значимость принципов уголовного судопроизводства бесспорна в процессе избрания и применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Принципы как исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны уголовно – процессуальной деятельности в целом, наполняют своим содержанием  нормы права института мер пресечения, обеспечивая тем самым защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод личности при расследовании уголовных дел. 

На основании анализа принципов уголовного процесса применительно к мерам пресечения, не связанным с заключением под стражу, можно вывести следующие требования применения данных мер пресечения.

1. Меры пресечения  применяются к лицу в случаях действительной фактической необходимости.

2. Применение мер пресечения допускается не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотренных законом.

3. Необходимо своевременное избрание, отмена и изменение мер пресечения, не связанных с заключением под стражу.

4. Выбор наиболее эффективной меры пресечения,  не связанной с заключением под стражу.

5. Применение меры пресечения  – заключение под стражу -  должно быть как крайняя мера.

6. Индивидуализация мер пресечения, не связанных с заключением под стражу.

7. Обеспечение прав и свобод личности при применении мер пресечения, не связанных с заключением под стражу.


[1] Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. – М.,  2000. – С. 3.

[2] Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. – М., 1997. – С. 1.

[3] Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия. Руководство для следователей. – М., 1998. – С. 5–6.

[4] Ларин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. – М., 1985. – С. 6.

[5] См.: например, Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система// Государство и право. – 1997. – №7. – С. 33; Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации// Государство и право. – 1996. – №11. – С. 93.

[6] См.: например, Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса// В кн. Курс советского уголовного процесса. – М., 1989. – С. 136; Томин В.Т. О понятии принципа советского уголовного процесса// Труды Высшей школы МООП РСФСР. Вып.12. – М., 1965. – С. 194.; Савицкий М.Я. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса// Советское государство и право. – 1950. – №1. – С. 25.

[7] См.: например, Чувилев А.А. Применение конституционных норм в уголовном судопроизводстве// Российская юстиция. – 1994. – №2. – С. 6.

[8] См.: например, Тыричев И.В., Лупинская П.А. Принципы современного уголовного процесса. – М., 1983. –  С. 126.

[9] См.: например, Судоустройство и правоохранительные органы в РФ/ Под ред. В.И. Швецова. – М., 1996. – С. 45, 119.

[10] Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного судопроизводства. – М., 1971. – С. 17.

[11] Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. – Челябинск, 2001. – С. 99.

[12] См.: например, Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. – М., 1965. – С. 71; Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса// В кн. Курс советского уголовного процесса. – М., 1989. – С. 144; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М., 1968. – Т.1. – С. 124.

[13]  См.: например, Лазарев В.В. Закон и его применение// Советское законодательство: пути перестройки. – М., 1989. – С. 59; Еникеев З.Д. Принципы применения мер пресечения по уголовным делам. – Уфа, 1997. – С. 30, 127; Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах/ Под ред. М.Н. Марченко. – М., 1997. – Т.2. – С. 612.

[14] Архив Калининского районного суда г. Челябинска. – Дело №477971.

[15] Гуценко К.Ф. Осуществление прав и свобод человека и гражданина при осу-ществлении правосудия// Правоохранительные органы/ Под ред. К.Ф. Гуценко. – М., 1998. – С. 68.

[16] Еникеев З.Д. Проблема мер пресечения в уголовном процессе. Дисс. …докт. юрид. наук. – Уфа, 1991. – С. 143.

[17] Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями/ Отв. ред. В.И.Радченко. – М., 2000. – С. 480.

[18] Уголовно – процессуальный кодекс РФ/ Под общ. ред. В.М. Лебедева. – М., 2001. – С. 10.

[19] Принцип свободы оценки доказательств: ст.17 УПК РФ.

[20] Принцип обеспечения подозреваемого права на защиту: ст.16 УПК РФ.

[21] Принцип обжалования процессуальных действий и решений: ст.19 УПК РФ.


По этой теме на сайте см.:


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru










Rambler's Top100
Hosted by uCoz