Ткачёва Н.В. Сущность эффективности мер пресечения, не связанных  с заключением под стражу // Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России. Челябинск. 2004.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Ткачёва Н. В.
Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России:
Монография / Научный редактор А. В. Кудрявцева. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. - 192 с.

К оглавлению

Глава 3.  Показатели эффективности мер пресечения, не связанных с заключением под стражу

§1. Сущность эффективности мер пресечения, не связанных  с заключением под стражу.

Начиная с цивилизации никакое нормативное регулирование поведения людей не может быть эффективным, если оно связано только с запретами и обязанностями. Полное подавление воли, свободы выбора всех человеческих индивидов без исключения означало бы разрушение самоопределения личности, без которого уже не может быть социального взаимодействия, что привело бы  к противоестественному возврату людей к варварству, дикости, первобытному стаду. Производство, экономический строй, культура, сознание, воля человека отвергают полную, абсолютную несвободу. Право, как известно, регулирует общественные отношения, воздействуя на сознательно-волевую деятельность их участников. Это обстоятельство необходимо учитывать,  т.к. оно приобретает  особое значение в период обновления России – в процессе преобразования ее в правовое государство, когда неизмеримо повышается роль личности во всех сферах общественной жизни, обеспечивающая его свободу и интересы в допустимых, с точки зрения общественных интересов, рамках.

Изучение эффективности уголовно-процессуальной нормы, а также уголовно-процессуальной деятельности и права в целом в настоящее время является одним из важных направлений исследований юридической науки. К числу проблем, являющихся актуальными в настоящее время относится эффективность мер пресечения, не связанных с содержанием под стражей. Вызвано это тем, что гарантии прав и свобод личности в рамках стремления России к правовому государству предполагают сужение практики применения такой меры пресечения, как заключение под стражу.  На это направлены нормы Уголовно - процессуального закона 2002 г., в соответствии с которым заключение под стражу, как мера пресечения, применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. В последние годы идет постоянное сокращение применения содержания под стражей на время дознания и предварительного следствия. Так, если в 1998 г. доля этой меры пресечения составляла 32% от числа лиц, дела на которых были направлены в суд, то в 2002 г. она составила 28%. Практика избрания мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, показывает, что в определенных условиях они могут успешно применяться. В этой связи вопрос о том, насколько эффективны меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, при условии применения их по многим делам, приобретает большое практическое значение. Отсюда возникает потребность в изучении эффективности этих мер пресечения и разработке научных рекомендаций их применения.

Эффективность правового института это не просто сумма эффективности отдельных ее норм. Эффективность правового института – это особое правовое явление, обусловленное как внутренними связями, так и внешними связями с равнопорядковыми подсистемами и с системами более общего уровня. М.С. Строгович выделяет два подхода в определении степени эффективности закона: онтологический и феноменологический[1]. Представляется, что этими подходами можно воспользоваться при определении эффективности конкретного правового института, в частности, интересующего нас института мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Итак, онтологический подход заключается  в непосредственном изучении содержания и структуры действующей системы норм института, конструкций отдельных норм с тем, чтобы посредством некоторого набора  критериев  определить,  какой  уровень регулятивного воздействия имеет правовой институт в данной области общественных отношений. Феноменологический подход направлен на изучение внешнего функционирования правового института, т.е. правоприменительной деятельности и достигаемых ею результатов. При этом, чем больше степень приближения фактического результата к цели (или удаления от нее), тем больше (или меньше) уровень эффективности правового института. Нередки случаи, когда сами по себе эффективные нормы неэффективно могут быть применены.          

Представляется целесообразным предварительно рассмотреть  некоторые общетеоретические вопросы, касающиеся понятия, содержания, критериев, уровней и условий  эффективности правового института, а затем перейти к изучению эффективности каждой меры пресечения, не связанной с заключением под стражу в отдельности.

Эффективный - значит действенный[2]. В отношении эффективности права существуют следующие трактовки, которые, по нашему мнению, дополняют друг друга.

Эффективность права  это правильность, обоснованность юридических норм, получение наибольшего результата в достижении целей[3]. О.В. Смирнов добавляет «максимальную полезность для развития общества»[4]. Другие авторы добавляют к эффективности права следующие признаки: оптимальность норм права[5], их целесообразность и результативность[6],фактическую осуществимость целей правовых норм[7], степень реализованности необходимой правовой возможности[8], достижение целей правового регулирования, результативность закона[9], отношение между фактически достигнутым результатом и той социальной целью, для достижения которой были приняты соответствующие правовые нормы[10], степень достижения поставленных законодателем целей[11], определенный количественный показатель, отражающий степень соответствия реальных отношений типовой мере, содержащейся в конкретном акте[12], соответствие применения закона на практике тому результату, к которому стремится законодатель[13], максимальное использование всех закрепленных в праве средств и способов для полного достижения правовых целей в юридической практике, способность применяемого средства содействовать достижению желаемой цели[14].

Интересная, на наш взгляд, позиция имеет место в работе А.Е. Пашкова и Л.С. Явича об эффективности действия правовой нормы. Эффективность действия правовой нормы, по их мнению, – это достижение результата с наименьшими затратами на поддержание и исполнение нормы, включая не только материальные траты, но и траты человеческого времени, возможные моральные и политические издержки. Авторы предлагают математическую формулу для определения (измерения) эффективности:

С=(А-В)/К, где С – показатель эффективности; А – результат действия нормы; В – первоначальное состояние; К – произведенные затраты[15].  Рассматривая эту математическую модель определения эффективности правовой нормы заметим, что могут возникнуть ситуации, когда:

1) результат действия этой нормы может быть равен первоначальному состоянию, тогда, используя формулу получаем: если А=В, то А-В=0, следовательно С=0/К=0, это значит, что при  уравновешивании позитивного и негативного результатов эффективность нормы права равна нулю;

2) результат действия этой нормы может быть ниже первоначального состояния, тогда, используя формулу получаем: если А<В, то А-В<0, следовательно, С – отрицательная величина, это значит, что итоговый результат противоположен цели.

Т.о., если исходить из того, что эффективность нормы это степень действительного достижения социально полезной цели, для которой создается норма, и при этом действительное достижение цели рассматривается как итог предвиденных и непредвиденных, прямых и побочных, позитивных и негативных результатов, то можно говорить:

1) о высокой эффективности;

2) о низкой эффективности;

3) о нулевой эффективности – когда позитивные и негативные результаты уравновешиваются;

4) об отрицательной эффективности – когда итоговый результат противоположен цели.

Исходя из этого, нам представляется, что определение эффективности правого института можно сформулировать следующим образом: Эффективность правового института - это качественный компонент  правового института, внутренняя сила, закладываемая в него еще в процессе разработки закона, которая определяет отношение между фактически достигнутым результатом и той социальной целью, для достижения которой было разработано и введено в действие  соответствующее правовое установление.

Качественный компонент правового института, т.е. его  содержание, по нашему мнению, складывается из следующих элементов: социальная ценность, реализация законодательной воли, устранение пробелов в нормах интересующего института, реального результата  воздействия норм на общественные отношения, цели правовых установлений. Рассматривая эти элементы необходимо отметить, что:

1.Эффективность правовых институтов есть способность оказывать влияние на общественные отношения в определенном, полезном для общества направлении, заключающаяся в их потенциальных возможностях. Эффективность правовой нормы заложена в ее содержании, структуре и непосредственных целях. Качество эффективности правового института неизменно до тех пор, пока не изменится или утратится его социальная ценность[16].

2.Относительной характеристикой правового института является степень урегулированности правоотношений. Связь  понятий эффективность и урегулированность правоотношений выражается в обратно пропорциональной зависимости, т.е. чем меньше пробелов, тем более эффективен институт в процессе воздействия на общественные отношения.

3.Понятие эффективности правового института тесно связано с понятием правоприменительной деятельности, т.е. реализацией законодательной воли. Реализация закона имеет своей целью обеспечить своевременное, правильное применение норм, которое бы дало оптимальный вариант их благотворного воздействия на соответствующие общественные отношения.

4.Необходимо отметить, что эффективность института права подчеркивается еще и реальным результатом их воздействия на общественные отношения. Под таким результатом, на наш взгляд, необходимо понимать реальные изменения в состоянии регулируемых отношений и поведении их субъектов, которые наступили благодаря реализации права. Полученный результат оценивается исходя из намеченного законодателем исходного положения до применения нормы права и достигнутого после ее применения.

5.Цели правовых установлений также являются показателем их степени эффективности. Соизмеряя те результаты в применении правового института, которые достигаются с поставленными целями можно оценить, насколько они эффективны, так как степень его эффективности  напрямую зависит от достижения той цели, ради которой он создавался. Законодатель всегда преследует социально – правовую цель при построении модели правил поведения при предстоящих действиях (то есть при принятии нового закона). Когда модель действует и достигаются необходимые цели, в частности, когда применяя институт мер пресечения не связанных с заключением под стражу, правоохранительные органы достигают поставленных перед уголовно – процессуальной деятельностью целей, можно говорить, что положительный эффект получен. Чем полнее достигаются результативные цели, тем выше степень эффективности применяемых норм данного института.

Однако здесь следует отметить, что применения института мер пресечения для выполнения задач уголовно – процессуальной деятельности и достижения определенных целей не должны умолять гарантии прав личности. То есть эффективность наступает при благотворном воздействии правовых средств, то есть при надлежащем осуществлении правоприменения, когда реальные достоинства нормы не искажаются.

Среди показателей эффективности правового института, и, в частности, института мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, необходимо рассматривать условия,  которые влияют на его эффективность, критерии, по которым эффективность оценивается и уровни, т.е. степень эффективности. Рассмотрим эти категории.

Условия. Условие - это обстоятельство, от которого что–либо зависит[17].  Чтобы правовая норма превратилась в реальную действительность, необходимы определенные социальные факторы, которые и являются условиями эффективности правовых норм. В качестве таких условий рассматриваются самые разнообразные обстоятельства, так или иначе влияющие на проявление эффективности правовых установлений в объективной действительности. Итак, нам представляется, что  успешность функционирования любой правовой нормы, т.е. ее эффективность зависит от следующих условий: социальной ценности, совершенства законодательства, законности, надлежащего уровня реализации правовых норм, степени информированности адресатов об их содержании, уровня  правосознания и правовой культуры субъектов.

Критерии. Критерий – это мерило оценки, суждения[18]. Условия эффективности являются атрибутами, неотъемлемыми свойствами, без которых эффективность права не может ни существовать, ни мыслиться. Эти условия системы норм института мер пресечения и отдельных ее элементов в тот или иной период могут быть развиты в большей или меньшей степени. Мера их развития и есть мера эффективности норм соответствующего института, в исследуемом нами случае норм института мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Иначе говоря, эффективность соответствующего правового института может быть более или менее высокой. Критерием в данном случае выступает  насколько полно, правильно и своевременно законодательная практика отражает объективные изменения общественных отношений, общественных нужд и запросов.

Под критерием эффективности института мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, следует понимать объективные факторы, свидетельствующие о его способности благотворно влиять на поведение обвиняемого (подозреваемого) в течение  всего времени их действия в целях, поставленных перед мерами пресечения.

Уровни. Уровень – это степень величины, развития, значимости чего – либо[19]. Уровень эффективности института мер пресечения выражается качественным показателем достижения целей, которые ставятся перед данным институтом. Решение вопроса об уровне эффективности с предельной точностью невозможно.  Объясняется это тем, что, во-первых, большую роль играет так называемый «человеческий фактор»: знания, умения, способности, правосознание, моральные и нравственные качества человека и т.д., во-вторых, не каждый социальный процесс можно подвергнуть изучению с точностью до 100%, тем более юридическую (правоохранительную) деятельность, в-третьих, влияние на обвиняемого (подозреваемого) могут оказывать не только меры пресечения, но и другие факторы социального, нравственного, морального, психологического, идеологического, политического, экономического характера. Поэтому уровень эффективности правового института следует определять приближенными, относительными величинами, которые определяют верхний, нижний предел эффективности и одну или несколько промежуточных значений. Представляется, что можно было бы ввести следующую дифференциацию эффективности: отрицательная, нулевая, низкая, средняя, высокая, наиболее высокая эффективность.

 


[1]  Строгович М.С. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. – М., 1979. – С. 181.

[2] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – М., 1996. – С. 902.

[3] Лебедев М.П. Об эффективности воздействия права// Советское государство и право. – 1963. –  №1. – С. 23, 31.

[4] Смирнов О.В. Эффективность правового регулирования организации труда на предприятии. – М., 1968. – С. 30.

[5] Пашков А.С., Явич Я.С. Эффективность действия правовой нормы// Советское государство и право. – 1970. –  №3. – С. 41.

[6] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социальном государстве. – М., 1989. – С. 32.

[7] Тоболкин П.С. Понятие эффективности советского уголовного права. Проблемы эффективности уголовного закона. – Свердловск, 1975. – С. 37.

[8] Керимов Д.А. Категории действительности и возможности в праве// Советское государство и право. – 1968. – № 8. – С. 15.

[9] Кузнецова Н. Эффективность уголовно – правовых норм и язык закона// Социальная законность. – 1973. – №9. – С. 29.

[10] Попов Л.Л., Шергин А.П. Управление, гражданин, ответственность. – Л., 1975. – С. 182.

[11] Тирский В.В. О понятии и критериях эффективности лишения свободы как меры уголовного наказания. – Проблемы повышения эффективности правового регулирования на современном этапе. Вып.1. – Томск, 1976. – С. 172.

[12] Эффективность действия правовых норм. – Л., 1977. – С. 36.

[13] Каминская В.И. Методы изучения практики применения уголовно – процессуального закона. – Вопросы борьбы с преступностью. Вып.7. –  М., 1968. – С. 4.

[14] Якимов П.П. Изучение эффективности уголовно – процессуальных норм. – Некоторые вопросы эффективности уголовного законодательства. Вып. 29.  – Свердловск, 1974. –  С. 130.

[15] Пашков А.Е., Явич Л.С. Эффективность действия правовой нормы// Советское государство и право. – 1970. – №3. –  С. 41.

[16] Еникеев З.Д. Указ. соч. –  С. 24.

[17] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – М., 1996. – С. 827.

[18] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – М., 1996. – С. 301.

[19]  Там же. – С. 826.


По этой теме на сайте см.:


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz