Карякин Е.А. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ



kalinovsky-k.narod.ru
Главная | Публикации | Студентам | Библиотека | Гостевая | Форум | Ссылки | Законы | Почта |


Проблемы совершенствования и применения законодательства о борьбе с преступностью:
Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. Часть I. - Уфа: РИО БашГУ, 2004.

CОДЕРЖАНИЕ

Карякин Е.А., канд. юрид. наук, зав. кафедрой криминалистики Оренбургского государственного университета

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ

Состязательное построение уголовного судопроизводства, безусловно, определяет содержание норм доказательственного права. Это обусловило, в первую очередь, новое определение доказательства и его признаков (ст. 74 УПК РФ), новую структуру обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ), уточнение понятия "недопустимые доказательства" (ст. 75 УПК РФ) и другие основополагающие моменты. Не оказался в стороне от этих процессов процесс доказывания.

Классическим и общепризнанным является выделение в процессе доказывания элементов (этапов) собирания, проверки и оценки доказательств. Между тем, несмотря на значительную теоретическую и практическую ценность данного деления, оно не всегда полно отражает уголовно-процессуальное доказывание. Возможно этим объясняется стремление авторов предложить свои варианты структуры процесса доказывания. Так, М.С. Строгович выделял четыре этапа (элемента): обнаружение доказательств; рассмотрение и процессуальное закрепление доказательств; проверка доказательств; оценка доказательств1. Ф.Н. Фаткуллин говорил о пяти элементах: построение следственных версий по делу; собирание доказательств и их источников; проверка собранных доказательств и их источников; оценка имеющихся средств доказывания по делу; обоснование выводов по делу2.

Много противоречий обнаруживается уже при анализе первого этапа процесса доказывания - собирания доказательств. Общепринятое ранее положение, что собирание доказательств есть исключительная прерогатива специально уполномоченных на то государственных органов уже не является непререкаемым постулатом - УПК РФ не исключает право участников на стороне защиты собирать доказательства, о чем прямо сказано в ч.2 ст. 86. Данная норма вызвала более чем неоднозначную реакцию у процессуалистов в ее оценке: от недоразумения до прогрессивной нормы, требующей дальнейшего развития. Между тем, из нормы закона ясно следует, что данная деятельность защитника уже не может рассматриваться как предпроцессуальная, а посему следует определиться с ее местом в структуре доказывания. В этой связи еще А.Р. Ратинов применительно к понятию "собирание доказательств" рассматривал обнаружение и получение (извлечение) содержащейся в них информации3. С.А. Шейфер вкладывал в это понятие отыскание, восприятие и закрепление доказательственной информации4. А.Р. Белкин замечает, что на первоначальном этапе собирания доказательств субъект доказывания фактически имеет дело не с доказательствами, а с фактическими данными, которые по его предположению еще только могут стать доказательствами… о доказательственном значении обнаруженных данных можно судить лишь после их исследования"5. В этой связи следует согласиться с точкой зрения С.В. Зуева: "на данной стадии говорить так или иначе о доказательствах преждевременно… доказательства - это продукт мыслительной деятельности, как результат процесса собирания, проверки и оценки информации, имеющей доказательственное значение по делу"6. Следовательно, если рассматривать первоначальный этап процесса доказывания не как собирание доказательств, а, как это предлагает С.В. Зуев, как деятельность, направленную на выявление и фиксацию информации о преступлении7, то это вполне применимо и к деятельности адвоката-защитника в рамках ч.3 ст. 86 УПК РФ.

Думается, такое теоретическое построение позволит уяснить и роль суда в доказывании. С одной стороны, суд, осуществляя функцию разрешения дела по существу, не вправе собирать обвинительные или оправдательные доказательства, но с другой стороны, осуществляя оценку уже представленных доказательств, безусловно, вправе получать и использовать информацию, имеющую доказательственное значение по делу.

В классической схеме, на наш взгляд, отсутствует элемент, который бы указывал целевое назначение всей предшествующей доказательственной деятельности, потому как собирание, проверка и оценка доказательств не является самоцелью, а осуществляется эта деятельность для того, чтобы впоследствии оперировать доказательствами, использовать их как средства доказывания.

УПК Республики Беларусь и УПК Республики Казахстан, раскрывая структуру доказывания в своей основе содержат формулировку, во многом схожую с УПК РФ. В ст.102 УПК РБ закреплено, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела. В УПК РК слово "проверка" заменено "исследованием" и кроме трех стандартных элементов, составной частью доказывания названо "использование доказательств".

Интересно в этой связи обратиться к проекту УПК РФ, на момент прохождения второго чтения в Государственной Думе Федерального Собрания. В ст. 81 проекта было установлено, что доказывание состоит в собирании, проверке, оценке и использовании доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела. Думается, что такая усовершенствованная четырехзвенная схема процесса доказывания с включением использования доказательств, была предпочтительней.

Понятие использования доказательств как самостоятельный элемент процесса доказывания, давно вошло в обиход теории уголовно-процессуального права и криминалистики, сам термин "использование доказательств" был предложен Р.С. Белкиным еще в 1967 году8. Однако, появившись в законопроекте, данный термин, к сожалению, по непонятным причинам не только не получил разъяснения в законе, но и вообще был исключен из УПК РФ. Между тем, УПК РФ, несмотря на исключение названного элемента, все-таки применяет термины "использование, использоваться" в отношении доказательств, например в ч. 1 ст.75, ч.5 ст. 235 УПК РФ.

Как думается, использование доказательств представляет собой заключительный этап работы с доказательствами - после их собирания, исследования, оценки, в котором необходимо с помощью этих доказательств решать определенные задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством. Таким образом, приходим к выводу, что использование доказательств это есть работа с доказательствами по их применению, оперирование ими в определенных целях, целях доказывания.

Весьма спорной выглядит точка зрения Н.А. Селиванова о том, что использование доказательств включает в себя и их исследование, и оценку9. Использование доказательств не совпадает и не охватывает их исследование и оценку, в противном случае процесс доказывания осуществляется непоследовательно и теряет свой смысл, в процесс использования вовлечены уже исследованные и оцененные доказательства. По большому счету можно предположить, что использование доказательств в форме оперирования ими и есть непосредственно доказывание, потому как доказательства, которые не привлечены для обоснования или опровержения определенного тезиса, находятся вне процесса доказывания.

Рассматривая вопрос об использовании доказательств в уголовном судопроизводстве, некоторые авторы пытались выработать определенную схему, методику применения доказательств. Так, еще в начале XX века, Л.Е. Владимиров определил "следующие руководящие начала, которые должны быть соблюдены при доказывании:

Избегать предубеждения и предвзятой идеи о виновности, доколе не получатся факты, не оставляющие серьезного сомнения ни в том, что преступление действительно имело место, ни в том, что оно совершено подсудимым…

При доказывании необходимо дробить дело на части, насколько возможно; при таком делении отчетливее выделяются трудные задачи в деле и основательнее можно рассмотреть каждую в отдельности. Это правило имеет особенное значение для дел сложных, в которых много обстоятельств и, следовательно, большое количество доказательств…

При доказывании нужно начинать с простейших вещей и постепенно доходить до более сложных, предполагая связь между отдельными фактами даже тогда, когда они как бы не находятся между собой в последовательном порядке… Такой метод может удержать от насилия над фактами, производимого часто совершенно незаметно - путем прилаживания фактов к произвольной гипотезе…

При доказывании следует делать исчерпывающие обозрения имеющихся фактов. Факты любят счет. Верный счет мешает односторонности, подрывает произвольные предположения, останавливает чересчур смелую кисть судебных артистов, любящих рисовать "картины" на основании доказательств и собственной неупражненной мысли"10.

Современник Л.Е. Владимирова М.В. Духовской по той же проблеме в свою очередь замечал: "Вся деятельность процесса сводится, в сущности, к собиранию доказательств и пользованию ими. Искусство судопроизводства, - говорит Бентам, - есть не что иное, как искусство пользоваться доказательствами"11.

В советский период активной разработки понятия использования доказательств не велось. Авторы почему-то вскользь упоминали об этой деятельности, как, например, М.С. Строгович, который писал лишь, что "пользование доказательствами производится на основе процессуального закона и в соответствии с его требованиями"12.

Более подробно затрагивают данный вопрос авторы "Теории доказательств в советском уголовном процессе", а именно А.Р. Ратинов, который писал, что "понятие доказывания включает наряду с операциями по собиранию и проверке доказательств также операции по их использованию для установления предмета доказывания и для последующего решения вопросов наказания, гражданского иска, устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления (составление обвинительного заключения; представление; судебные прения; вынесение приговора, частного определения и т.д.)"13. Трудно не согласиться с этим высказыванием, однако при дальнейшем прочтении недоумение вызывает мысль А.Р. Ратинова об отнесении способов собирания и проверки доказательств к способам информационного доказывания, а способов использования доказательств к логическому доказыванию14. Следовательно, по мнению А.Р. Ратинова использование доказательств, оперирование ими - есть чисто логический процесс, т.е. мыслительная деятельность, в основу которой положены законы и правила логики. На наш взгляд, было бы неверным сводить использование доказательств только лишь к логической деятельности, оставляя без внимания, например, психологический аспект оперирования доказательствами. Об этом свидетельствует приемы криминалистической тактики, связанные с демонстрацией доказательств участникам процесса в целях изобличения в даче ложных показаний и получения новых доказательств.

Таким образом, исходя из всего вышесказанного, предлагаем внести в главу 11 "Доказывание" УПК РФ статью следующего содержания:

Использование доказательств.

"1. Доказательства, удовлетворяющие положениям настоящего Кодекса о собирании, проверке и оценке доказательств могут быть применены в целях проверки ориентирующей и розыскной информации, иных доказательств; получения новых доказательств; моделирования механизма преступления; обоснования, принимаемых решений по делу; преодоления противодействия расследованию и в иных целях, не противоречащих назначению уголовного судопроизводства.

Кроме того, было бы логичней изложить именно в этой статье норму, устанавливающую недопустимость использования доказательств, полученных с нарушением закона:

"2. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, не имеют юридической силы и не могут быть использованы в качестве доказательств для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 73 настоящего Кодекса, либо положены в основу обвинения".

Литература и примечания

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1: основные положения науки советского уголовного процесса, - М.: Наука, 1968. - С.302-303.
  2. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания.- Казань, 1976. - С.11-13.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. ред. Н.В. Жогин. М., 1973. С.300.
  4. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С.18.
  5. Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 2000. С.140-141.
  6. Зуев С.В. Способы собирания информации в уголовном процессе // Проблемы раскрытия преступлений в свете современного уголовного процессуального законодательства. Екатеринбург, 2003. С.177.
  7. Зуев С.В. Указ. соч. С.177.
  8. Белкин Р.С. Предмет, задачи и система советской криминалистики// Криминалистика. М., 1967. С.5.
  9. Селиванов Н.А. Криминалистика: система понятий. М., 1982. - С.8.
  10. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000, С.160-164.
  11. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М. 1910. С.197.
  12. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С.307.
  13. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.,1973. - С.371.
  14. Там же. С.371.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru










Rambler's Top100
Hosted by uCoz