Васильева Е.Г. 2.4. Ограничение неприкосновенности личности при применении иных мер процессуального принуждения


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Васильева Елена Геннадьевна
Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.
Дисс. ... канд. юрид. наук. Уфа: Башкирский государственный университет, 2002. 193 с.

Письмо автору | К оглавлению

 

Глава 2. Меры ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе

2.4. Ограничение неприкосновенности личности при применении иных мер процессуального принуждения

К мерам, ограничивающим неприкосновенность личности, помимо задержания и мер пресечения, относятся:

1-я группа (меры возможного принуждения): освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования, личный обыск, амбулаторная экспертиза, помещение лица в медицинское учреждение для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; отобрание обязательства о явке, предупреждение об ответственности и отобрание подписок;

2-я группа (меры обязательного принуждения): привод.

Применение принуждения при осуществлении мер первой группы обусловливается важностью обнаружения сведений, которые могут быть получены при их осуществлении для расследования преступления. При этом ограничение неприкосновенности личности происходит в тех случаях, когда принудительно:

==> освидетельствование проводится для выявления специфических особенностей (пятна, оставленные различными химикатами, пятна крови, царапины, шрамы, кожные повреждения различной степени давности и т.д.) и опознавательных признаков (татуировки, родимых пятен, физических дефектов, шрамов и т.д.).

==> личный обыск проводится для отыскания предметов в одежде человека, в обуви обыскиваемого, в вещах, находящихся при обыскиваемом (сумки, чемоданы, свертки, различные предметы), на теле человека и в его естественных отверстиях;

==> с целью обнаружения и изъятия вещественных доказательств (находящихся во внутренних полостях, мягких и костных тканях человека, преднамеренно проглоченных, сохраняемых в естественных отверстиях тела) происходит медицинское вторжение в организм человека;315

==> в качестве образцов по условиям конкретного уголовного дела изымаются продукты жизнедеятельности человеческого организма и другие биологические объекты человека: кровь, сперма, волосы, обрезки ногтей, микроскопические соскобы внешних покровов тела, слюна, пот и другие выделения, а также отпечатки кожного узора, слепки зубов и конечностей (ч. 1 ст. 296 МУПК);

==> в отношении обвиняемого и подозреваемого проводится экспертиза для определения их физического или психического состояния в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

==> в отношении потерпевшего проводится экспертиза для определения его психического или физического состояния в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания;

==> в отношении обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего проводится экспертиза для определения возраста, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (за исключением посмертной экспертизы).

==> отбираются обязательства о явке, подписки о неразглашении данных предварительного следствия;

==> соответствующие лица предупреждаются об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, за дачу заведомо ложного заключения эксперта или перевода.

При личном обыске, освидетельствовании, получении образцов для сравнительного исследования, изъятии вещественных доказательств из полостей тела и проведении амбулаторной экспертизы ограничение неприкосновенности личности носит кратковременный характер. Однако это не означает их мягкости и безвредности для обвиняемого. Осуществление этих мер - деятельность, способная глубоко оскорбить человека, причинить боль, вызвать чувство стыда, нанести ущерб репутации.

Во всех случаях, когда объектом исследования в принудительном порядке выступает тело человека - ограничивается физическая неприкосновенность. Психическая неприкосновенность ограничивается тогда, когда, не желая испытать на себе физическое насилие, лицо вынуждено подчиниться и действовать вопреки своим желаниям. В тех случаях, когда затрагивается честь и достоинство личности, происходит ограничение нравственной неприкосновенности, а в случаях угрозы жизни и здоровью страдает личная безопасность. Индивидуальная свобода, при этом, ограничивается на: а) время доставления лица до места проведения следственного действия (если такое доставление осуществляется принудительно); б) время удержания лица до начала осуществления необходимых действий; в) время непосредственного проведения следственного действия.

Мера, наиболее обременительная с точки зрения прав личности, - помещение обвиняемого и подозреваемого в медицинское учреждение для проведения экспертизы. При ее осуществлении обвиняемый (подозреваемый) ограничивается в свободе передвижения, свободе общения, в праве на труд, страдает его человеческое достоинство. О строгости данной меры говорит длительность срока, в течение которого она может производиться (ст. 30 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ"). Согласно п. 3 ч. 10 ст. 109 УПК РФ, время нахождения лица в медицинском или психиатрическом стационаре засчитывается в срок пребывания обвиняемого под стражей, а исходя из положений ст. 72 УК РФ и п. 6 ч. 2 ст. 302 УПК РФ следует вывод, что пребывание в медицинском учреждении при прохождении экспертизы - мера, приравненная к наказанию.

В настоящее время принудительно поместить обвиняемого (подозреваемого) в медицинский или психиатрический стационар для проведения экспертизы, если он находится на воле, возможно только по решению суда (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ). В случае же, когда он находится под стражей, направить его на экспертизу, в т.ч. психиатрическую, может непосредственно следователь (ч. 1 ст. 195 УПК РФ). Такое положение свидетельствует о том, что уголовно-процессуальный закон заботится в первую очередь о правомерности ограничения индивидуальной свободы лица на предварительном следствии, тогда как охрана психической неприкосновенности личности, в данном случае, выпала из его поля зрения. Между тем данная проблема заслуживает особого внимания.316 Этот вопрос попытался урегулировать ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ" (ч. 3 ст. 29), закрепив положение, согласно которому для производства судебно-психиатрической экспертизы лицо помещается в психиатрический стационар только на основании определения суда или постановления судьи. Однако реализация этого положения статьей 43 этого же закона поставлена в зависимость от уголовно-процессуального законодательства. Поэтому представляется необходимым закрепить в УПК РФ положение о передаче суду всех полномочий для решения вопроса о помещении лица в психиатрический стационар. Кроме того, в целях защиты законных интересов обвиняемого (подозреваемого), необходимо установить следующие положения об обязанности органа дознания, следователя и прокурора: 1) принять меры попечения о детях и охраны имущества; 2) в краткие сроки сообщить родственникам обвиняемого (подозреваемого) о его омещении в медицинское учреждение (см. п. III, XX Приложения 2). Усиление судебного контроля за помещением обвиняемого (подозреваемого) в медицинское учреждение - мера необходимая. "Режим в медицинских учреждениях строг, а в психиатрических стационарах он приближается к тюремному".317 Справедливо замечено, что "произвол в этой области не менее опасен, чем произвол при заключении под стражу. "Карательная психиатрия" может стать орудием расправы…".318

В отношении свидетеля и потерпевшего принудительное помещение в стационар УПК РФ не предусматривает.319 Существуют различные позиции по вопросу о допустимости принуждения (как психического, так и физического) в отношении обвиняемого (подозреваемого) при применении той или иной меры 1-й группы. Некоторые ученые считают, что такое принуждение возможно не во всех случаях.320

Мы придерживаемся того мнения, что в отношении обвиняемого принуждение возможно для осуществления любой из этих мер (такое принуждение предусмотрено законом - 1, 2 ст. 179, ч. 1 ст. 202, ч. 1 ст. 184, п. 3, 5 ст. 196, ч. 1 ст. 203 УПК РФ). В параграфе 1.2. мы уже останавливались на обосновании причин, обусловливающих ограничение неприкосновенности личности обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе. Здесь отметим лишь следующее обстоятельство. Запрет уголовно-процессуальным законом применения принуждения в отношении обвиняемого (подозреваемого) при производстве рассматриваемых следственных действий, в то время как им предусматривается лишение его (обвиняемого) свободы в виде заключения под стражу, был бы непоследовательным. Во-первых, неприкосновенность личности при заключении под стражу ограничивается намного жестче, чем в упомянутых случаях принуждения и, во-вторых, осуществление данных следственных действий напрямую направлено на установление истины, тогда как заключение под стражу - лишь мера, обеспечивающая такое установление. Таким образом, позиция авторов, с одной стороны, не отрицающих меру пресечения в виде заключения под стражу, с другой, выступающих за ограждение обвиняемого от значительно более мягкого и в то же время не менее важного для всего производства по делу (конечно, имеются в виду случаи, когда такое принуждение действительно необходимо) принуждения, представляется не совсем верной.

По общему правилу, к свидетелю и потерпевшему в ходе уголовного судопроизводства, принуждение не применяется. Однако, как и любое правило, оно имеет свои исключения. Согласно ч. 4 ст. 195 амбулаторная судебная экспертиза принудительно может быть осуществлена в отношении потерпевшего только в двух случаях: для определения его психического или физического состояния в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать о них показания, и для определения его возраста, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (за исключением посмертной экспертизы).

П. 2 ст. 196 УПК РФ предусматривает еще один случай обязательного производства экспертизы - для определения характера и степени вреда, причиненного здоровью. При этом данная статья не называет лиц, в отношении которых может быть произведена такая экспертиза. Согласно же ст. 28 ч. 4 Закона РФ "Закон РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" от 5 апреля 2001 г.,321 в случае, если в процессуальном законодательстве РФ не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке. Таким образом, с одной стороны, уголовно-процессуальный закон обязывает следователя назначить экспертизу, с другой стороны, она не может быть произведена, если лицо откажется подвергнуться ей добровольно. Поэтому необходимо закрепление в законе, что экспертиза для выяснения обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 196 УПК РФ, может быть назначена в отношении обвиняемого, подозреваемого (такая необходимость может возникнуть, например, при производстве уголовного дела по ст. 114 УК РФ) и потерпевшего (см. п. XIX Приложения 2).

УПК РФ, в определенных случаях, обязывает свидетеля и потерпевшего подвергнуться освидетельствованию и отобранию образцов для сравнительного исследования в принудительном порядке (ч. 1 ст. 179, ч. 1 ст. 202, ст. 196 УПК РФ). Однако не все ученые разделяют в этом вопросе точку зрения законодателя.322 На наш взгляд, ситуации, когда применение такого принуждения к свидетелю и потерпевшему оправдано, существуют.323 Права свидетеля и потерпевшего могут и должны быть ограничены в том случае, если от результатов такого принуждения зависит уголовно-процессуальное (а в дальнейшем и уголовно-правовое) положение обвиняемого (подозреваемого), т.е. когда имеются достаточные основания полагать, что результат произведенных следственных действий может привести к снятию обвинения в целом или по отдельным пунктам, либо иным образом улучшить положение обвиняемого (подозреваемого).324 Такое утверждение полностью соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, которая гласит: права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены в целях защиты законных прав и интересов других лиц (вне зависимости от их процессуального статуса - Е.В.). В данном случае права обвиняемого имеют прерогативу, т.к. объем прав, ограничиваемых в случае его незаконного осуждения, шире объема прав потерпевшего или свидетеля при принудительном освидетельствовании либо отобрании образцов для сравнительного исследования - это обстоятельство полностью отвечает критерию правомерности ограничения неприкосновенности личности.

В пользу этой точки зрения можно привести и иной аргумент. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Состязательность же предполагает: а) перенос обязанности всестороннего и полного исследования обстоятельств дела с суда на стороны (п. 13 Концепции МУПК); б) наделение сторон равносильными возможностями отстаивать свою позицию (ч. 5 ст. 28 МУПК, ч. 4 ст. 24 УПК РБ, ч. 4 ст. 25 УПК РУ, ч. 7 ст. 23 УПК РК).325 Поэтому принудительное осуществление освидетельствования и отобрания образцов для сравнительного исследования как источники доказательств должны быть равно доступны сторонам.

Итак, для выяснения истины по делу нет принципиального различия, какое из мест на потерпевшем (свидетеле) нужно подвергнуть освидетельствованию и требуется ли для этого обнажение или нет, какие именно образцы нужно отобрать (по делу об изнасиловании это могут быть образцы крови, по делу о растрате - образцы почерка). Однако результаты этих мер могут иметь важное значение для выявления истины, и в этом плане оказать больше влияние на обвиняемого (обвинение может подтвердиться, либо быть изменено или снято). 326 Обвиняемый - лицо, которое до решения суда считается невиновным. В силу этого нельзя считать интересы свидетеля и потерпевшего предпочтительнее интересов обвиняемого (подозреваемого), т.е., проявляя заботу об их чувствах, лишать обвиняемого возможности быть оправданным.327 С другой стороны, "отрицательные для обвиняемого" результаты проведения указанных мер, имеющие важное для выяснения истины значение не менее важны, ибо отвечают назначению уголовного судопроизводства, обеспечивая назначение виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК РФ).328

Понятно, тем не менее, что принудительное осуществление тех или иных следственных действий не может быть допущено без соблюдения определенных условий. Такими условиями должны выступить: 1. Соблюдение критериев правомерности ограничения неприкосновенности личности (см. параграф 2.2); 2. Недостаточность доказательств у той или иной стороны в сочетании с отсутствием иных (не ограничительных) средств (источников) их восполнения.

Однако любое ограничение неприкосновенности личности должно иметь определенные гарантии законности и обоснованности его осуществления. В данном случае, в качестве такой гарантии следует, на наш взгляд, установить институт санкционирования прокурором ходатайств о принудительном осуществлении амбулаторных экспертиз, освидетельствований и отобрания образцов для сравнительного исследования. В отношении несовершеннолетних участников процесса гарантии должны быть усилены: ходатайства о разрешении принудительного производства в отношении их следственных действий должны разрешаться судом (см. п. XIV Приложения 2).

Привод (мера, относящаяся ко второй группе) принудителен по своей сущности. Это значит, что в каждом случае его осуществления ограничивается неприкосновенность личности. При приводе лицо, нередко свидетель или даже потерпевший, на виду у своих родственников, соседей в сопровождении милиции доставляется к следователю. При таких обстоятельствах может пострадать его личное достоинство. Кроме того, на период общения со следователем он лишается возможности свободного передвижения. Поэтому большое значение имеет определение круга лиц, к которым может быть применен привод. Часть 1 статьи 113 УПК РФ в числе лиц, могущих быть подвергнутыми приводу, называет подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего. Однако согласно п. 1 части 3 ст. 54 УПК РФ приводу может быть подвергнут также и гражданский ответчик. Представляется, что в статью 113 УПК РФ следует внести соответствующие изменения (см. п. XVII Приложения 2).

 

Далее


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz