Жукова Н.А. Производство по уголовным делам с участием иностранных граждан


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Жукова Н.А.
Производство по уголовным делам с участием иностранных граждан в досудебных стадиях в Российской Федерации
Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 186 с.

Ïредыдущая часть документа

§2. Правовой статус иностранных граждан в уголовном процессе Российской Федерации.

Все категории иностранных граждан обладают тем или иным объемом прав, свобод и обязанностей и находятся в определенной правовой связи с государством пребывания. Правовой статус - это комплексный элемент правового положения, включающий в себя правосубъектность, систему юридических прав, обязанностей и законных интересов личности. Ядром правового статуса являются основные права, свободы и обязанности, закрепленные в Конституции Российской Федерации.

Правовой статус иностранных граждан устанавливается, по мнению ряда авторов, только внутренним законодательством, учитывающим и нормы международного права . Вместе с тем некоторые авторы высказывают иные суждения, утверждая, что необходимость использования международных договоров для регламентации производства по уголовным делам обусловлена прежде всего наличием институтов, лежащих в зоне пересечения международного, уголовного и уголовно-процессуального права. К числу этих институтов относятся: международная правовая помощь по уголовным делам; распределение юрисдикции в случаях, затрагивающих интересы договаривающихся сторон; дипломатический иммунитет от юрисдикции по уголовным делам .

Международные договоры и соглашения содержат немало норм, которые обязаны соблюдать и применять государственные органы в своей правоохранительной деятельности. Поскольку анализ таких норм нередко отсутствует в национальном законодательстве, эти международные договоры и соглашения служат единственными источниками правового регулирования определенных видов правоотношений, в том числе уголовно-процессуальных.

Именно эта позиция представляется наиболее приемлемой. Государство, устанавливая объем прав и обязанностей иностранных граждан, включает в соответствующие нормативные акты положения, гласящие, что нормы международных договоров, устанавливающие иные правила, имеют преимущественную силу, либо прямо указывающие, что права и обязанности иностранных граждан определяются и международными договорами. Приоритет норм международного права в области охраны прав личности при их коллизии с внутренним законодательством государства вытекает, в частности, из Итогового документа Венской встречи, подписанного представителем из СССР . Все эти положения означают, что нормы международных договоров наряду с внутренним законодательством регулируют вопросы правового положения иностранных граждан. Кроме Конституции РФ (ч.4 ст.15), это положение нашло свое закрепление в ч.3 ст.1 УПК РФ, в соответствии с которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные действующим УПК РФ, то применяются правила международного договора.

С учетом многообразия общественных отношений, в которых участвуют иностранные граждане, их правовой статус включает конституционный, гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и иные аспекты, которые находятся в системном единстве и, следовательно, могут быть выделены условно, теоретически . В этой связи следует отметить, что в рамках настоящей работы далее будет рассматриваться лишь уголовно-процессуальный статус иностранцев.

В действующем УПК РФ нет уголовно-процессуальных норм, в которых был бы четко определен правовой статус иностранных граждан в уголовном процессе РФ. Это объясняется тем, что согласно ст.19 Конституции РФ "Все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств". Установленное ст.19 Конституции РФ положение о равенстве всех перед законом и судом базируется на международных нормах и принципах, которые выработали стандарты защиты прав и свобод человека и гражданина . Россия, являясь непосредственным членом мирового сообщества, таким образом, признает и закрепляет на конституционном уровне общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека и, в частности, принцип равенства всех людей перед законом и судом, а не только граждан своего государства. Содержание ст. 19 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что правовой статус иностранных граждан в уголовном процессе РФ не отличается от правового статуса граждан РФ. Подтверждением этого является также то, что в соответствии со ст.1 УПК РФ порядок производства по уголовным делам на территории РФ определяется Уголовно-процессуальным кодексом РФ (ч.1), а установленный УПК РФ порядок судопроизводства является единым и обязательным по всем уголовным делам (ч.2). В ч.1 ст.3 УПК РФ закреплено положение, согласно которому "производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами … на территории Российской Федерации, ведётся в соответствии с правилами настоящего Кодекса".

Вместе с тем, в законодательстве РФ установлены исключения в отношении иностранных граждан, обладающих дипломатическим и иным иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ.

Причем, если в сфере международно-правовых отношений нормы дипломатического иммунитета имеют целью создание благоприятных условий для выполнения дипломатических функций, то в сфере уголовно-процессуальных отношений эти нормы, по нашему мнению, образуют правовую основу дополнительных процессуальных гарантий личной неприкосновенности дипломатических представителей и приравненных к ним иных лиц, неприкосновенности их жилища и т.д.

В соответствии со ст.11 УК РФ любое лицо, совершившее преступление на территории РФ, независимо от того является оно гражданином РФ, иностранным гражданином или лицом без гражданства, подлежит уголовной ответственности по УК РФ (ч.1). Однако в части четвертой этой статьи установлено, что "вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права".

С учетом норм уголовно-процессуального законодательства и международно-правовых актов мы можем выделить следующие 3 группы иммунитетов, которыми могут обладать иностранные граждане:

1. В зависимости от субъекта:

- дипломатический,

- консульский,

- специальных миссий,

- глав иностранных государств и правительств, министров иностранных дел и членов их семей;

2. В зависимости от объема:

- абсолютный (полный),

- функциональный (он распространяется лишь на действия, совершенные соответствующими лицами в официальном качестве при выполнении ими своих функций );

3. Свидетельский иммунитет.

Причем иностранный гражданин может обладать иммунитетом, относящимся к нескольким группам. Например, глава дипломатического представительства обладает полным свидетельским и дипломатическим иммунитетом, а сотрудник административно-технического персонала консульского представительства, не приравненный к дипломатическим агентам, обладает функциональным и частичным свидетельским иммунитетом.

Анализ норм международного права, которые согласно ч.4 ст.15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации, приводит к выводу о том, что иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ в той или иной мере пользуются:

1) дипломатические представители иностранных государств и члены их семей, отдельные сотрудники административно-технического персонала дипломатических представительств и члены их семей;

2) консульские должностные лица и члены их семей;

3) должностные лица и сотрудники ряда международных организаций, находящихся на территории РФ;

4) члены специальных миссий, прибывающие на территорию РФ;

5) лица, находящиеся на территории РФ в соответствии с договорами о правовой помощи.

Иммунитет дипломатических представителей иностранных государств установлен Венской конвенцией о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года, которая была ратифицирована Союзом ССР в 1964 году и сохраняет силу для России . В названной Конвенции среди прочих закреплены следующие положения:

1) личность дипломатического агента неприкосновенна, он не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме (ст.29);

2) дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции страны пребывания и не обязан давать показания в качестве свидетеля (ст.31);

3) перечисленными иммунитетами пользуются также члены семьи дипломатического агента, живущие вместе с ним, если они не являются гражданами государства пребывания (в данном случае гражданами РФ), а также члены административно-технического персонала и члены их семей, живущие вместе с ними, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нём постоянно (ст.37);

4) дипломатический курьер пользуется личной неприкосновенностью и не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме (ст.27).

В соответствии со ст.32 Конвенции дипломатические агенты и лица, пользующиеся перечисленными иммунитетами, могут быть арестованы, задержаны и привлечены к уголовной ответственности в том случае, если аккредитующее государство откажется от иммунитета этих лиц.

Понятия "дипломатический агент", "члены административно-технического персонала" и другие применяемые в Конвенции термины уточняются в первой статье этой Конвенции и в Положении о дипломатических представительствах иностранных государств на территории СССР (Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года) .

Иммунитет консульских должностных лиц установлен Венской конвенцией о консульских сношениях от 24 апреля 1963 года, которая вступила в силу для СССР 14 апреля 1989 года , а также двухсторонними консульскими конвенциями между РФ (СССР) и другими государствами.

В соответствии со ст.43 Венской конвенции о консульских сношениях консульские должностные лица и консульские служащие не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания лишь в отношении действий, совершаемых им при выполнении консульских функций

В соответствии со ст.41 названной Конвенции глава консульского представительства, консульские должностные и иные лица могут быть подвергнуты аресту и предварительному заключению только в случае совершения ими тяжких преступлений и только на основании постановления компетентных судебных органов. В остальных же случаях они могут быть лишены свободы только на основании вступившего в законную силу приговора суда. В случае ареста или предварительного заключения какого-либо работника консульского персонала или возбуждения против него уголовного дела государство пребывания незамедлительно уведомляет об этом главу консульского учреждения. Если последний сам подвергается таким мерам, государство пребывания уведомляет об этом представляемое государство через дипломатические каналы (ст.41).

Консульский курьер согласно ст.35 Конвенции пользуется личной неприкосновенностью и не подлежит ни аресту, ни задержанию в какой бы то ни было форме.

В соответствии со ст.44 Конвенции работники консульского учреждения могут вызываться в качестве свидетелей при производстве судебных или административных дел и не могут отказываться давать показания, за исключением случаев, когда от них требуется дать показания по вопросам, связанным с выполнением ими своих функций. Если консульское должностное лицо отказывается давать показания, к нему не могут применяться никакие меры принуждения или наказания.

В двухсторонних консульских конвенциях между РФ (СССР) и другими государствами, как правило, расширяется круг лиц, пользующихся иммунитетом и объем предоставляемого иммунитета. Так, например, в некоторых консульских конвенциях закреплено положение, согласно которому консульские должностные лица и члены их семей пользуются личной неприкосновенностью и в связи с этим не подлежат ни аресту, ни задержанию в какой бы то ни было форме, а также пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ (См. консульские конвенции, заключенные с Азербайджанской Республикой /ст. ст.18 и 19/, с Республикой Беларусь /ст. ст. 18 и 19/, с Литовской Республикой /ст. ст.18 и 19/, Молдовой /ст. ст.34 и 35/, Республикой Узбекистан /ст. ст.18 и 19/, Туркменистаном /ст. ст.18 и 19/ и др.) .

Иногда иммунитет устанавливается более дифференцировано. В частности, согласно ст.20 Консульской конвенции между РФ и Польшей, консульское должностное лицо (т.е. любое лицо, включая главу консульского учреждения, которому поручено в этом качестве выполнение консульских функций) и члены его семьи, при условии их совместного проживания и если они не являются гражданами РФ, пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции, а также пользуются личной неприкосновенностью и в этой связи не подлежат задержанию, аресту или ограничению свободы в какой бы то ни было форме /п.п.1 и 4/. Консульские служащие (т.е. лица, занятые в административной либо технической службе консульского учреждения) и работники обслуживающего персонала (т.е. лица, выполняющие обязанности по обслуживанию консульского учреждения) пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ лишь в части, касающейся исполнения ими своих обязанностей /п.2/ .

В соответствии со ст.ст.18 и 19 Консульской конвенции между РФ и Республикой Болгарией иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ и личной неприкосновенностью, наравне с консульскими должностными лицами и членами их семей, пользуются также консульские служащие и члены их семей, если они проживают вместе с ними и не являются гражданами РФ .

В консульских конвенциях, как правило, закреплено положение о том, что консульское должностное лицо не обязано давать показания в качестве свидетеля. Консульские служащие и работники обслуживающего персонала могут вызываться в качестве свидетелей при производстве судебных или административных дел. Они не могут отказываться давать показания, за исключением случаев, когда речь идёт о вопросах, связанных с выполнением ими своих функций. При этом в одних консульских конвенциях специально подчеркивается недопустимость принятия мер в целях принуждения консульскою служащего дать свидетельские показания или явиться для этой цели в суд, а также привлечение его к ответственности в случае отказа от дачи показаний или неявки в суд (см., например, п.2 ст.20 Консульской конвенции между РФ и Республикой Болгарией) . В других конвенциях нет такого правила.

В некоторых консульских конвенциях (например, ст.20 Консульской конвенции между РФ и Республикой Болгарией) свидетельский иммунитет консульских должностных лиц и консульских служащих распространяется на членов их семей, если они проживают совместно и не являются гражданами РФ или лицами, постоянно проживающими в РФ.

Таким образом, в каждом конкретном случае, когда возникает вопрос о привлечении к уголовной ответственности, задержании или заключении под стражу консульских служащих и членов их семей в связи с совершением ими преступлений на территории РФ, необходимо ознакомиться с нормами, закреплёнными в консульской конвенции между РФ (СССР) и государством, гражданином (подданным) которого является консульский служащий и члены его семьи.

Иммунитет дипломатических представителей и консульских служащих от уголовной юрисдикции РФ носит абсолютный характер и распространяется даже на те случаи, когда имеет место злоупотребление иммунитетом. Это положение было подтверждено Международным Судом ООН в решении по делу о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране . Одновременно Суд подчеркнул, что изъятие из уголовной юрисдикции не означает безнаказанности, поскольку дипломатическое право само предусматривает меры защиты и наказания за противоправную деятельность членов дипломатических или консульских миссий Основной такой мерой является признание виновного "peгsоnа non gгаtа" (нежелательным лицом). Правовым последствием такого признания является то, что аккредитующее государство отзывает данное лицо из государства пребывания. Согласно ч.4 ст.31 Венской конвенции о дипломатических сношениях аккредитующее государство вправе привлечь дипломатического представителя к уголовной ответственности за преступление, совершённое в стране, где он был аккредитован .

Иммунитет должностных лиц и сотрудников международных организаций определяется уставами организаций, многосторонними конвенциями и двухсторонними соглашениями организаций и РФ.

Так, например, в ст.4 Конвенции о привилегиях и иммунитетах Организации Объединённых Наций от 13 февраля 1946 года закреплено положение, согласно которому представителям Членов ООН в главных и вспомогательных органах Объединенных Наций и на конференциях, созываемых Объединенными Нациям, при исполнении ими своих служебных обязанностей и во время поездки к месту заседания и обратно, предоставляется иммунитет от личного ареста или задержания и от наложения ареста на личный багаж, а также всякого рода судебно-процессуальный иммунитет в отношении всего сказанного, написанного или совершённого ими в качестве представителей .

Генеральный Секретарь ООН и все Помощники Генерального Секретаря пользуются в отношении себя, своих жён и несовершеннолетних детей иммунитетами, предоставляемыми согласно международному праву, дипломатическим представителям (ст.5 раздел 19 Конвенции).

Установленные в данной Конвенции иммунитеты распространяются также на должностных лиц и экспертов в командировках в Российской Федерации, Представительства ООН в Российской Федерации, Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, что нашло своё закрепление в ст.4 Соглашения между Правительством РФ и ООН об учреждении в РФ Объединенного Представительства ООН от 15 июня 1993 г. и в ст.7 Соглашения между Правительством РФ и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев от 6 октября 1992 г. Кроме того, в названных Соглашениях установлено, что глава Представительства ООН и представители органов, программ и фондов ООН и другие старшие должностные лица, по согласованию между ООН и Правительством РФ, а также Представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, его заместители и другие должностные лица, перечень которых согласовывается Управлением и Правительством РФ, во время нахождения в РФ пользуются в отношении себя, своих супругов и находящихся на их иждивении родственников иммунитетами, которые обычно предоставляются международным правом дипломатическим представителям.

Аналогичным образом установлен иммунитет Постоянного представителя, должностных лиц и сотрудников Европейского Банка реконструкции и развития (разделы 35 и 38 Соглашения между Правительством РФ и Европейским Банком реконструкции и развития от 29 марта 1993 г. ), а также Представителей государств - членов Организации экономического сотрудничества и развития о привилегиях и иммунитетах Организации в Российской Федерации от 8 июня 1994 г.

В соответствии со ст.9 Генерального Соглашения о привилегиях и иммунитетах Совета Европы представителям в Комитете министров Совета Европы при исполнении ими своих служебных обязанностей и во время поездки к месту заседания и обратно предоставляется иммунитет от личного ареста или задержания и от наложения ареста на личный багаж, а также всякого рода судебно-процессуальный иммунитет в отношении всего сказанного, написанного или совершенного ими в официальном качестве. Согласно ст.10 названного Соглашения судебно-процессуальный иммунитет в отношении сказанного, а также в отношении всех действий, совершённых ими при исполнении служебных обязанностей продолжает действовать и после того, как лица, которых это касается, уже не исполняют подобные обязанности.

Такими же иммунитетами пользуются члены и эксперты Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ст.16 Европейской Конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26 ноября 1987 года ), а также представители членов таких специализированных учреждений ООН как: Международная организация труда; продовольственная и сельскохозяйственная Организация Объединенных Наций; Международная организация гражданской авиации; Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры; Международный валютный фонд; Международный банк реконструкции и развития; Всемирная организация здравоохранения; Всемирный почтовый союз; Международный союз электросвязи; Международная организация по делам беженцев; Всемирная метеорологическая организация; Межправительственная морская консультативная организация; Международная финансовая корпорация, Международная ассоциация развития; Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ст.5, разделы 13 и 14 Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений и приложения к ним ).

В соответствии со ст.6 раздела 21 Конвенции о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений иммунитеты дипломатических представителей предоставляются также главным администраторам перечисленных специализированных учреждений, а также должностным лицам, исполняющим обязанности главных администраторов в их отсутствие, супругам и несовершеннолетним детям указанных лиц.

Установленные в приведенной выше Конвенции иммунитеты конкретизированы каждым специализированным учреждением в приложениях к Конвенции, которые направлены Генеральному Секретарю ООН.

Иммунитетом, предоставляемым дипломатическому персоналу, пользуются заместители начальника Штаба по координации военного сотрудничества государств - участников СНГ и члены их семей (п.24 Положения о Штабе по координации военного сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств, утверждено решением глав правительств - участников СНГ от 24 декабря 1993 г ).

Курьерам международных организаций, как правило, предоставляются иммунитеты дипломатических курьеров (см., например, п.6.1. Соглашения о сотрудничестве между Правительством РФ и Международной организацией по миграции от 13 марта 1992 г. , ст.9 Соглашения между Правительством РФ и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев ).

Иммунитет специальных миссий. Конвенция о специальных миссиях 1969 года определяет такого рода миссию как временное представительство государства, которое направляется одним государством в другое с согласия последнего для решения специальных вопросов или для выполнения специального задания /ст.1/ .

Специальная миссия, её помещения и члены миссии пользуются таким же иммунитетом, что и дипломатические представители.

Иммунитет лиц, находящихся на территории РФ в соответствии с договорами о правовой помощи. Судебно-следственные органы РФ (напоминаем, что в международно-правовых документах органы, ведущие производство по гражданским, административным и уголовным делам называются юридическими или компетентными органами) могут вызывать иностранных граждан для участия в производстве по уголовным делам в качестве свидетелей, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей, а также в качестве экспертов. Таким лицам предоставляется иммунитет от уголовной юрисдикции РФ, установленный Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года , конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года (Минская конвенция) и двухсторонними соглашениями о правовой помощи, заключенными РФ (СССР) с другими государствами.

В ст.12 Европейской конвенции от 20 апреля 1959 года иммунитет устанавливается в зависимости от процессуального положения иностранных граждан:

"I. Свидетель или эксперт, независимо от гражданства, представший по повестке перед юридическими органами запрашивающей Стороны, не подвергается уголовному преследованию или задержанию, или другим ограничениям его личной свободы на территории этой Стороны, за деяния или по обвинениям, которые предшествовали его отъезду с территории запрашиваемой Стороны.

2. Лицо, независимо от его гражданства, представшее по повестке перед юридическими органами запрашивающей Стороны для ответа за деяния, на основании которых против него было начато судебное разбирательство, не подвергается уголовному преследованию или задержанию, или другим ограничениям его личной свободы за деяния или по обвинениям, которые предшествовали его отъезду с территории запрашиваемой Стороны и не указаны в повестке.

3. Иммунитет, предусмотренный в настоящей Статье, прекращается, если свидетель, эксперт или обвиняемый, имея возможность покинуть территорию запрашивающей Стороны в течение последующих 15 дней после того, как его присутствие более не требуется юридическим органам, остаётся, тем не менее, на этой территории или же возвращается на неё после отъезда".

В договорах о правовой помощи между РФ (СССР) и другими государствами вопросы иммунитета находят несколько иное решение. Так, например, в п.1 ст.10 Договора между СССР и Финляндской Республикой "О правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам" от 11 августа 1978 г. установлено, что "свидетель, эксперт, потерпевший или обвиняемый, добровольно явившийся по вызову в учреждение запрашивающей Договаривающейся Стороны, не может быть, независимо от его гражданства, привлечён к уголовной ответственности, взят под стражу или подвергнут иным принудительным мерам либо наказанию за деяние, совершённое до пересечения границы запрашивающей Договаривающейся Стороны, если это деяние не являлось причиной вызова в качестве обвиняемого".

В Минской конвенции от 22 января 1993 года установлен иммунитет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Перечисленные лица, независимо от их гражданства, не могут быть привлечены к уголовной ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию в связи с их свидетельскими показаниями или заключениями в качестве экспертов в связи с уголовным делом, являющимся предметом разбирательства (ч.1 ст.9 Конвенции).

В большинстве договоров между РФ (СССР) и другими государствами об оказании правовой помощи аналогичным образом установлен иммунитет свидетелей и экспертов (п.1 ст.4 Договора между РФ и КНР , ст.8 Договора между СССР и МНР и др.).

Анализ приведенных и других норм международного права даёт основание для вывода о том, что иммунитет распространяется и на граждан РФ, если они прибывают в Россию из-за рубежа для допроса в качестве свидетеля или для участия в качестве эксперта, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей. Такие лица не могут быть подвергнуты аресту на основе приговора, который был ранее вынесен российским судом. Против них не могут быть возбуждены уголовные дела и в том случае, если в ходе производства по уголовному делу выяснится, что они были соучастниками преступлений.

Иммунитет от уголовной юрисдикции перечисленным лицам предоставляется лишь в отношении деяний, совершенных до пересечения государственной границы РФ, и не предоставляется в отношении деяний, совершенных во время пребывания в России.

Действие иммунитета прекращается, если указанные лица, имея возможность покинуть территорию РФ в течение 15 дней с того дня, когда органы предварительного расследования сообщили им, что в дальнейшем в их присутствии нет необходимости, остаются после этого срока на территории РФ или же возвращаются на территорию РФ после отъезда.

Часть 2 статьи 3 УПК РФ гласит, что "процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел Российской Федерации".

Считаем необходимым в связи с изложенным выше внести изменения в ч.2 ст.3 УПК РФ заменив слова "в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности" на "с участием лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности". Данное изменение необходимо в связи с тем, что данным правом может воспользоваться любой участник уголовного процесса - иностранный гражданин, обладающий дипломатическим иммунитетом. Более того, аккредитующее государство, наделившее данное лицо иммунитетом, может обязать его воспользоваться этим правом так же, как и лишить его дипломатической неприкосновенности. Именно поэтому в ч.2 ст.3 УПК РФ и указывается необходимость испрашивать согласие не реализацию этого права через МИД.

Кроме того, существует необходимость заручаться согласием лица, обладающего иммунитетом, на производство с его участием ряда процессуальных действий. Так, например, если процессуальные действия производились с участием свидетеля - иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, и с его согласия, а затем данное лицо приобретает новый статус подозреваемого, то перед производством процессуальных действий с участием подозреваемого необходимо снова заручиться согласием на дальнейшее производство. А что касается подозреваемого и обвиняемого, то на производство каждого процессуального действия с их участием необходимо каждый раз заручаться согласием на его проведение.

В международном праве существует общее правило, сформулированное в ст.32 Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., ст.45 Конвенции о консульских сношениях 1963 г., ст.41 Конвенции о специальных миссиях 1969 г., ст.31 Конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г. и т.д., согласно которому отказ от иммунитета в отношении представителя иностранного государства есть исключительное право лишь аккредитующего государства, но не самого дипломатического агента. Причем отказ должен быть всегда ясно выраженным. Так, Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г. (раздел 22) предусматривает, что специализированное учреждение имеет право и обязано отказаться от иммунитета, предоставленного любому его должностному лицу, когда, по мнению данного специализированного учреждения, иммунитет препятствует отправлению правосудия и если отказ от иммунитета может быть произведен без ущерба для интересов специализированного учреждения. Однако, если вопрос об отказе от иммунитета не урегулирован либо не получено ясно выраженное согласие, то производство каких-либо процессуальных действий невозможно.

Кроме того, в ч.1 ст.3 УПК РФ буквально говориться лишь о применении норм УПК РФ в отношении иностранных граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления в России. По российскому законодательству процессуальные действия проводятся в отношении иностранных граждан, даже если они не являются обвиняемыми (подозреваемыми), а являются другими участниками процесса (потерпевшими, свидетелями и т.д.). Кроме того, из содержания данной нормы следует, что речь идет о лицах, совершивших преступление "на территории Российской Федерации". Однако, в ряде случаев действие российского уголовно-процессуального закона распространяется на иностранных граждан и тогда, когда они совершили преступление не на российской территории. В законодательстве и судебной практике многих государств, в том числе и России (ч.3 ст.12 УК РФ), признается принцип защиты и безопасности, согласно которому государство вправе привлечь к уголовной ответственности на своей территории и по своим законам любое лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступлений против его интересов или интересов его граждан вне территории данного государства. Кроме того, экстерриториальная юрисдикция может осуществляться также в силу принципа универсальности, согласно которому юрисдикция государства на основе международного права распространяется на некоторые преступления, независимо от гражданства подозреваемых или обвиняемых в них лиц и от мест, где они совершены. Это такие преступления, как апартеид, терроризм и некоторые другие.

Что же касается иностранных граждан, не обладающих иммунитетом от уголовной юрисдикции Российской Федерации, то они, в связи с вовлечением в уголовно-процессуальную деятельность, приобретают тот же правовой статус, что и граждане России. То есть они, как участники уголовного судопроизводства, наделяются равными с гражданами России правами и несут равные с гражданами России обязанности.

Основным отличием правового статуса иностранных граждан от правового статуса граждан РФ в уголовном процессе РФ является то, что иностранные граждане, пользующиеся дипломатическим и иным иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ, не могут быть подвергнуты уголовному преследованию за преступления, совершённые на территории РФ без согласия аккредитующего государства или международной организации. Вместе с тем нормы международного права устанавливают иные особенности участия иностранных граждан в уголовном процессе, которые являются предметом рассмотрения в следующих параграфах данного диссертационного исследования.

Следовательно, основанием для дифференциации формы производства по уголовным делам с участием иностранных граждан является не гражданство, а наличие либо отсутствие дипломатического или иного иммунитета от уголовной юрисдикции Российской Федерации.

Также, считаем необходимым внести изменения в ч.2 ст.3 УПК РФ заменив слова "в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности" на "с участием лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности". Данное изменение необходимо в связи с тем, что данным правом может воспользоваться любой участник уголовного процесса - иностранный гражданин, обладающий дипломатическим иммунитетом.

Кроме того, существует необходимость заручаться согласием лица, обладающего иммунитетом, на производство с его участием ряда процессуальных действий. Так, например, если процессуальные действия производились с участием свидетеля - иностранного гражданина, обладающего иммунитетом, и с его согласия, а затем данное лицо приобретает новый статус подозреваемого, то перед производством процессуальных действий с участием подозреваемого необходимо снова заручиться согласием на дальнейшее производство. Что касается подозреваемого и обвиняемого, то на производство каждого процессуального действия с их участием необходимо каждый раз заручаться согласием на его проведение. В случае наличия у иностранного гражданина абсолютного иммунитета от уголовной юрисдикции Российской Федерации, оно не может быть наделено каким-либо процессуальным статусом без его согласия и соответственно без согласия аккредитующего государства.

В связи с этим мы предлагаем включить в приложения к уголовно-процессуальному кодексу РФ бланк запроса в МИД РФ и бланк согласия (несогласия) иностранного гражданина, обладающего каким-либо иммунитетом, на производство с его участием процессуальных действий (Приложения №1 и №2).

На основании всего выше изложенного можно сделать следующие основные выводы:

1. В каждом конкретном случае, когда возникает вопрос о привлечении к уголовной ответственности, задержании или заключении под стражу консульских служащих и членов их семей в связи с совершением ими преступлений на территории РФ, необходимо ознакомиться с нормами, закреплёнными в консульской конвенции между РФ (СССР) и государством, гражданином (подданным) которого является консульский служащий и члены его семьи.

2. Иммунитет дипломатических представителей и консульских служащих от уголовной юрисдикции РФ носит абсолютный характер и распространяется даже на те случаи, когда имеет место злоупотребление иммунитетом.

3. Отказ от иммунитета в отношении представителя иностранного государства есть исключительное право лишь аккредитующего государства, но не самого дипломатического агента. Причем отказ должен быть всегда ясно выраженным.

4. Основным отличием правового статуса иностранных граждан от правового статуса граждан РФ в уголовном процессе РФ является то, что иностранные граждане, пользующиеся дипломатическим и иным иммунитетом от уголовной юрисдикции РФ, не могут быть подвергнуты уголовному преследованию за преступления, совершённые на территории РФ без согласия аккредитующего государства или международной организации.

Следует выделить следующие 3 группы иммунитетов, которыми могут обладать иностранные граждане:

1) В зависимости от субъекта:

- дипломатический,

- консульский,

- специальных миссий,

- глав иностранных государств и правительств, министров иностранных дел и членов их семей;

2) В зависимости от объема:

- абсолютный (полный),

- функциональный (он распространяется лишь на действия, совершенные соответствующими лицами в официальном качестве при выполнении ими своих функций );

3) Свидетельский иммунитет.

5. Основанием для дифференциации формы производства по уголовным делам с участием иностранных граждан является не гражданство, а наличие либо отсутствие дипломатического или иного иммунитета от уголовной юрисдикции Российской Федерации.

6. Считаем необходимым внести изменения в ч.2 ст.3 УПК РФ заменив слова "в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности" на "с участием лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности".

7. Необходимо включить в приложения к уголовно-процессуальному кодексу РФ бланк запроса в МИД РФ и бланк согласия (несогласия) иностранного гражданина, обладающего каким-либо иммунитетом, на производство с его участием процессуальных действий (Приложения №1 и №2).

Следующая часть документа

Сноски:

Эта точка зрения отражена в работах: Черниченко С.В. Личность и международное право, - М., 1974. С.83; Зивс С.Л. Источники права, - М., 1981. С.222-223; Миронов Н.В. Правовое положение иностранных граждан в СССР // Сов. гос-во и право, 1982. №3. С.103

См., например, Волженкина В.М. Нормы международного права в российском уголовном процессе. - СПб., 2001; Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. - Л., 1986; Даев В.Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Правоведение. 1992. №3.

Итоговый документ Венской встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе - М., 1989. С.15.

Михайлов А.А. Административно-правовое положение иностранцев в СССР: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1980; Романова А.Г., Степанов Е.А. Особенности участия иностранцев в советском уголовном процессе. - М., 1980; Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. Кузнецов М.Н. и др. Гражданско-правовое положение иностранцев в СССР. - М., 1981.

К числу таких документов относятся Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 21 декабря 1965 г. и вступившая в силу после подписания государствами 4 января 1969 г., Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью и др.

См.: п.6 Соглашения о сотрудничестве между Правительством РФ и Международной организацией по миграции 1992 г.; ст.XII Соглашения между РФ и Международным банком реконструкции и развития о Постоянном представительстве МБРР в Российской Федерации 1996 г.; ст.12 Соглашения между Правительством РФ и Международной организацией труда о Бюро МОТ в Москве 1997 и т.д.

Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. / История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955-1991 гг.: Сборник правовых актов. - М.: Спарк, 1997, С.214-225

СЗ, 1995. №18. Ст.314

Венская конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 года // Международное публичное право: Сборник документов. Том 1.- М.: Изд-во БЕК.1996, С.188-206

СЗ РФ, 1999. №5. Ст.604; СЗ РФ, 1999. №20. Ст.2412; СЗ РФ, 2000. №5. Ст.464; СЗ РФ, 2000. №6. Ст.612 и др.

СЗ РФ, 1998. №14. Ст.1515.

СЗ РФ, 1997. №23. Ст.2665.

СЗ РФ, 1997. №23. Ст.2665.

Материалы Интернета: www. Rambler.ru

Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. / История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу. 1955-1991 гг.: Сборник правовых актов. - М.: Спарк, 1997, С.214-225

Конвенция о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных Наций от 13 февраля 1946 года. Россия участвует с 22 сентября 1953 г. // Международное публичное право. Т.1. С.237-241.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией Объединенных Наций об учреждении в Российской Федерации объединенного Представительства Организации Объединенных Наций. Вступило в силу 15 июня 1993 г. // Международное публичное право. Т. 1. С.367-373.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Вступило в силу 6 октября 1992 г. // Международное публичное право. Т.1. С.383-388.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Европейским Банком реконструкции и развития о Постоянном представительстве Европейского Банка реконструкции и развития. Вступило в силу 29 марта 1993 г. // Международное публичное право. Т.1. С.392-398.

Федеральный закон от 23 февраля 1996 г №20-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы и протоколам к нему" // СЗ РФ, 1996. №9. Ст.775.

См.: Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью / Сост. Т.Н. Москалькова и др. М., 1998.

Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений. Утверждена Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 21 ноября 1947 года. Россия участвует с 10 января 1966 г. // Международное публичное право. Т.1. С.279-310.

Положение о Штабе по координации военного сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств. Утверждено решением глав правительств - участников СНГ от 24 декабря 1993 | // Международное публичное право. Т. 2. С.488-494.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Международной организацией по миграции. Вступило в силу 13 марта 1992 г. // Международное публичное право. Т.1. С.398-400.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Вступило в силу 6 октября 1992 г. // Международное публичное право. Т.1. С.383-388.

Конвенция о специальных миссиях 1969 г. // Международное публичное право. Сборник документов. Т.1. - М.: Изд-во БЕК, 1996. С.209-221.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ, 1995. №17. Ст.1472.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Вступила в силу для России 2 марта 2000 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.229-240.

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам // Международное публичное право. Т. 2. С.129-131.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Подписана в Минске 22 января 1993 г. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ, 1995. №17. Ст.1472.

Договор между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19 июня 1992 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.41-46;

Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республикой о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 23 сентября 1988 г. // Участие органов внутренних дел и внутренних войск МВД России в международном сотрудничестве. Сборник документов. Выпуск 2. - М., 2000. С.54-66.

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова - СПб.: Питер, 2003. - 1008 с., С.48.

См.: например, Конвенция о пресечении преступлений апартеида и наказании за него от 30 ноября 1973 г., Европейская конвенция о борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г. и т.д.

См.: п.6 Соглашения о сотрудничестве между Правительством РФ и Международной организацией по миграции 1992 г.; ст.XII Соглашения между РФ и Международным банком реконструкции и развития о Постоянном представительстве МБРР в Российской Федерации 1996 г.; ст.12 Соглашения между Правительством РФ и Международной организацией труда о Бюро МОТ в Москве 1997 и т.д.




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru









Rambler's Top100
Hosted by uCoz