Александров А.С. Диспозитивный метод правового регулирования // Диспозитивность в уголовном процессе. Н.Новгород, 1997


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе. Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. – 209 с.

К оглавлению

11. “Диспозитивный метод правового регулирования”

 “Риторика - наука об ораторском искусстве и шире - о художественной прозе вообще. Состояла из 5 частей: нахождения материала, расположение, словесное выражение, запоминание и произнесение.”

 Советский энциклопедический словарь.

 Как указывалось ранее, субъективные публичные права участников уголовно-процессуальной деятельности иногда являются диспозитивными, а иногда - нет. Да­лее, мы пришли к выводу о том, что свойство распоряжаемости уголовно-процессу­альных прав зависит от формы уголовного судопроизводства. Однако есть ли связь между свободой усмотрения сторон и юридической техникой. Есть мнение, что "свобода сопутствует субъективному праву независимо от того, обязано ли оно своим возникновением диспозитивной или императивной норме права." [1] Согласно другой точке зрения следует говорить о наличии собственного способа норма­тивного выражения идеи диспозитивности. Так, еще в прошлом веке Бюлов показал связь влияние двоякого рода юридических норм (императивных и диспозитивных) на права и обязанности субъектов процесса как юридического отношения. [2]

 Что касается нашей позиции, то она исходит из того, что свобода усмотрения наличествует при любом акте правоприменения. Хотя, конечно, нельзя игнорировать способа, которым законодатель счел нужным определить правовой статус участников правоотношения, т.е. метода правового регулирования, используемым законодате­лем в данной отрасли права. Другое дело, что к построению моей модели диспозитивности и уголовного процесса тексты по данной проблематике не имеют отношения. [3] Смысл диспозитивности рассматривается в них в совершенно другой смысловой плоскости, в другой структуре - через смыслы терминов “метод правового регулирования”, “механизм правового регулирования”, “юридическая техника” и пр. Тем не менее, несмотря на чуждость этих терминов и их смыслов моей структурной модели , я все же счел необходимым включить их в свой текст и подвергнуть рассмотрению тексты, в которых они содержатся. Хотя бы с целью продемонстрировать допустимость рассмотрения проблематики свободы правоусмотрения в уголовном процессе через термин “диспозитивный метод правового регулирования”.

 В настоящее время под методом понимаются те исходные позиции, в которые законодатель ставит субъектов регулируемых отношений. Решающей чертой метода признаётся юридическое положение субъектов, их правовой статус. "Юридический режим регулирования общественных отношений в том и состоит, что участники об­щественных отношений ставятся в особое правовое положение, и таким путем опре­деляются их исходные правовые позиции." [4]

 В качестве первичных методов регулирования, с помощью которых государство определяет исходные юридические позиции субъектов регулируемых отношений, выделяются два: метод автономии или равенства (диспозитивный) и метод власти-подчинения (императивный).

 Традиционным является представление, объясняете ограничение диспозитивно­сти в уголовном судопроизводстве той или иной формой материального детерми­низма. Так, советские ученые склонны были видеть причину императивного харак­тера уголовно-процессуальных норм в характере общественных отношений, регу­лируемых ими. Дореволюционные авторы полагали, что в частном праве нормы относятся к типу jus dispositivum, которым соответствует свобода воли субъектив­ного права; в публичном праве основную роль играют нормы jus cogens, которые по необходимости суживают субъективное право до пределов правовой обязанности. [5] А.И. Елистратов писал": С повелительными нормами "господство воли" было бы несовместимо: повелительная норма, по самой природе своей исключает свободу усмотрения лица." [6] По мнению Л.И. Петражицкого, публичному праву присущ ис­ключительно императивный метод правового регулирования, поскольку публичный интерес требует исключения проявления какой-либо другой воли кроме государ­ственной. [7] Однако как весьма тонко заметил по этому поводу М.М. Агарков различие между публичным и частным правами лежит не в приемах правового регулирования, а в интересах. Для публичного права опре­деляющим моментом является не непременная наличность сопутствующей обязанно­сти, а представление о благе подвластных. [8]

 Публичный интерес может быть соблюден при помощи различных методов пра­вового регулирования. Природа процессуального права такова, что допускает использование различных методов правового регулирования: и императивного и диспозитивного. Уголовное судопроизводство может иметь различные формы (виды): следственный, состязательный, смешанный. При этом в следственном уголов­ном судопроизводстве метод, используемый законодателем для правового урегу­лирования уголовно-процессуальных отношений, другой чем в состязательном про­цессе. Многообразие форм процесса показывает, что методы правового регулирова­ния уголовно-процессуальных отношений могут быть различными. Для следствен­ной формы уголовного процесса характерен исключительно императивный метод правового регулирования, состязательному присущ метод диспозитивности, метод правовой автономии. Причина выбора законодателем того или иного метода право­вого регулирования зависит от того какие задачи он ставит перед уголовным судоп­роизводством, что в свою очередь обуславливается совокупностью субъективных и объективных факторов, воздействующих на законодателя.

 П.С. Элькинд указывала, что избирая тот, а не иной метод уголовно-процессу­ального регулирования, законодатель рассматривает его как единственно возмож­ный, разумный, целесообразный и эффективный применительно к задачам уголов­ного судопроизводства. [9] По ее мнению, в условиях требования ликвидации пра­вонарушений и преступлений правосудие имеет четко выраженный публично-право­вой характер, а в методе уголовно-процессуального регулирования преобладает властно-волевое начало, исключающее равенство между компетентными органами государства, направляющими и решающими дело, и другими участниками процесса. Диспозитивность в определенном, допускаемом законом пределе допускается по делам частного и частно-публичного обвинения. [10] Таким образом, формирование метода правового регулирования определяется практическими (политическими) потребностями. Один и тот же предмет - уголовно-процессуальные отношения, цен­тральными из которых являются отношения между обвинителем и обвиняемым, могут быть урегулированы по-разному, в зависимости от того какие задачи ставит перед собой законодатель в уголовной политике. Представления законодателя о допустимом в достижении желаемых целей в уголовном судопроизводстве опреде­ляется общим правовым положением личности в государстве.

 В настоящее время в уголовно-процессуальной литературе модно говорить о необходимости сочетания различных методов для урегулирования уголовно-процес­суальных отношений. Так, например, по мнению Бойкова А.Д.": в сфере... уголовно-процессуальных отношений преоб­ладающим может быть только метод власти-подчинения, особенно когда речь идет о центральном уголовно-процессуальном отношении (должностное лицо - обвиняе­мый)". [11] Однако поскольку для защиты публичных интересов государство использует только императивный метод, то диспозитивность, как свобода распоряжения про­цессуальными правами, приемлема для характеристики только фигуры потерпевшего от преступления применительно к делам частного и частно-публичного обвинения. диспозитивность имеет место и при регулировании вопросов гражданского иска в уголовном процессе. Следовательно, специфика метода правового регулирования отношений "должностное лицо - потерпевший" состоит в том, что здесь метод вла­сти-подчинения (императивный) сочетается с методом диспозитивности.. [12] Вывод, конечно, “революционный”. Однако тот же самый смысл можно было бы выразить и не прибегая к термину “метод правового регулирования”.

 Впрочем, если рассуждать в рамках понятий, о которых здесь идет речь, то можно сказать, что метод диспозитивности должен найти более широкое применение в урегулировании уголовно-процессуальных отношений. Конфликтная, противоре­чивая природа процесса, особенно уголовного, обусловлена противоречием частно­го и публичного начал, что делает выбор законодателем метода правового регули­рования уголовно-процессуальных отношений особенно значимым. От того какие задачи ставит законодатель перед уголовным судопроизводством, обеспечению какого начала он отдает предпочтение зависит выбор метода правового регулиро­вания, который в свою очередь формирует вид процесса.

 Диспозитивный метод правового регулирования применяется законодателем при регламентации уголовно-процессуальных отношений как способ формирования состязательного процесса. Она определяет вид - состязательный уголовного судоп­роизводства. Думается, что в этом смысле можно говорить о первичности диспози­тивности по отношению к состязательности. В любом случае состязательность и диспозитивность находятся в органическом единстве и не могут существовать друг без друга. Диспозитивность является движущей силой состязательного уголовного судопроизводства, она определяет его развитие благодаря воле и деятельности сто­рон. По-видимому, в правовом государстве, которое формируется в России, диспози­тивность как метод правового регулирования уголовно-процессуальных отношений, в том числе и в сфере публичного уголовного преследования, должна иметь доста­точно значительную роль. Во всяком случае настолько насколько возможно развитие состязательной формы уголовного судопроизводства в условиях сохранения публич­но-правовой идеологии.

 Итак, диспозитивность можно понимать как определенный метод правового регулирования и как принцип состязательного процесса. Основу диспозитивности как метода право­вого регулирования составляют конституционные субъективные публичные права, характеризующие отношения личности и государства в гражданском обществе. Совокупность субъективных публичных прав образует общий правовой статус лич­ности. Ядро диспозитивности составляет право на судебную защиту. Оказываясь в сфере уголовного судопроизводства, субъект приобретает процессуальный статус на основе общеправового. Но, с другой стороны, процессуально-правовое положение личности формируется сообразно задачам, которые ставит законодатель перед уголовным судопроизводством. Преобразование общеправового статуса личности происходит естественным образом, если процессе является состязательным. Однако наличие в той или иной мере следственного элемента и, соответственно, применение императивного метода правового регулирования, ставящего личность в положение зависимости, подчиненности от государства, ограничивает свободу распоряжения субъективными процессуальными правами. А это, в свою очередь, ограничивает, искажает общеправовой статус личности. По справедливому утверждению И.Я. Фойницкого, вид уголовного процесса зависит от общего политического положения личности в обществе и поэтому по уголовному судопроизводству можно судить о политическом режиме данного государства. [13]

 Представляется, что в нашем уголовном процессе процессуально-правовой статус личности существенно ограничен по сравнению с общеправовым, закрепленным Конституцией РФ. Декларировав ценности правового государства, демократии и гражданского общества на конституционном уровне, законодатель не привел еще в соответствие с этими декларациями уголовно-процессуальный статус личности. Это несоответствие в определенной мере устраняется деятельностью Конституционного суда. Что вряд ли можно признать лучшим способом формирования уголовно-процессуального права.

 Частично автор уже касался вопроса о соотношении диспозитивности и состяза­тельности. Более подробное рассмотрение этой проблемы позволит составить окон­чательное представление о понятии диспозитивности в уголовном судопроизводстве.



[1] Гусакян Р. Указ. соч., с. 76.

[2] Цит. по кн.: Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. т. 2, СПб., 1913, с. 440.

[3] Я уже имел возможность пояснить в чем отличие моего подхода к пониманию уголовно-процессуальных явлений от традицинного логоцентрического. Для советской науки особенно плодотвоным оказался путь оперирования наукообразными словами: метод, механизм, способ правового регулирования, которые призваны были придать их выводам естественный, обьективный, истинный - обьективно-истинный характер. Но их наукообразность - прикрытие их ангажированности. Что и выснилось со временем. Несостоятельность, ложность “научных” конструкций, претендовавших на незыблемость со временем стала очевидна, вместе с идеей социализма, коммунизма, которой они служили.“Глубоко научный” анализ, опирающийся на широкую эмпирическую базу, способен оправдать и/или опровергнуть любую идею. Поэтому мне чужд язык авторов употребляющих подобные слова - знаки “мертвого” способы понимания. Понимание исследователя носит направленный характер, подобно свету прожектора он “выхватывает” одну сторону, один аспект смысла из многих, таящихся в обозначаемом.

[4] Курс советского уголовного процесса(под ред.Бойкова А.Д. и Карпеца И.И.), М., 1989, с. 63; Элькинд П.С. Указ. соч., с. 44-45; Свистунова Т.В. Указ. соч. с. 67.

[5] Елистратов А.И. Понятие о публичном субъективном праве. М., 1913, с. 7.

[6] Елистратов А.И. Указ. соч., с. 7.

[7] Петражицкий Л.И. Теория права и государства. Изд.2-ое, СПб., 1907, т. 2, с. 718-720, 728.

[8] Агарков М.М. Ценность частного права. //Правоведение. 1992, № 1, с.29-30, 39.

[9] Элькинд П.С. Указ. соч., с. 44; см. также кн.: Розин Н.Н. Указ. соч., с. 289.

[10] Элькинд П.С. Указ. соч., с. 70; см. также кн.: Курс советского уголовного процесса. М., 1989, с. 66.

[11] Курс уголовного процесса. М., 1989, с. 65.

[12] Указ. соч., с. 66.

[13] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. т. 1, с. 10.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz