Александров А.С. Понятие принципа уголовного процесса // Диспозитивность в уголовном процессе. Н.Новгород, 1997


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе. Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. – 209 с.

К оглавлению

13. Понятие принципа уголовного процесса

"Принцип в собственном смысле, как начало руководящее, так сказать извне приходящее, привходящее - начало скорее искусства, деятельности, нравственности и т.п., чем науки. Принцип в этом смысле нечто весьма изменчивое; он касается явлений, насколько они поддаются внешнему влиянию, изменению; явления переде­лываются на известный лад, даже создаются ради принципа - "принцип приводится", то есть явление приводится в соответствии с известной общей мыслью."

Гольмстен А.Х."Юридические исследования и статьи."

 В понимании правовых принципов в юриспруденции можно выделить два раз­личных подхода, определяемых противоположными тенденциями, существующими в развитии права. С одной стороны, это индивидуалистическая тенденция, отдающая приоритет человеческой личности и ее охране, с другой стороны - коллективистская тенденция, утверждающая ценность общественного начала. Эти тенденции сформи­ровали либеральную и консервативную традиции в отечественной правовой науке, в том числе и советской. Одной из философских основ либеральной традиции явля­ется учение о дуализме фактов и норм, а консервативной - монистическая позиция, философия тождества фактов и норм.

 Для либерализма абсолютная ценность личности и ее свобода есть основной принцип права. Только при таком воззрении на право оно получает значение великой культурной силы, делающей личность равноправной стороной в споре со всем госу­дарством. Указанный основной принцип права резко отличает идеалистические теории права от так называемых реалистических [1] (материалистических - автор).

 В юриспруденции следствием данного философского подхода является юриди­ческий позитивизм. Советская уголовно-процессуальная наука носила особенно "отчетливо позитивистский характер". [2]

 В то же время в рамках юридического позитивизма возможны различные точки зрения на понятие правового принципа. Некоторые авторы рассматривают принци­пы права как, воплощенные в нем юридические идеи, которые являются отправ­ными в законотворчестве и правоприменении. [3] Другие учёные, упрекая первых в субъективизме, подчеркивают объективное, не зависящее от человеческого сознания свойство правовых принципов, которые являются отправными положениями си­стемы права. [4]

 В уголовно-процессуальной науке к настоящему времени сложилось точка зрения, что в каждом правовом принципе субъективное и объективное диалектически сосу­ществуют. Каждый принцип есть суждение о должном, высказанное законодателем, то есть идея, однако, будучи воплощена в нормах права, эта идея приобретает со­бственное объективное бытиё. На стадии формирования идей о том каким должно быть уголовное судопроизводство принципы составляют содержание одного лишь правосознания. На стадии формирования норм права принципы-идеи приобретают нормативно-правовой характер. [5]

 Поэтому уголовно-процессуальные принципы - это идеи, отражающие основные свойства, закономерности положительного уголовного процесса, то есть уголовно-процессуального бытия. [6] И такая трактовка правового принципа вполне уклады­вается в рамки юридического позитивизма.

 Более существенное значение для понимания правовых принципов имеет дискус­сия об их нормативном свойстве.

 Большинство советских процессуалистов разделяет точку зрения на то, что нор­мативный признак является обязательным для уголовно-процессуального принципа. Расхождения имелись по поводу способов формулирования, закрепления их в за­коне. Так, М.А. Чельцов считал необходимым разработать вопрос о системе при­нципов в точном соответствии с текстом Основ без примысливания иных принци­пов, не записанных в этом законе. [7] Другие ученые полагают, что формы суще­ствования правовых принципов могут быть различными, поскольку уголовно-про­цессуальное право это не только законодательство, но и правоприменительная практика и правосознание. В.Т. Томин в ряде своих работ проводил идеи о том, что уголовно-процессуальные принципы - это идеи мировоззрения относительно должно­го и целесообразного в области уголовного судопроизводства, проведенные в жизнь (законодательство и практику его применения) и определяющие тем самым наиболее существенные его черты. Способ формулирования и закрепления этих идей в по­ложительном праве может быть различным. [8] По мнению И.Ф. Демидова, при­нципы не следует всегда отождествлять с процессуальными нормами. "Сфера жизни таких идей не ограничивается правом: они существуют и развиваются в науке как ее базовые понятия (категории), также в общественном и индивидуальном правосозна­нии как его элементы". [9] И.Л. Петрухин отмечает, что "регулятивное значение имеет как принцип-идея, так и принцип-норма права". [10]

 Особо необходимо отметить своеобразную позицию Я.О. Мотовиловкера, по мнению которого, о принципах уголовного процесса следует говорить в двух смыслах": в абстрактном смысле - принцип это по сути... идея, противостоящая дру­гой идее, указывающей противоположное направление в решении данной процессу­альной проблемы. В конкретном смысле - ... то есть принцип в таком виде, в каком он принят законодателем". [11]

 Несмотря на существенное расширение понятия уголовно-процессуального при­нципа, в целом и эти воззрения не противоречат основному положению юридическо­го позитивизма, которое заключается в том, что уголовно-процессуальные принци­пы понимаются как только такие идеи, которые отражают данную уголовно-процес­суальную действительность. По выражению М.А. Чельцова": ... нельзя говорить о всеобщих, не зависящих от места и времени началах процесса." [12]

 Поскольку уголовно-процессуальные принципы заданы пра­вовой реальностью, являются ее отражением, выводятся из нее , постольку они, будучи вторичным, производным элементом, неспособны к преобразующему воздействию на уголовно-процессуальное бытиё. Очевидно, что такое понимание уголовно-процессуального при­нципа направлено на консервацию существующего уголовного процесса. Ибо, как замечает К. Поппер, юридический позитивизм - это теория консерватизма и даже авторитаризма. [13]

 В противоположность юридическому позитивизму либеральная традиция, осно­вывающаяся на учении о критическом дуализме фактов и норм, проводит принци­пиальное различие между естественными законами, то есть утверждениями, описы­вающими природные закономерности и нормативными законами. Естественные законы неподвластны человеку и неизменны. Нормативные законы могут вводиться и изменяться человеком. Будучи результатом его выбора, они имеют конвенцио­нальный характер и в этом смысле произвольны. Человек сам обуславливает их существование своим контролем - своими действиями и решениями. Г. Еллинек пи­сал": ...юриспруденция не хочет и не может познавать естественного бытия или кон­статировать естественные законы, действующие с непреодолимой силой; ее задача - постигнуть нормы, гипотетические правила , имеющие своим содержанием не необ­ходимое , а должное,- правила, господствующие в практической жизни действующего человека...Система права находит свое место в мире человеческих целей и ценно­стей." [14]

 Правовой принцип - это правило поведения более высокой степени общности, чем правовая норма, но искусственный характер его тот же. Правовой принцип есть общая мысль, идея, которая проходит через ряд правовых явлений: норм, институ­тов, отраслей, формируя их в соответствии с каким-то идеалом, целью. По отноше­нию к этой цели правовой принцип является средством. Даже, стоявшие на позиции философского позитивзма многие дореволюционные склонны были различать термины принцип и закон, которые они наделяли различным смыслом. Так, Гольмстен А.Х. отме­чал": ...принцип в собственном смысле, как начало руководящее, так сказать извне приходящее, привходящее - начало скорее искусства, деятельности, нравственности и т.п., чем науки. Принцип в этом смысле нечто весьма изменчивое; он касается явлений, насколько они поддаются внешнему влиянию, изменению; явления переде­лываются на известный лад, даже создаются ради принципа - "принцип приводится", то есть явление приводится в соответствии с известной общей мыслью. Естественный закон тоже можно назвать принципом, это тоже общая мысль, проходящая через ряд явлений, но она не извне прикладывается к ним, а заключается в постоянном их соотношении. Закон сам себе прокладывает путь." [15] По словам С. Муромцева": нельзя смешивать закон с юридическим принципом. Формула закона - это отноше­ние, установленное не человеком, но природою... Юридический принцип выражает собою явление истории права, или точнее, некоторую совокупность исторических юридических явлений. Юридический принцип служит формулою, которая определяет так или иначе известную группу правовых отношений и соответствующих им право­вых постановлений... Юридический принцип указывает на то, что должно быть; за­кон - на то, что есть в силу свойств человека, общества, мира." [16]

 Правовой принцип это не форма отражения правового бытия, а наше представ­ление о должном правовом бытие, формирующее это бытие. Конвенциональная природа правовых принципов, определяющая способ их воздействие на правовую действительность: привнесение, формообразование, означает то, что, раз возникнув, они продолжают существовать в форме идеи как часть правового опыта человече­ства. По справедливому утверждению Г.С. Фельдштейна": ...принципы - это свойства уголовного процесса, выработавшиеся в результате многовековой эволюции. Они представляются как бы устоями уголовного правосудия и создают почву для по­строения наиболее соответствующей потребностям культурного человечества догмы уголовно-процессуального законодательства." [17] История христианской культуры знает примеры различных уголовно-процессуальных систем, большинство из кото­рых не существует в виде положительного права - действующего законодательства, но в виде идей - правовых принципов они есть. Обремененность материальной плотью в какой-либо форме не суть важна для правового принципа как потенци­альной (подчас альтернативной) возможности, позыва к определенному устройству уголовного судопроизводства. Сам факт их бытия в правовой идеологии оказывает влияние на позитивное уголовно-процессуальное право.

 Итак, есть определенный набор уголовно-процессуальных принципов , как идей об альтернативных формах уголовного судопроизводства. Мир правовых идей - борьба противоположных начал. Пользователь этими идеями - законодатель (и, отчасти, правоприменитель прежде всего - суд) в зависимости от задач, желательных к осуществлению, может выбрать то или иное средство, то есть принцип, для их достижения. Воплощенный в законодательстве правовой принцип сменяет форму существования и полагает себя в качестве должного, обязательного, "овеществляясь" в позитивном праве. Но в основе приобретенного нормативного свойства правового принципа лежит субьективный выбор человека, использующего право. Поэтому не нормативность делает правовой принцип таковым , а идея, со­ставляющая истинную природу, сущность правового явления.

 Вопрос о нормативном свойстве уголовно-процессуального принципа имеет большое значение, поскольку именно по нему проходит граница между двумя при­нципиально разными методологическими подходами. Неотъемлемой частью либе­ральной традиции является признание реального существования в нашем мире не­справедливости и решимости бороться с ней. Это значит, что имеется (или возможен) конфликт (или, по крайней мере, разрыв) между фактами и нормами. Факты могут отклоняться от справедливых (верных или истинных) норм, которые связаны с при­нятием и проведением в жизнь... сводов законов. [18] Позитивное уголовно-процес­суальное право закрепляет сложившийся на определенном этапе характер отношения между индивидуумом и государством в лице его органов. Отношения формального равенства между этими субъектами основного уголовно-процессуального отношения представляются совершенством, идеалом. Но "совершенство - это приближение." [19] Следовательно, любое позитивное право несовершенно, так как являет собой сту­пень в бесконечной эволюции к совершенству. Всегда остается несоответствие между действующим уголовно-процессуальным законодательством и идеальной формой состязательного процесса - истинным уголовным процессом. Принятие этого не позволяет считать позитивное уголовно-процессуальное право исключи­тельным материалом пригодным для экстрагирования принципов, признаваемых чуть ли не священными и считать их "конечным пределом своих ... рассуждений." [20] Наоборот, следует согласиться с И.В. Михайловским, который утверждал, что " важнейшей задачей науки является установление тех идеалов, к которым должно стремиться законодательство. Сущность явления познается не на низших, а на выс­ших ступенях его развития." [21] Позитивное уголовно-процессуальное право всегда является низшей ступенью развития по сравнению с идеалом. Признак нормативно­сти уголовно-процессуальных принципов направлен на консервацию, сохранение в неизменном состоянии положительного уголовного судопроизводства. Представ­ляется, что такое понимание принципа уголовно-процессуального права неспособно придать им значение вех, маяков в правильном развитии законодательства, ибо правовые принципы это прежде всего "принципы законодательной политики". [22]

 Таким образом, уголовно-процессуальный принцип - это абсолютная идея о дол­жном построении уголовного судопроизводства. Это конструктивный элемент определенной модели (структуры) уголовного процесса. Н.Н. Розин писал:": Чистый тип процесса, розыскного или состязательного, есть теоретическое обобщение. Установ­ленный на почве этого обобщения тот или иной принцип процесса есть критерий для оценки отдельных институтов процесса в том или ином виде, как они суще­ствуют в действительности, и в том виде, как они должны быть организованы." [23] Абсолютность идеи означает, что она является чистой абстракцией. Но абстракцией, определяющей в одной из основных черт построение определенного вида уголовного процесса. У законодателя и у правоприменителей (хотя и в меньшей мере) есть вы­бор при формировании уголовного процесса руководствоваться любыми из этих идей. А у уголовно-процессуальной науки есть возможность указать им на предпоч­тительность состязательной формы уголовного судопроизводства и лежащих в ее основе принципов.

 Применительно к диспозитивности вышесказанное означает, что она не является принципом современного российского уголовно-процессуального законодательства, поскольку она не получила в нем должного развития и находится как бы в "свернутом" виде. Однако отсутствие свойства "нормативности", имеющего преходя­щее, а не существенное значение, не лишает диспозитивность качества принципа уголовно-процессуального права. диспозитивность, являясь движущей силой состяза­тельного процесса, представляет собой принцип состязательного вида уголовного судопроизводства. Поэтому диспозитивность является уголовно-процессуальным принципом.

 Очевидно, что как дальнейшее проникновение в смысловую глубину понятия принципа, так и развертывание смысловых связей диспозитивности необходимым образом предполагает анализ "принципа диспозитивности" в системе его внешних структурных связей с другими принципами уголовного процесса. Анализ внешних структурных связей диспозитивности должен дополнить ранее проведенный анализ ее внутренних структурных элементов, чтобы в итоге получилось цельное представление о смысле данного термина.



[1] Михайловский И.В. Указ. соч., с. 8.

[2] Туманов В.А. Учения о праве. Общая теория права. (Курс лекций). Н.Новгород, 1993, с. 33.

Позитивизм утверждает, что не существует никаких норм, кроме уже установленных и в силу этого обладающих позитивным существованием. Позитивизм руководству­ется формулой "закон есть закон". Задачу юридической науки позитивизм сводит к догматической обработке законодательного материала. По словам Поппера К., лежащая в основе юридического позитивизма моностическая позиция "даже там, где не отождествляет нормы с существующими фактами, и даже там, где она не отожде­ствляет существующую сегодня силу (власть) с правом, она тем не менее неизбежно ведет к отождествлению будущей власти и права." (См. кн.: Поппер К. Открыто об­щество и его враги. М., 1992, т. 2, с. 237; так же: Туманов В.А. Указ. соч., с. 26-27).

[3] Теория государства и права (Под ред.Васильева А.М.)., М., 1977, с. 270; Васильев А.М. О правовых идеях - принципах. //Советское государство и право. 1975, № 3, с. 11-18; Савицкий В.М. К вопросу о системе принципов советского уголовного процес­са. //Советское государство и право. 1950, № 1, с. 45.

[4] Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. М., 1978, с. 11-12, 149, 188.

[5] Конституционные основы правосудия в СССР. М., 1981, с. 36-37.

[6] Там же.

[7] Чельцов М.А. Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законода­тельстве СССР. М., 1959, с. 62.

[8] См. напр. ст.: Томин В.Т. Механизм воздействия коммунистического мировоззрения на уголовное судопроизводство. //Проблемы советского государства и права. Ир­кутск, 1972, № 3, с. 85-90; его же О системе принципов советского уголовного процес­са. //Сборник тезисов докладов и сообщений научной конференции, посвященной 50-летию Великой Октябрьской Социалистической Революции, Омск, 1967, с. 49-50; его же О понятии принципа советского уголовного процесса. //Труды Высшей школы МООП РСФСР, вып. 12, М., 1965, с. 193, 194, 195.

[9] Демидов И.Ф. в кн. : Курс советского уголовного процесса, М., 1989, с. 136.

[10] Петрухин И.Л. в кн.: Конституционные основы правосудия в СССР, М., 1981, с. 36.

[11] Мотовиловкер Я.О. О принципах объективной истины, презумпции невиновности и состязательности процесса, Ярославль, 1978, с. 8.

Своеобразие подхода Мотовиловкера Я.О. заключается в попытке совместить две несовместимые позиции в трактовке уголовно-процессуального принципа. Впрочем, в ходе дальнейшего изложения указанной работы, становится очевидной привержен­ность автора к пониманию принципа в "конкретном смысле", то есть все же позити­висткое понимание. (См. кн.: Мотовиловкер Я.О. Указ. соч., с. 10-14.)

[12] Чельцов М.А. Система основных принципов советского уголовного процесса. //Ученые записки ВИЮН, вып. 6, М., 1947, с. 120.

[13] Поппер К. Указ. соч., т .1, с. 106.

[14] Еллинек Г. Система субъективных публичных прав. М., 1918, вып. 1, с. 13.

[15] Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. Спб., 1894, т.2, с.2.

[16] Муромцев С. Определение и основное разделение права. М., 1879, с. 15, 16-17. См. также об этом кн.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1894, с. 32, 34, 48-49, 57.

[17] Фельдштейн Г. С. Указ. соч., с. 5, 6.

[18] Поппер К. Указ. соч., т. 2, с. 239.

[19] Гегель Г.В.Ф. Указ. соч., с. 176.

[20] Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе, СПб., 1906, с. 50.

[21] Михайловский И.В. Указ. соч., с. 92.

[22] Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. СПб., 1907, с. 167.

[23] Розин Н.Н. Указ. соч., с. 300.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz