Комментарий у УПК РФ Под ред. А.В. Смирнова 2-е изд. 2004


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Калиновский К. Б., Смирнов А. В.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
Постатейный. / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб.:, Питер, 2004. 848 с.

К оглавлению 1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд

Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств

1. Вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

2. Основаниями возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном настоящей главой, являются:

1) вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей настоящей статьи обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду;

2) новые обстоятельства - указанные в части четвертой настоящей статьи обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, устраняющие преступность и наказуемость деяния.

3. Вновь открывшимися обстоятельствами являются:

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

4. Новыми обстоятельствами являются:

1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с:

а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

3) иные новые обстоятельства.

5. Обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

1. Вновь открывшиеся обстоятельства - это обстоятельства, свидетельствующие о порочности оснований судебного решения, которая связана с преступными злоупотреблениями участников судопроизводства, не известными правосудию на момент вынесения судебного решения. К этим обстоятельствам относятся (ч. 3 комм. статьи):

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

Все указанные обстоятельства могут быть установлены не только приговором суда, но также определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела по следующим нереабилитирующим основаниям: за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 5 ст. 413).

Названные злоупотребления участников процесса должны существовать уже на момент вынесения судебного решения, но становятся основаниями для возобновления производства по уголовному делу только после признания их таковыми приговором суда или постановлением о прекращении дела по нереабилитирующим основаниям.

Первые две группы оснований отличаются тем, что злоупотребления участников процесса влекут за собой вредные последствия в виде постановления неправосудного судебного решения. Для наличия третьего основания не имеет значения, повлекло ли оно постановление неверного судебного решения или это решение по существу правильно - достаточно установления любых преступных злоупотреблений судьи, совершенных им в связи с рассмотрением данного уголовного дела. Независимо от своей правильности или неправильности по существу, такое решение считается незаконным и порочным.

Вновь открывшиеся обстоятельства позволяют пересмотреть его не только в пользу, но и против интересов обвиняемого. Ухудшение положения обвиняемого возможно здесь потому, что бремя неблагоприятных последствий недоказанности обвинительного тезиса снимается со стороны обвинения, ибо открывается, что она, в силу преступно сокрытых и потому практически не могущих быть известными ей (а, следовательно, и суду) обстоятельств, была поставлена в процессе в неравные и несправедливые условия. Бремя неблагоприятных последствий недоказанности истинного обвинения должно быть снято со стороны обвинения в целом даже в том случае, когда неправосудность постановленного судебного решения была результатом злоупотреблений самих дознавателя, следователя или прокурора (п. 2 ч. 3 комм. статьи), ибо они поддерживали обвинение от имени государства, и именно оно, как изначальный субъект обвинения, было ущемлено в своих правах их преступными действиями.

2. В связи с тем, что вновь открывшиеся обстоятельства не должны быть известны суду, вынесшему пересматриваемое решение, возникает вопрос, каким образом судья, который, например, единолично рассматривал уголовное дело и сам совершил при этом преступление против правосудия (пункт 3 части 3), мог не знать о собственных преступных действиях? Но если он знал о них, то по буквальному содержанию пункта 1 части 2 данной статьи вновь открывшегося обстоятельства не существует? Очевидно, вновь открывшимися должны считаться не только обстоятельства, не известные суду на момент вынесения пересматриваемого решения или вступления его в силу, но также, хотя и известные суду, но скрывавшиеся им по указанным выше мотивам.

Хотя суд, допустивший преступные злоупотребления по делу, не мог о них не знать, это, тем не менее, создает вновь открывшееся обстоятельство, ибо можно считать (презюмировать), что оно не было известно правосудию.

3. Новые обстоятельства - это обстоятельства, неизвестные суду на момент вынесения судебного решения, свидетельствующие о незаконности или необоснованности (ошибочности) приговора или иного судебного решения по существу и требующие улучшения положения обвиняемого.

В отличие от вновь открывшихся, новые обстоятельства не свидетельствуют о порочности состоявшегося судебного решения, в том смысле, что они не связаны с чьими-либо преступными злоупотреблениями. Вместе с тем, новые обстоятельства не являются "открывшимися", то есть не были до этого полностью скрыты. Они являются новыми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить, хотя практическая возможность для этого - при условии бoльшей активности сторон либо бoльшей проницательности и квалификации суда - имелась. Поэтому их можно также назвать "вновь обнаруженными" обстоятельствами.

Новые обстоятельства можно разделить на две категории:

1) Юридические, то есть такие, которые связаны с ошибками суда при применении норм права (п. 1, 2 ч. 4 комм. статьи). В отличие от судебных ошибок, являющихся кассационными и надзорными основаниями для пересмотра решений, эти ошибки выражаются в неправильном применении не только, и не столько норм УК или УПК, сколько норм конституционного и международного права, в которых судьи судов общей юрисдикции иногда могут быть и не столь сведущи. К новым юридическим обстоятельствам относятся:

- признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

- установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, которое связано:

а) с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б) с иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2) Фактические, или иные новые обстоятельства, которые свидетельствуют о существенной неполноте исследования обстоятельств уголовного дела сторонами и судом. Следует иметь в виду, что данное основание требует собирания новых доказательств по делу, ибо по сравнению с надзорными они были глубже скрыты от внимания суда. Если же основания для пересмотра судебного решения вытекают из уже имеющихся материалов дела, допускается, как правило, надзорный порядок их рассмотрения.

УПК РФ не дает определения иных (фактических) новых обстоятельств. По общему смыслу законодательства их можно рассматривать как обстоятельства неизвестные суду при постановлении судебного решения ввиду неполноты доказывания обстоятельств уголовного дела, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, либо наличие обстоятельств, освобождающих осужденного от уголовной ответственности или наказания. Могут считаться новыми такие, например, обстоятельства, как: осуждение различными приговорами нескольких лиц за одно и то же преступление, притом такое, совершение которого одним из осужденных исключает возможность совершения его другим; обнаружение в живых лица, за убийство которого осужден обвиняемый; самооговор осужденного; оговор его другими подсудимыми и т.п.

Важно подчеркнуть, что все новые обстоятельства (как юридические, так и фактические) для того, чтобы служить основаниями для пересмотра судебного решения, должны указывать лишь на необходимость улучшения положения обвиняемого и не могут быть обращены ему во вред (устраняют "преступность и наказуемость деяния" - п. 2 ч. 2 комм. статьи). Это объясняется тем, что новые обстоятельства, в отличие от вновь открывшихся, в принципе могли быть практически обнаружены и учтены судом, если бы заинтересованная сторона проявила бoльшую активность, и, следовательно, она должна нести бремя доказывания за неустановление этих обстоятельств. Но в уголовном судопроизводстве бремя доказывания несет лишь сторона обвинения, поэтому новые обстоятельства, которые были бы способны ухудшить положение осужденного или оправданного (повлечь отмену оправдательного приговора, применение закона о более тяжком преступлении или усиление наказания) не могут быть приняты во внимание. Напротив, сторона защиты не несет бремени доказывания, поэтому установление новых существенных обстоятельств в ее пользу всегда дает основание для возобновления производства.

4, В УПК РФ недопустимость ухудшения положения обвиняемого выражается в требовании, чтобы новые обстоятельства устраняли "преступность и наказуемость деяния" (п. 2 ч. 2 комм. статьи). Данная терминология, на наш взгляд, не вполне адекватна истинному значению, который законодатель вкладывает в это понятие. По буквальному смыслу рассматриваемого выражения обстоятельством, устраняющим преступность и наказуемость деяния, должна была бы являться декриминализация деяния, то есть издание смягчающего уголовного закона, имеющего обратную силу (10 УК РФ), что влечет освобождение лица от наказания. Однако этот вопрос может решаться лишь в стадии исполнения приговора (п. 13 ст. 397 УПК). На наш взгляд, под устранением новыми обстоятельствами преступности и наказуемости деяния следует понимать подтверждение ими: либо отсутствия события преступления, либо непричастности лица к совершению преступления, либо отсутствия в его деянии состава преступления, либо наличия ряда обстоятельств, освобождающих осужденного от уголовной ответственности или наказания (гл. 11; ст. 84 УК РФ).

5. Постановлением от 2 февраля 1996 г. № 4-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В.Лукашова и И.П.Серебренникова Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции такой признак вновь открывшихся обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении приговора или определения (п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК). Суть вопроса состояла в том, что если надзорная инстанция пропустила судебную ошибку, о которой объективно можно было узнать из материалов дела, то это обстоятельство уже нельзя относить к разряду "неизвестных" суду и, следовательно, считать вновь открывшимся или новым. Поэтому если подобный факт выяснялся после рассмотрения дела в порядке надзора последней судебной инстанцией страны - Президиумом Верховного Суда РФ, то по вновь открывшимся обстоятельствам такое дело к производству Президиумом принято быть уже не могло. В итоге допущенная ошибка оставалась неисправленной, а право граждан на судебную защиту нереализованным.

Таким образом, Конституционный суд связывает свое решение главным образом с отсутствием возможности повторно использовать надзорную процедуру пересмотра судебного решения для устранения ошибки, пропущенной именно Президиумом Верховного Суда РФ: "Анализ действующего законодательства показывает, что в противовес жесткому регулированию, препятствующему высшей судебной инстанции повторно рассматривать дело в надзорном порядке, процедура, предусмотренная статьями 384 - 390 УПК РСФСР (сейчас ст. 413 - 419 УПК РФ - А.С.), могла бы обеспечить гражданам необходимую защиту их прав, ущемленных в результате судебной ошибки. Однако этому препятствует вытекающее из пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР (ныне ст. ч. 2 ст. 413 УПК РФ - А.С.) ограничение круга оснований возобновления дел, что не отвечает конституционно провозглашенным требованиям государственной защиты прав и свобод".

Это, на наш взгляд, означает, что такой признак вновь открывшихся (и новых) обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении решения не должен приниматься во внимание только при пересмотре по новым или вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Верховного Суда РФ самой же этой инстанцией. Иное может привести к нежелательному размыванию границы между надзорным порядком пересмотра судебных решений и пересмотром по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

6. В определении Конституционного Суда РФ по жалобе гражданина Хворостовского И.С. на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 413 и статьей 417 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 10 июля 2003 г. сказано: "Как следует из… положений статьи 413 УПК Российской Федерации, основанием для возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств не может служить неправосудность вынесенных по делу решений, если она явилась результатом судебной ошибки, в том числе подтвержденной выявленными уже после вступления приговора в законную силу дополнительными доказательствами (курсив мой - А.С.), подтверждающими невиновность или меньшую виновность осужденного". С данным толкованием ст. 413 УПК нельзя согласиться по следующим основаниям. Как было отмечено нами выше (см. пункт 3 комм. к настоящей статье), т. н. иные новые обстоятельства (фактические) - это не что иное, как обстоятельства уголовного дела, неизвестные суду при постановлении судебного решения ввиду неполноты доказывания, т.е. их неизвестность суду есть результат судебной ошибки. Новые обстоятельства - не вновь открывшиеся, т.е. они не были до этого полностью скрыты и являются новыми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить (например, самооговор осужденного; оговор его другими подсудимыми и т.п.). Однако, в отличие от надзорных оснований, эти неизвестные суду обстоятельства должны быть выявлены именно путем собирания новых доказательств, т.к. по сравнению с надзорными они были все же более глубоко скрыты от внимания суда (не вытекали непосредственно из имевшихся в распоряжении суда материалов дела).

Однако и в отношении юридических новых и даже большинства вновь открывшихся обстоятельств нельзя, на наш взгляд, говорить о том, что они не могут быть результатом судебной ошибки. Так, например, если суд применил норму федерального закона, не соответствующую положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК), то тем самым он нарушил и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, которая гласит: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора", т.е. допустил грубейшую судебную ошибку! Чем, как ни судебной ошибкой является постановление незаконного приговора, основанного на заведомо ложных показаниях свидетеля и потерпевшего (п. 1 ч. 3 ст. 413)? Ведь, если, как полагает Конституционный Суд, не было судебной ошибки и суд, вынесший приговор, не виноват, то почему тогда приговор именуется незаконным? Всякий незаконный приговор ошибочен.

Разграничение надзорных оснований, с одной стороны, и вновь открывшихся и новых обстоятельств, с другой, должно быть проведено не по критерию наличия или отсутствия вины суда в неправосудном решении (в судебной ошибке), а в зависимости от "глубины залегания" обстоятельств, не принятых судом во внимание или оставшихся ему неизвестными. Надзорные основания вытекают из наличных материалов дела и потому как бы лежат "на поверхности", а новые и вновь открывшиеся обстоятельства требуют несколько больших усилий для их выявления - дополнительных следственных действий или решений других судебных инстанций. Однако эти усилия, в принципе, могли быть предприняты и самим судом, чье решение пересматривается, прояви он большее мастерство и высокий профессионализм.

См. прежнюю редакцию комментария.




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz