Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. ч. 3. ГЛАВА I. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Французское право


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Фоницкий И.Я.
Курс уголовного судопроизводства.
Т. 2. / Под ред. А.В. Смирнова СПб.: Альфа, 1996. 607 с.

К оглавлению

ГЛАВА I. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

307. Французское право.

К иному типу принадлежит построение предварительного исследования, виднейшим представителем которого является французское законодательство до закона 8 декабря 1897 г1 . Согласно уставу 1808г. производство уголовных дел распадается на две последовательные части:

1 Закон "О дополнении Кодекса уголовного следствия", существенно расширивший права обвиняемого во французском уголовном процессе. - Прим. ред.

следствие (instruction) и суд (juqement). Каждая из них основана на самостоятельных и друг другу противоположных началах. Следствие принадлежит судебной полиции, имеющей во главе прокуратуру и включающей в себя следственных судей, унаследовавших власть дореволюционных уголовных лейтенантов, хотя и не непосредственно. Как член судебной полиции следственный судья подчиняется дисциплинарной власти главы ее, прокуратуры. До закона 1856г., упразднившего совещательные камеры, за следственным судьей не признавалось права отказать обвинительной власти в начатии предварительного следствия даже тогда, когда он не усматривал признаков преступления в деяниях, изложенных в обращенном к нему обвинительном требовании прокуратуры; он исследовал, а не судил;

он подготавливал решения совещательной и обвинительной камер, не постановляя сам никакого решения; его власть, почти неограниченная в области исследования, была ничтожна в области оценки; ее он слагал в момент представления своего отчета совещательной камере. Порядок отвода следственных судей, поставленный в зависимость от решения кассационного суда1 , существенно отличался и отличается от общего порядка отвода судей. Наконец, следственный судья назначается правительством временно, на три года, из числа постоянных или даже добавочных членов суда исправительной полиции.

Передав в руки следственных судей дело уголовного исследования, французский устав снабжал их обширными, чисто судебными полномочиями: правом разрешать и производить обыски, выемки, назначать меры пресечения, рассчитанные здесь не только на обеспечение явки, но, главным образом, на обеспечение результатов самого исследования; до 1863 г. они могли заключать обвиняемого в секретную камеру, что заменено ныне воспрещением сношений на время до 20 дней. Право заключения под стражу принадлежит им по каждому делу, по которому может быть назначено тюремное заключение или наказание более строгое. До закона 1865 г. эта строгая мера предписывалась даже законом как безусловно обязательная до окончания следствия, но теперь она факультативна. На определения следователя могли быть приносимы жалобы, но право обжалования обвиняемому предоставлялось в несравненно меньшем объеме, чем прокуратуре и даже гражданскому истцу. Право контроля за действиями следователя принадлежит обвинительной камере.

1 В современном французском уголовном процессе вопрос об отводе следственных судей решается обвинительной камерой апелляционного суда и следственными палатами при трибуналах большой инстанции (самоотводы). См.: Быкова Е. Следственный судья во Франции //Российская юстиция. 1994. № 6. С.60; Ее же. Обвинительная камера- хранительница законности во Франции //Российская юстиция. 1994. № 11. - Прим. ред.

Всей своей структурой предварительное следствие, по французскому уставу, было рассчитано единственно на то, чтобы действие карательной власти государства было надлежащим образом обеспечено; следственный судья является как бы продолжением власти обвинительной, сосредоточенной в руках прокурорского надзора, который даже может самолично во многих случаях производить следствие со всеми его функциями, а именно не только в случаях явных преступлений (delits fla-grants), весьма широко понимаемых французским законодательством1 , но также, когда к содействию его обратится хозяин дома, в котором совершено преступление, независимо от времени его совершения. Вслед за прокурорским надзором поставлен гражданский истец как лицо, могущее помочь делу обвинения:

он может, хотя только письменно, возражать на ходатайства обвиняемого об освобождении из-под стражи; ему предоставлено было право жаловаться на определения следственного судьи в гораздо большем объеме, чем обвиняемому.

Что касается последнего, то французский устав 1808 г. смотрел на него только как на предмет исследования, а не как на сторону. Обвиняемый не только подлежал допросам и мог быть лишен свободы, но даже от него тщательно скрывалось все происходящее на предварительном следствии, так что никакого деятельного участия в ходе исследования он не принимал. "Законодатель, - говорит комиссия Леруайе 1879 г., - обеспечивает за ним право защиты лишь с момента, когда он появляется перед судьями по существу. До тех пор он не приглашается и не уполномочивается делать заявлений, могущих установить его невиновность; даже более, он не извещается во вес время исследования ни о существе висящего над ним обвинения, ни о доказательствах, на которых оно покоится". "Преследование, - говорит та же комиссия в другом месте, - вверяется соединенным силам прокурора республики и следственного судьи, из которых первый требует, второй определяет меры, могущие повести к раскрытию истины. Прокурорский надзор во всякое время может рассматривать акты производства; следственный судья вправе приступить ко всякого рода поверкам, освидетельствованиям через сведущих людей, выемкам и т. п., не извещая даже о том обвиняемого, так что при этих действиях последний не может присутствовать ни лично, ни через

1 К delit fragrant относятся: преступное деяние, совершающееся или только что совершившееся; случаи, когда на виновного указывает народная молва; случаи, когда при подозреваемом найдены орудия, инструменты или бумаги, заставляющие предполагать, что он виновник или участник преступления, если только это обнаружено вскоре после совершения последнего.

уполномоченного. Он остается в неведении, часто в заключении и, будучи более чем кто-либо другой заинтересован знать происходящее, остается в совершенной о том неизвестности. Правда, он подвергался первому допросу, на котором следственный судья сообщил ему о сущности лежащего на нем обвинения и приведенных в подкрепление его главнейших доказательств. Но доказательства эти могут ослабеть или усилиться, само обвинение может измениться, и все это происходит без ведома его. Он не знает даже имен свидетелей, его обвиняющих, и, поставленный в неизвестность об объеме обвинения, часто обнаруживает запирательство самого компрометирующего свойства. Он может просить, но не может требовать вызова и допроса лиц, которые доказали бы его невиновность. Он лишен возможности контролировать освидетельствования, производимые сведущими людьми, ни лично, ни через посредство выбранного им эксперта; акты предварительного производства сообщаются ему лишь по окончании следствия, т.е. когда уже чересчур поздно требовать какого-либо следственного действия, которое могло бы бросить новый свет на дело и которое, может быть, и не будет разрешено судом. Мало того, сами права, законом ему предоставленные, остаются ему неизвестными. Так, по делам о преступлениях ему не сообщается окончательное определение следственного судьи (о заключении следствия), ни об отсылке цела в суд, и никто не обязан поставить его в известность о дне рассмотрения его дела обвинительной камерой, в которую, однако, закон предоставляет ему право отправить свою письменную защиту. Словом, система французского устава 1808г. есть га же система ордонанса 1670г., лишь при несколько менее суровых формах".

Французское предварительное следствие соединяет в одних руках исследование и право постановлять необходимые при этом определения судебного свойства (о задержании обвиняемого, об обысках и т. п.) не только тогда, когда оно производится следственным судьей, но и тогда, когда оно, по исключению, вверяется иным чинам судебной полиции или даже прокуратуре. Префекты в самом полном объеме снабжены властью (расследовать преступления, проступки и нарушения, собирать (доказательства по ним и предавать виновных суду, уполномоченному на наказание их. Комиссары полиции, мэры и их помощники, полевые и лесные сторожа по делам о нарушениях, а последние и по делам о некоторых проступках составляют протоколы, из коих некоторые имеют безусловно обязательную силу судебного доказательства, допрашивают свидетелей, даже (по делам о проступках) своей властью задерживают обвиняемых, препровождая их вместе с протоколами к лицу, исполняющему обязанности публичного обвинителя. Прокуратура допрашивает, даже под присягой, свидетелей, делает обыски и выемки, производит экспертизу с участием приглашаемых ею сведущих людей, может постановлять о приводе и задержаний обвиняемого, составляя о всех своих действиях и принятых мерах протоколы, для которых, как для документов, могущих иметь судебную силу доказательства, установлены строгие формальности, как-то: подпись допрашиваемых лиц, присутствие понятых и т. п.

Права нормального органа исследования, следственного судьи, еще более широки. Независимо от допросов свидетелей и обвиняемого, производства обысков, выемок, экспертизы ему принадлежит право постановлять: а) определения о предварительном задержании и о подследственном освобождении за поручительством; меры эти дополняются правом следственного судьи, под контролем прокуратуры, запрещать задержанному обвиняемому сношения с кем бы то ни было из лиц посторонних на срок до 20 дней, которого ни в каком случае не знает английское предварительное исследование, где обвиняемому обеспечена обширная свобода сношений; б) определения о заключении следствия, распадающиеся на определения о направлении дела или в суд простой полиции, или в суд исправительной полиции, или же к прокурору республики, для направления его к генерал-прокурору апелляционного суда в видах внесения в обвинительную камеру. Все эти определения постановляются по выслушании заключения прокурора республики, должны отвечать известным требованиям закона в отношениях содержания и формы и постановлении их, сообщаются прокурору, гражданскому истцу и по обвиняемому; но обжалование в полном объеме окончательных определений следственного судьи обвинительной камере предоставляется только прокуратуре и гражданскому истцу, причем на последнего могут быть возложены и судебные издержки; что же касается обвиняемого, то он вправе обжаловать лишь определения о заключении его под стражу и представить в обвинительную камеру свою защитительную записку1 . Значит, обвиняемый не уведомляется заранее, как у нас, о намерении следователя заключить следствие и не может но обозрении дела ходатайствовать о дополнительных доказательствах2 . Это последнее право он по-

1 По У ПК 1958 г. обвиняемый вправе обжаловать в обвинительную камеру также решения следственного судьи о допуске гражданского истца (ст.87, 186), об отказе в проведении экспертизы или о привлечении дополнительных экспертов (ст. 156, 159, 167), об отказе вернуть изъятые предметы и т. д. - Прим. ред.

2 В целом такое стесненное положение обвиняемого в области доказывания во французском процессе сохраняется и сейчас. Исключение составляет его право заявлять ходатайства о производстве экспертизы и контрэкспертизы (ст.156 УПК 1958г.), а также о проведении медико-психолйгического освидетельствования (ст.81). Вместе с тем обвиняемым

лучает лишь тогда, когда дело перешло в суд, призванный к рассмотрению его по существу. При компетентности суда ассизного подсудимый после краткого допроса его председателем и по получении обвинительного акта может заявлять о вызове дополнительных свидетелей или экспертов; всякое такое заявление подлежит безусловному исполнению, если подсудимый предоставляет деньги на вызов свидетелей; но, помимо того, он может ходатайствовать о признании за ним права бедности, и тогда от усмотрения суда зависит вытребовать дополнительных указываемых им свидетелей и иные доказательства за счет казны. На этой стадии французское законодательство дает, таким образом, подсудимому обширную возможность представить на суд при помощи юридически образованного защитника упущенные предварительным исследованием доказательства. Подобные же права принадлежат подсудимым, дела которых направлены в суд простой или исправительной полиции. Юридическая критика не без основания замечает, однако, что это право, предоставляемое обвиняемому по окончании исследования, является запоздалым; доказательства, существовавшие во время предварительного исследования, могли значительно ослабеть, некоторые из них (например, поверка экспертизы, осмотры) стали невозможными, и к свидетелям, появляющимся впервые на следствии судебном, суд склонен относиться с недоверием.

Отметим еще, что по рассмотрении дела обвинительной камерой французский устав возлагает на нее безусловную обязанность постановлять о заключении под стражу всякого обвиняемого, дело которого направляется в суд ассизный; эти постановления носят техническое название оrdonnance de prise de corps1

Итак, сосредоточение в одних руках обязанности собирать доказательства но делу и права постановлять судебные определения, необходимые для исследования; письменный характер производства и канцелярская тайна, причем, главным образом, от обвиняемого скрываются обнаруживаемые исследованием данные; отсутствие права на так называемую формальную защиту; преобладающая роль обвинительных органов и обширные права судебной полиции, с которой солидарен судья и протоколам которой придается сила судебного доказательства, - таковы характерные черты предварительного следствия по французскому уставу 1808 г.

Для уяснения его со стороны практического применения необходимо иметь в виду те широкие полномочия, которые

1вправе лично или через защитника знакомиться с обвинительным заключением. - Прим. ред.

1 Постановление о заключении под стражу (фр.).

предоставлены прокуратуре как органу возбуждения уголовного преследования преимущественно законами позднейшими. Во Франции по всем без исключения делам, даже частным, органом уголовного обличения признается исключительно прокурорский надзор; лица потерпевшие могут принимать участие в уголовном процессе лишь в качестве гражданского истца. Прокуратура, сосредоточивая в своих руках жалобы, сообщения и иного рода заявления по всякого рода уголовным делам, пользуется (на основании закона 1863г.1 ) широким простором в направлении их. Получив протоколы от подчиненного ему органа судебной полиции (не исключая и следственного судьи, действующего по своему покину в случаях delits flagrants), прокурорский надзор может:

1) или оставить дело без всякого движения, если он не усматривает признаков преступления или доказательств, необходимых для возбуждения преследования, или даже не признает дело настолько важным чтобы оно заслуживало судебного преследования. Дело, оставляемое без преследования прокуратурой, не поступает к следователю2 , так что в этом упрощенном порядке заканчивается множество дел, которые у нас, например, требовали бы производства предварительного следствия и дальнейшей процедуры (ст.277 и 309 УУС); выигрыш времени и сил здесь огромный.

2) или прокурор, получив первоначальное заявление о преступном деянии, находит, что дело может быть направлено непосредственно в суд простой или исправительной полиции; в таком случае обвиняемый вызывается прямо к такому суду, который и приступает к слушанию дела, причем слушание его и постановление приговора, по возможности, оканчиваются в одно заседание, в котором публичный обвинитель и обвиняемый представляют имеющиеся у них доказательства; но обвиняемый может ходатайствовать об отсрочке разбирательства для вызова тех свидетелей, на которых он желает сослаться, и вообще для приготовления защиты; этот случай, развитый законом 1863 г. и судебной практикой, близко напоминает порядок нашего процесса у мировых судей и английский суммарный процесс, отличаясь, однако, от него Сосредоточением обвинения в руках правительственного органа, в рассматриваемых случаях прокуратура, если она найдет нужным, может также возложить на судебную полицию обязанность дополнить первоначальный материал;

1Закон от 20 мая 1902 о процедуре расследования явных преступлений.

2 ибо предварительное следствие начинается не иначе как по требованию прокуратуры; число же дел, . поступающих непосредственно к следственному судье, ничтожно.

3) или, наконец, по делам, подлежащим ведению судов ассизных, прокуратура обращается к следственному судье с предложением о производстве предварительного следствия. В предложении означаются вкратце: существо обвинения, место и время совершения преступления, обвиняемое лицо и доказательства, обнаруженные первоначальным исследованием. Следственный судья имеет право поручать производство отдельных следственных действий или таким же судьям другого округа, или иным членам судебной полиции (комиссарам полиции и мировым судьям); последнее поощряется судебной практикой. Форма письменных сношений при производстве следствий по возможности упрощена для сокращения непроизводительного труда: согласие прокуратуры с определениями следственного судьи выражается одной фразой: "Vu au parquet1 ; препровождение дела прокурору - надписью на последней бумаге производства: "Soit communique а М. 1е рrocureur"2 ; заключение прокурора о прекращении следствия ограничивается словами: "Linculpation nе раrait раs suffisamment etabli"3 , без указания обстоятельств дела и мотивов.

Лежащий на судебных органах предварительного следствия труд ограничивается, таким образом, почти исключительно лишь важнейшими и наиболее бесспорными обвинениями по делам о преступлениях, подлежащих ведению ассизных судов, да и в этих пределах им оказывает деятельную помощь судебная полиция, многочисленный состав которой дает возможность довольствоваться всего одним следственным судьей для целого округа4 . o

Еще в 1879г. вопросом о реформе предварительного производства во Франции была занята комиссия Леруайе. Она выработала обширный проект, состоявший из 214 статей и предлагавший: 1) отмену судебно-полицейской власти префектов департаментов; 2) предоставление защите и гражданскому истцу права указывать своих экспертов в дополнение экспертов прокуратуры; 3) изменение системы приказов о задержании:

действие приказа о задержании предполагалось ограничить пятидневным сроком, приказа об аресте- тридцатидневным, но с правом совещательной камеры на увеличение его; 4) восстановление совещательной камеры, но в значении лишь места разрешения жалоб на следственных судей; 5) предоставление обвиняемому права тотчас после первоначального допроса (который

1 Принято во внимание прокуратурой (фр.).

2 Для официального уведомления г-на прокурора (фр.).

3 Обвинение не представляется достаточно установленным (фр.).

4 В немногих округах Франции имеется более одного следственного судьи.

должен был иметь место не позже 24 часов с момента задержания и перед которым обвиняемый предупреждался, что он может воздержаться от всякого ответа) пригласить защитника и во всякое время сноситься с ним; однако следственному судье предоставлялось право запретить обвиняемому всякие сношения, даже с защитником, на срок до 10 дней, который мог быть удвоен совещательной камерой. Защитник мог присутствовать при всех следственных действиях, с разрешения следователя даже при допросах свидетелей.

Этот проект, в 1882 г. принятый Сенатом в двух чтениях, оставался по обширности его почти без всякого движения в палате депутатов. Сенатор Констанс сделал из него краткую выдержку, внесенную в Сенат и ставшую законом 8 декабря 1897 г. Им вводится право обвиняемого на защиту тотчас после первоначального допроса, который должен иметь место не позже 24 часов с момента задержания по приказу о приводе и немедленно по приказу об установлении тождества обвиняемого (mandat de comparation). При таком первоначальном допросе обвиняемый должен быть предупрежден, что он может не давать ответа, о чем должно быть упомянуто в протоколе. Защитник или приглашается самим обвиняемым, или, по просьбе его, назначается старшиной адвокатов из среды как адвокатов и адвокатов-стажеров, так и стряпчих. Следственный судья может воспретить обвиняемому сношения с посторонними лицами до 10 дней и увеличить этот срок до 20 дней, но такое воспрещение не распространяется на защитника. Допросы обвиняемого и очные ставки должны происходить в присутствии защитника, за исключением случаев, когда обвиняемый категорически от этого отказался. Защитник приглашается за 24 часа до этих действий. Но право слова предоставляется ему только с разрешения следственного судьи, хотя об отказе должно быть отмечено в протоколе.

Эти постановления при всей отрывочности и неполноте их представляют собой, однако, решительный шаг в изменении самого порядка предварительного производства, сообщая ему в значительной мере характер производства состязательного.

Далее


См. новый учебник в традициях И.Я. Фойницкого

См. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие во Франции. М., 1995.


 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz