§ 3. Основные положения уголовно-процессуального института реабилитации / Подопригора А.А. /Диссертация / уголовно-процессуальное право уголовное судопроизводство


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Подопригора А.А.
РЕАБИЛИТАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ.
Дисс. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2004.

оглавление | автореферат | письмо автору

 

Глава I. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ИНСТИТУТА РЕАБИЛИТАЦИИ

§ 3. Основные положения уголовно-процессуального института реабилитации

От понятия реабилитации следует отличать институт реабилитации. В этом качестве реабилитация должна представлять "объективно обособившуюся внутри одной отрасли или нескольких отраслей права совокупность взаимосвязанных юридических норм, объединенных общностью регулирования конкретного вида общественных отношений"97.

Названным признакам отвечают нормы, определяющие порядок восстановления невиновных в правах, честном имени, возмещения им причиненного вреда. Они имеют четко обозначенный предмет правового регулирования - отношения, вытекающие из факта причинения вреда в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, т.е. регулируют отношения по реабилитации.

Рассмотрим основные положения института реабилитации.

Основными положениями являются: 1) основания возникновения права на реабилитацию; 2) субъекты реабилитации; 3) содержание реабилитации; 4) процессуальный порядок реабилитации.

В ч. 2 ст. 133 УПК РФ указывается, что предпосылкой для реабилитации является установление факта необоснованного или незаконного уголовного преследования, применения принудительных мер медицинского характера. Данный факт должен найти подтверждение в решении о реабилитации. Это решение и образует правовое основание для восстановления пострадавшего в правах и возмещения причиненного ему вреда. Согласно части первой ст. 134 УПК РФ решение о реабилитации фиксируется в оправдательном приговоре, а также в определении или постановлении суда, в постановлении прокурора, следователя, дознавателя о прекращении уголовного преследования. Однако не все решения о прекращении уголовного преследования будут являться основанием для реабилитации.

Исходя из положения пункта 3 части второй ст.133, основанием возникновения права на реабилитацию у подозреваемого или обвиняемого будет являться прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 4-8 части первой ст. 27 УПК РФ. Такими основаниями являются:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

4) отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1-5, 9 и 10 части первой ст. 448 УПК РФ.

5) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

6) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

7) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

8) отказ надлежащего органа в даче согласия на возбуждение дела или на привлечение к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетом.

Некоторые авторы указывают на оскорбительность самого нахождения лица в подозрении, особенно в случаях, когда лицо не совершало преступление, но вынуждено испытывать душевные страдания в связи с выдвинутыми против него подозрениями98. Однако следует заметить, что институт подозреваемого имеется и в других странах. Так, например, в Германии подозрение делится на три вида: простое, то есть необходимое для возбуждения уголовного дела; достаточное, позволяющее возбудить публичное обвинение в суде; серьезное, мотивирующее арест обвиняемого99. Очевидно, что институт подозреваемого в уголовном процессе России необходимо сохранить, потому что он является одной из гарантий от незаконного привлечения лица в качестве обвиняемого, так как подозреваемый имеет право давать показания и предъявлять доказательства, свидетельствующие о его непричастности к совершению преступления.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым также является лицо, в отношении которого вынесен обвинительный акт. Основанием привлечения лица в качестве обвиняемого является наличие достаточных доказательств, свидетельствующих о совершении им преступного деяния, предусмотренного Уголовным кодексом. Однако данное лицо, согласно принципу презумпции невиновности, не считается виновным до тех пор, пока оно не будет признано таковым судом в установленном законом порядке.

Основания для возникновения права на реабилитацию у подсудимого, согласно пункту 1 и пункту 2 части второй статьи 133 УПК РФ, являются:

1) вынесение оправдательного приговора;

2) прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

Оправдательный приговор, в соответствии с частью 2 ст.302 УПК РФ, постановляется в случаях, если:

1) не установлено событие преступления;

2) подсудимый не причастен к совершению преступления;

3) в деянии подсудимого нет признаков преступления;

4) в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Согласно положению части восьмой статьи 302 УПК РФ, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1-3 части первой статьи 27 УПК РФ, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В этом случае суд также постановляет оправдательный приговор при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

Исходя из положения, указанного в части третьей статьи 302 УПК РФ, реабилитацию подсудимого в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, влечет за собой вынесение оправдательного приговора, которым подсудимый признается невиновным по любому из оснований, предусмотренных частью второй статьи 302 УПК РФ, перечень которых не включает в себя:

1) отсутствие заявления потерпевшего по делу частного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

2) отсутствие соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемых одного из лиц, пользующихся иммунитетом, которые указаны в пунктах 1-6 части первой статьи 448 УПК РФ.

Однако обнаружение этих обстоятельств в ходе судебного разбирательства также служит основанием вынесения оправдательного приговора, если суд не прекратил уголовное дело в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 254 УПК РФ, а довел судебное заседание по уголовному делу до разрешения его по существу, руководствуясь положением части восьмой статьи 302 УПК РФ.

Вынесение оправдательного приговора судом, с учетом требований части восьмой статьи 302 УПК РФ, возможно и при наличии обстоятельств, указанных в пункте 2 части первой статьи 27, где указывается на прекращение уголовного преследования при прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1-6 части первой статьи 24, в перечень которых входят и не реабилитирующие основания. В данном случае законодателем допущена неточность, так как вынесение оправдательного приговора ввиду истечения сроков давности или смерти лица, привлеченного к уголовной ответственности, является невозможным. В свою очередь, и право на реабилитацию в данном случае возникать не должно. Ошибочным данное обстоятельство представляется и потому, что в пункте 1 статьи 254 сказано, что в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3-6 части первой статьи 24 и пунктах 3-7 части первой статьи 27, суд прекращает уголовное дело в судебном заседании. Остается тогда не понятным, почему, согласно части восьмой статьи 302 УПК РФ, суд должен продолжать рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пункте 3 части первой статьи 24 и пункте 3 части первой статьи 27, будут обнаружены в ходе судебного разбирательства, тогда, когда пункт 1 статьи 254 предписывает в данном случае суду принять решение о прекращении уголовного дела. В данном случае усматривается противоречие. Суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, согласно пункту 1 статьи 254, и в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 4-6 части первой статьи 24 УПК РФ.

В связи с вышесказанным предлагаем внести изменения в часть восьмую статьи 302 УПК РФ, указав, что "если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1 и 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В случаях, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, суд постановляет оправдательный приговор, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части первой статьи 24 и пунктом 3 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, - обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания". В остальных случаях суд прекращает уголовное дело на основании положения ст. 254 УПК РФ.

Теперь рассмотрим второе основание для возникновения права на реабилитацию у подсудимого. Государственный обвинитель отказывается от обвинения, согласно ч. 7 ст. 246 УПК РФ, в случае, если в ходе судебного разбирательства придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, изложив при этом суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

Наряду с вышесказанным, характерно, что пересмотр определения или постановления судьи о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения не допускается, за исключением случаев, когда установлены новые или вновь открывшиеся обстоятельства (ч. 9 ст. 246 УПК РФ).

Основанием для возникновения права на реабилитацию у осужденного, согласно пункту 4 части второй ст.133 УПК РФ, является полная или частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27. Осужденный, в отношении которого полностью или частично отменен вступивший в законную силу приговор суда, признается подлежащим реабилитации, если обвинительный приговор отменен с прекращением производства по делу в любой вышестоящей инстанции при пересмотре дела в апелляционном, кассационном, надзорном порядке либо по вновь открывшимся обстоятельствам. Основания прекращения следующие: 1) в связи с непричастностью в совершении преступления; 2) за отсутствием события преступления; 3) за отсутствием в деянии состава преступления; 5) за отсутствием заявления потерпевшего или его представителя по делам частного или частно-публичного обвинения; 6) за отсутствием соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетом. В случае частичной отмены приговора суда, вступившего в законную силу, лицо наделяется правом на частичную реабилитацию100.

Однако пункт 2 части первой статьи 27 УПК РФ, указывая на основания прекращения уголовного дела предусмотренные пунктами 1-6 части первой ст. 24 УПК РФ затрагивает и нереабилитирующие основания. Поэтому предлагаем изменить положение пункта 4 части второй ст. 133 УПК РФ, установив, что право на реабилитацию имеет "осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой ст. 27 настоящего Кодекса".

Право на реабилитацию имеют и лица, к которым были применены принудительные меры медицинского характера, в порядке, предусмотренном главой 51 УПК РФ. Основанием для возникновения права на реабилитацию у этих лиц является отмена незаконного постановления суда о применении данной меры. Отмена постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера может иметь место по любым реабилитирующим основаниям в кассационном, надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Дискуссионным является вопрос о правовом статусе лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера. Некоторые авторы полагают, что такое лицо не является субъектом процессуальных отношений, так как не обладает правами, позволяющими ему участвовать в правоотношениях с другими субъектами уголовного судопроизводства, например, с должностными лицами101. Другие авторы, напротив, считают такое лицо полноправным участником процесса102. По данному поводу необходимо отметить, что ранее согласно УПК РСФСР допускалось проведение следственных действий с лицом, совершившим общественно опасное деяние (ч. 4 ст. 404 УПК РСФСР), а это значит, что оно имело процессуальный статус. Однако кроме признания возможности участия душевнобольного в уголовно-процессуальной деятельности, закон не содержал никаких других указаний. В УПК РФ исключено всякое упоминание о возможности проведения следователем или судом каких-либо действий с лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, за исключением судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (ст. 203 УПК РФ) и перевода указанного лица в психиатрический стационар, если к нему в качестве меры пресечения было применено содержание под стражей (ст. 435 УПК РФ). Думается, что это гуманный шаг в отношении лица, страдающего психическим заболеванием, потому что такое заболевание свидетельствует о серьезном расстройстве здоровья человека и государство проявляет о нем заботу.

Рассмотрим теперь вопросы, касающиеся субъектов реабилитации.

Субъектами реабилитации являются незаконно или необоснованно подвергнутые уголовному преследованию и претерпевшие связанные с ним лишения или ограничения, не зависимо от того, на каком этапе производства по уголовному делу был установлен факт незаконности или необоснованности такого преследования. По действующему УПК такими лицами являются незаконно или необоснованно привлеченные к уголовной ответственности в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, а также те, к кому незаконно или необоснованно были применены принудительные меры медицинского характера.

В части 3 ст.133 УПК РФ указываются и лица незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Полагаем, что в данном случае законодатель говорит о наличии у лиц, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения, только лишь права на возмещение вреда. Наряду с этим некоторыми учеными высказывается суждение о том, что данным положением законодатель наделяет рассматриваемых лиц правом на реабилитацию, и тем самым включает их в состав субъектов реабилитации. Такое высказывание, например, мы видим в одном из комментариев к рассматриваемой статье, где говориться: "К лицам, подлежащим реабилитации, уголовно-процессуальный закон относит также любого, кто был незаконно подвергнут мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Перечень мер процессуального принуждения содержится в главах 12-14 УПК РФ. К ним относятся: 1) задержание и содержание под стражей в качестве подозреваемого; 2) меры пресечения (подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним, залог, домашний арест, заключение под стражу); 3) иные меры (обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество)"103.

Такая позиция нам представляется неверной потому, что она противоречит как самому понятию реабилитации, так и понятию лица, подлежащего реабилитации, т.е. реабилитируемого. Как уже указывалось ранее, первостепенным признаком реабилитации в уголовном процессе является признание невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, что является ее неотъемлемой частью, и, более того, ее первоначальным моментом. В свою очередь, реабилитируемым является лицо, находящееся в процессе реабилитации, т.е. уже признанное незаконно или необоснованно подвергнутым уголовному преследованию (см. §1 диссертации). Правом же на возмещение вреда, согласно части 3 ст. 133 УПК РФ, обладает любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения, в том числе и те, чья невиновность не была установлена и признана в соответствующем уголовно-процессуальном порядке.

При таком положении вещей вырисовывается необходимость четкого определения понятия субъекта реабилитации. В своей работе М.И. Пастухов указывает, что: "…субъектами реабилитации являются лица, которые привлечены к уголовной ответственности без достаточных оснований, которым в связи с производством по уголовному делу причинен вред и которые в установленном порядке признаны невиновными в совершении преступления"104.

Видимо, следует согласиться с такой формулировкой, т.к., действительно, субъектами права на уголовно-процессуальную реабилитацию могут являться только те лица, в отношении которых была признана незаконность или необоснованность привлечения к уголовной ответственности, а также невиновность в совершении преступления, будь то оправдательный приговор, либо постановление о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Следовательно, только лишь установление факта незаконного применения мер процессуального принуждения в отношении какого-либо участника уголовного процесса не позволяет включать его в состав субъектов уголовно-процессуальной реабилитации. Данные лица являются только лишь субъектами права на возмещение вреда, явившегося следствием незаконного применения этих мер, которое не следует равнять с правом на реабилитацию. Разрешение вопросов, связанных с возмещением вреда, в данном случае не связано с процессом реабилитации. Право же на возмещение вреда в порядке уголовно-процессуальной реабилитации, причиненного в части незаконного применения мер процессуального принуждения, возникает только при наличии основного условия, которым является установление факта незаконного или необоснованного уголовного преследования, или осуждения.

Что касается содержательной части реабилитации, то здесь необходимо сказать, что она должна представлять собой некую совокупность действий, направленных на восстановление нарушенных прав гражданина и компенсацию вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, при условии, что реабилитируемым будет заявлено желание воспользоваться своим правом на такую компенсацию.

На основании норм, содержащихся в УПК РФ, можно выделить три вида вреда, причиняемого гражданину в сфере уголовного судопроизводства незаконным или необоснованным уголовным преследованием:

1) имущественный вред (убытки), который выражается в утрате или повреждении имущества, уменьшении возможности использовать его в соответствии с назначением либо в получении доходов, которые гражданин получил бы, не будь он привлечен к уголовной ответственности;

2) вред моральный, под которым следует понимать урон, наносимый положительной общественной оценке моральных качеств гражданина, имя которого связывается с совершением преступления.

3) иной вред, под которым понимается лишение гражданина определенных прав или ограничение в них.

Отсюда определяются три группы уголовно-процессуальных реабилитирующих мер:

1) направленные на возмещение имущественного вреда;

2) направленные на восстановление доброго, честного имени;

3) направленные на восстановление прав и свобод, в том числе трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав.

Меры, которые направлены на возмещение имущественного вреда, призваны компенсировать материальные потери, наступившие для гражданина в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием. Речь идет о возмещении вреда, который поддается денежной оценке.

Привлечение к уголовной ответственности и осуждение ставят под сомнение добропорядочность и честь гражданина, подрывает его авторитет, порочит репутацию. В некоторых случаях он лишается свободы, отрывается от семьи. Задержание, арест, обвинение в совершении преступления, а тем более осуждение приводят к длительным душевным переживаниям, вызывают отчаяние, физические лишения, иногда приводят к нервным и другим заболеваниям.

"Моральный вред есть претерпевание нравственных страданий, унижения, стеснения свободы личности"105. По мнению Б.Т. Безлепкина, единственной формой реального возмещения морального вреда является восстановление объективно существующей моральной ценности - чести. Сделать это можно путем "опровержения не соответствующих действительности порочащих гражданина данных, вытекающих из уголовного дела"106.

По требованию гражданина меры по его реабилитации в части возмещения морального вреда обязаны принять органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, в случае наличия оснований возникновения права на реабилитацию перечисленных в ст.133 УПК РФ, если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитируемого, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации. Также, по требованию реабилитируемого, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников, суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

В последнее время существует ряд вопросов, связанных с возмещением морального вреда в денежной форме. Новым уголовно-процессуальным законодательством определено, что иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 136 УПК РФ).

Одним из положений института реабилитации в уголовном судопроизводстве является процессуальный порядок производства. Он закреплен в главе 18 УПК РФ.

Важным элементом процедуры реабилитации является признание права на реабилитацию. Вопрос о праве на реабилитацию решается судом, прокурором, следователем или дознавателем в зависимости от того, кто принял соответствующее решение (ч. 1 ст. 134 УПК РФ).

На досудебном производстве ч. 2 ст. 212 УПК РФ требует принятия мер по реабилитации лица только в случаях прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, отсутствием в деянии состава преступления и непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). Эта норма не согласуется с положениями ст. 134, предписывающими признавать право на реабилитацию и направлять извещение об этом реабилитированному при прекращении в отношении него уголовного преследования по любому из оснований, указанных в п. 3 ч. 2 ст. 133, а не только по п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 14. 1 ст. 27 УПК РФ.

Таким образом, прокурор, следователь и дознаватель должны признавать право лица на реабилитацию также в случаях прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования: а) за отсутствием заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; б) отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1,3 - 5,9 и 10 ч.1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствием согласия соответствующих органов государственной власти на возбуждение уголовного дела, или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ; в) при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении дела по тому же обвинению; г) при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; д) при отказе Государственной Думы в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказе Совета Федерации в лишении неприкосновенности этого лица.

Отсутствие обязанности соответствующих должностных лиц принимать меры по реабилитации лица в указанных случаях способно существенно затруднить для реабилитированного восстановление нарушенных неправомерным уголовным преследованием прав и законных интересов107.

Суд в резолютивной части оправдательного приговора или определения, а судья в резолютивной части оправдательного приговора или постановления должны отдельным пунктом указать, что за оправданным признается право на реабилитацию. Соответственно, лица осуществляющие уголовное преследование, признают право подозреваемого или обвиняемого на реабилитацию в своих постановлениях о прекращении производства по делу. Данные лица обязаны направить реабилитируемому извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного привлечением к уголовной ответственности.

Более подробно порядок возмещения вреда, связанного с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, будет рассмотрен в третьем параграфе второй главы диссертационного исследования.

Далее


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz