Калиновский К.Б. Концепция уголовно-процессуальных действий в неотложной ситуации и проблемы ее реализации в УПК РФ


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Калиновский К.Б.
Концепция уголовно-процессуальных действий в неотложной ситуации и проблемы ее реализации в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации
// Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Междунар. науч.-практ. Конф., г. Екатеринбург, 27-28 янв. 2005 г.: В 2 ч. - Екатеринбург, 2005. Ч. 1. С. 387-393.

Внезапное обнаружение общественно-опасных деяний вынуждает органы уголовного преследования незамедлительно принимать меры по их пресечению, закреплению доказательств, задержанию виновных, преодолению незаконного противодействия заинтересованных лиц. Производство процессуальных действий в условиях неотложной ситуации обладает существенными особенностями, которые на сегодняшний день недостаточно изучены в теории (1) и противоречиво реализованы в российском уголовно-процессуальном законодательстве. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК) во многих статьях упоминает об условиях неотложности (ст. 157, 152, 165 и др.), придавая этому термину неоднозначный смысл (2).

Представляется, что производство различных процессуальных действий в неотложной ситуации характеризуется несколькими общими закономерностями, позволяющими обосновать необходимость их взаимосвязанного исследования.

Под неотложной ситуацией принято понимать внезапное возникновение таких обстоятельств, которые явно указывают на признаки преступления и дают основания полагать, что промедление с совершением принудительных процессуальных действий может реально повлечь: а) утрату следов преступления, б) сокрытие лиц, его совершивших, в) утрату возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением. Неотложная ситуация характеризуется тем, что органам публичного уголовного преследования необходимо незамедлительно принимать процессуальные решения и осуществлять процессуальные действия в условиях дефицита информации. Из этого вытекает ряд типичных признаков неотложных процессуальных действий, которые производятся:

  • по нормам УПК;
  • органами предварительного расследования на начальном его этапе;
  • с возможностью применения мер процессуального принуждения;
  • в срочном порядке. Неотложные действия должны начинаться немедленно и продолжаться ограниченное время;
  • без предварительного разрешения прокурора, суда или каких либо других инстанций;
  • с обязательной возможностью последующей проверки законности и обоснованности путем прокурорского надзора или судебного контроля;
  • на основании вероятных данных, предположений, а также сведений, которые еще не легализованы в качестве уголовно-процессуальных доказательств;
  • в превентивных целях - предупредить утрату доказательственной информации, сокрытие предполагаемого преступника и имущества, подлежащего взысканию;
  • с неизбежным ограничением некоторых прав граждан и участников уголовного процесса. Вместе с тем ряд конституционных прав не подлежит ограничению даже в условиях неотложности (например, права на тайну переговоров и переписки);
  • на основе императивного метода правового регулирования;
  • в розыскной (инквизиционной) процедуре, а не по правилам состязательного процесса. Другими словами, принцип состязательности (ст. 15 УПК) в условиях неотложной ситуации либо вообще не действует, либо действует в очень ограниченных пределах.

Последний признак представляется одним из наиболее общих и существенных. Орган уголовного преследования здесь выступает не в качестве стороны обвинения, а в роли субъекта, ведущего официальное производство по делу. В его руках сосредотачиваются элементы функций а) обвинения; б) юстиции в виде рассмотрения и разрешения дела (собирание судебных доказательств, принятие окончательных решений, влекущих прекращение уголовного дела и т. д.); в) защиты в виде обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого - ч. 1 ст. 11 УПК. Все это образует единую функцию расследования (розыска) - определяющую одноименный тип уголовного процесса (3). Выполняя неотложные процессуальные действия, орган расследования обязан быть объективным. Он должен принять меры по собиранию любых доказательств, как обвинительных, так и защитительных. В условиях неотложной ситуации бывает неясно - какое значение будет иметь зафиксированное доказательство: обвинительное или оправдательное.

Рассмотренные общие признаки неотложных процессуальных действий позволяют проанализировать проблемы их правового регулирования по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству. Обозначим некоторые основные проблемы по следующим направлениям.

1. Возбуждение уголовного дела в условиях неотложности и получение согласия прокурора на это (ст. 146 УПК). Предварительное возбуждение уголовного дела является необходимым юридическим условием для применения мер уголовно-процессуального принуждения (т.к. органы уголовного преследования должны располагать достаточными данными, указывающими на признаки преступления, т.е. установить основание для возбуждения дела). Однако обязательное получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения противоречит концепции неотложной ситуации. Неотложные процессуальные действия должны осуществляться немедленно и без всякой санкции. По этой причине часть 4 ст. 146 УПК допускает при возбуждении уголовного дела капитанами судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения обычных органов дознания, главами дипломатических представительств расследование (производство принудительных процессуальных действий) без согласия прокурора. Прокурор уведомляется об этом с помощью средств связи. Когда неотложная ситуация отпадает (появляется реальная возможность) уголовное дело направляется прокурору для получения его согласия на возбуждение дела.

Представляется, что указанные правила должны применяться не только для капитанов и руководителей зимовок, но и для других органов дознания, и для следователей в неотложных ситуациях. Когда производство принудительных процессуальных действий не терпит отлагательства следователь (дознаватель) вправе ограничить даже конституционные права граждан с последующим уведомлением судьи и прокурора (ч. 5 ст. 165 УПК). В соответствие с этой статьей неотложные меры принуждения применяются без предварительного согласия прокурора на их применение. Согласие прокурора на возбуждение дела в неотложных следственных ситуациях будет означать и согласие на применение мер принуждения. Из конкуренции норм ч. 5 ст. 165 и ст. 146 могут следовать только два вывода. Или неотложные меры принуждения применяются вообще до возбуждения дела (тогда эта стадия теряет смысл и свое значение), или дело считается возбужденным до получения согласия прокурора.

Однако руководство Генеральной прокуратуры такие предложения признает деструктивными, так как согласие прокурора на возбуждение дела "выступает в качестве эффективного инструмента антикоррупционной направленности, препятствующего возбуждению уголовных дел в неправовых целях" (4). В этой связи любопытным представляется вопрос о "конструктивности" встречного предложения: снабдить каждое судно, зимовку и дипломатическое представительство отдельным прокурором для того, чтобы он незамедлительно давал согласие на возбуждение всех уголовных дел, а рассматриваемую норму в ч. 4 ст. 146 УПК вообще упразднить.

Специалистами предлагается иное решение проблемы: материалы доследственной проверки находятся в том месте, где и прокурор (оформляются дежурным органа внутренних дел, который получает письменное согласие прокурора на возбуждение дела и сообщает об этом следователю), а следователь ведет расследование в отдаленном месте, не имея на руках материалов уголовного дела (5). Однако эта процессуальная схема не полностью согласуется с требованиями УПК, например, о вручении задержанному подозреваемому копии постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела.

2. Регламентация факультативной формы предварительного расследования в виде производства органом дознания неотложных следственных действий по делу, подследственному следователю (ст. 157 УПК). Процессуальный закон слишком узко ограничивает содержание данной формы расследования неотложными следственными действиями, предназначенными для незамедлительного обнаружения, закрепления, изъятия и исследования доказательств (ч. 1 ст. 157 и п. 19 ст. 5). Вместе с тем орган дознания должен иметь дополнительное право осуществить: а) неотложные меры процессуального принуждения (задержание подозреваемого - ст. 91, 92, избрание и применение меры пресечения - ст. 100, наложение ареста на имущество - ст. 115, ч. 5 ст. 165, обязательство о явке - ст. 112, привод - ст. 113); б) процессуальные действия по собиранию и проверке доказательств, не относящиеся к категории следственных: истребование и принятие представленных предметов и документов, справок, актов ревизий, инвентаризаций и др.; в) действия непроцессуального характера (административные и оперативно-розыскные), например, доставление, охрана места происшествия, опрос граждан.

Кроме того, буквальный смысл ч. 1 ст. 157 УПК допускает выполнение неотложных следственных действий "при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно", то есть не по делам, отнесенным к подследственности дознания. Такое ограничение представляется неоправданным.

Компетенция органа дознания нормативно не ограничивается каким-либо перечнем следственных действий, как это было по ст. 119 УПК РСФСР 1960 г. Однако общие признаки неотложных процессуальных действий достаточно четко очерчивают их круг. Так, не относятся к ним действия, связанные с принятием основных решений по делу и производимые лишь после привлечения лица в качестве обвиняемого (вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, предъявление обвинения, допрос обвиняемого; возбуждение ходатайства о наложении денежного взыскания; составление обвинительного заключения, ознакомление с оконченными материалами дела; "исключительно" проверочные следственные действия - следственный эксперимент и проверку показаний на месте; прекращение уголовного дела (кроме как по п. 1, 3 и 4 ст. 24), приостановление уголовного дела).

3. Производство принудительных следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, без судебного решения с последующим уведомлением прокурора и суда (ч. 5 ст. 165 УПК). Кроме действий, прямо указанных в ч. 5 ст. 165 УПК (осмотра жилища без согласия проживающих в нем лиц, обыска и выемки в жилище, личного обыска), на наш взгляд, без судебного решения может быть проведено наложение ареста на имущество (ст. 115). При этом следователь (в отличие от судьи, действующего в порядке ч. 2 - 4 ст. 165) может принимать решения о неотложном проведении указанных процессуальных действий не только на основе доказательств, но и иных данных, в том числе материалов доследственной проверки, результатов непосредственного восприятия им обстоятельств (например, факта отказа проживающих лиц впустить его в жилище для проведения обыска или осмотра, угрозы утраты следов преступления и т.д.).

4. Применение мер процессуального принуждения в неотложной ситуации: задержания подозреваемого и обвиняемого (ст. 91-92, ч. 3 ст. 210 УПК); меры пресечения в отношении подозреваемого (ст. 100 УПК); меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении скрывшегося обвиняемого (ч. 4-5 ст. 108 УПК); восстановление в УПК привода без предварительного вызова (ст. 113 УПК).

Насущные проблемы задержания подозреваемого также связаны с громоздкой процедурой возбуждения уголовного дела с согласия прокурора. Кроме того, УПК в ред. от 8 декабря 2003 г. предусматривает возможность задержания осужденного, злостно уклоняющегося от исполнения уголовного наказания, не связанного с лишением свободы, до рассмотрения вопроса о замене данного вида наказания более строгим (п. 18 ст. 397). Срок такого задержания определяется судом до 30 суток. Длительный срок действия этой меры принуждения и предварительное решение суда теоретически означают, что это не есть неотложное задержание. Данная мера принуждения является, по существу, мерой пресечения в виде содержания под стражей в целях обеспечения исполнения приговора. Для обеспечения тридцатисуточного заключения органы внутренних дел вправе задержать осужденного на срок до 48 часов, однако это задержание регламентируется Уголовно-исполнительным кодексом РФ (ч. 2 ст. 30; ч. 4 ст. 32). В тексте закона нежелательно смешивать разные понятия задержания и меры пресечения.

В действующем законодательстве с концепцией неотложной ситуации не согласуются: а) увеличение до 30 суток срока для предъявления обвинения лицу, в отношении которого избрана мера пресечения в порядке ст. 100 УПК; б) жесткий запрет заочного избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении скрывшегося обвиняемого.

5. Общие правила производства следственных действий в условиях неотложности предусматривают их производство: а) до возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146, ч. 2 ст. 176 УПК); б) в ночное время (ч. 3 ст. 164 УПК); в) заочно - без участия некоторых лиц (понятых, владельца обыскиваемого помещения и др.); г) на основании вероятных данных. Указанные общие правила применяются в однообразных условиях неотложности и поэтому должны, на наш взгляд, иметь единое нормативное закрепление.

6. Отсутствие неотложной ситуации как условие для передачи уголовного дела (материала проверки) по подследственности или подсудности и для приостановления предварительного расследования (ч. 5 ст. 152, ч. 5 ст. 208 УПК). Неполнота законодательной регламентации здесь связана с тем, что перед передачей дела по подследственности или приостановлением производства необходимо выполнить не только неотложные следственные, но и иные неотложные процессуальные действия.

В заключении отметим, что производство неотложных процессуальных действий является одним из общих условий предварительного расследования, которое должно быть закреплено в одной или нескольких статьях главы 21 УПК.

Сноски и примечания:
  1. Большинство монографических исследований концепции неотложной ситуации проводилось в условиях действия УПК РСФСР 1960 г. См.: Кузьменко Н.К. Систематизация неотложных следственных действий при раскрытии и расследований преступлений. Киев, 1981; Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань, 1967; Сигалов Л.Е. Теория и практика неотложных следственных действий: дисс. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1969; Соловьев А.Б. Следственные действия на первоначальном этапе расследования. М., 1995.
  2. Так, УПК (п. 19 ст. 5) неотложные следственные действия определяет как те, которые осуществляются лишь органом дознания в порядке, предусмотренном ст. 157 УПК. Однако в ч. 5 ст. 152 предусматривается право следователя и дознавателя проводить неотложные следственные действия.
  3. См.: Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб., 2001. С. 111 и сл.
  4. Коротков А.П., Тимофеев А.В. Практика прокурорского надзора при применении некоторых положений нового УПК РФ // Прокурорская и следственная практика. 2004. № 1-2.
  5. См. там же.

 




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz