Смирнов Калиновский Учебник по уголовному процессу 6-е издание М.: Норма, 2015.


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Уголовный процесс: учебник / А.В.Смирнов, К.Б.Калиновский; под общ. ред. А.В.Смирнова. Вступит. статья В.Д.Зорькина. 6-е изд., перераб. М.: Норма: ИНФРА-М, 2015. 736 с. (Гриф УМО)

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд. | 7-e изд.


* на сайте представлены фрагмены из предыдущих изданий учебников.

Настоящий учебник представляет собой полное научное изложение курса российского уголовно-процессуального права в его исторической и идейной связи с мировыми процессуальными доктринами. Впервые в учебной юридической литературе здесь приводится развернутая классификация всех известных типов и видов уголовного судопроизводства, взятых в их историческом развитии. Вместе с тем авторы стремились уйти от описательной подачи материала. Лейтмотивом всей книги является идея состязательности процесса, которая служит не только юридическим, но и нравственным критерием оценки процессуальных институтов, равно как и практики их применения.

Отличительная особенность этого учебника – максимальное использование всех (как опубликованных, так и не опубликованных) правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам уголовного судопроизводства, руководствуясь которыми авторы анализируют теоретические и практические проблемы.

При подготовке нынешнего, шестого издания учтены также изменения в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве (по состоянию на 1 января 2015 г.).

Учебник предназначен для студентов юридических факультетов высших учебных заведений (направления 030900 по образовательным программам: 030500.62 – Юриспруденция, степень (квалификация) – «бакалавр юриспруденции»; 030500.68 – Юриспруденция, степень (квалификация) – «магистр юриспруденции», 030501.65 – Юриспруденция, квалификация специалиста «юрист»), аспирантов научной специальности 12.00.09, а также всех тех, кто намерен всерьез изучить уголовно-процессуальное право.

Допущено Учебно-методическим объединением по юридическому образованию вузов Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности и направлению подготовки «Юриспруденция»

Читать или скачать четвертое издание учебника в формате pdf можно по ссылке http://kalinovsky-k.narod.ru/p/upp/smirnov_kalinovsky_2008.pdf


Рецензенты:

Л.В. Головко, д.ю.н., проф., и.о. заведующего кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора МГУ имени М.В.Ломоносова;

Л.Н.Масленникова, д.ю.н., проф., профессор кафедры уголовно-процессуального права Московской государственной юридической академии имени О.Е.Кутафина;

И.Б. Михайловская - д.ю.н., проф., зав. сектором проблем правосудия Института государства и права РАН, Заслуженный юрист РФ;

В.С. Шадрин - д.ю.н., проф., заведующий кафедрой  уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, Заслуженный юрист РФ


Авторский коллектив:

А.В. Смирнов, д.ю.н., профессор, действительный государственный советник юстиции РФ III класса, советник Конституционного Суда РФ, Заслуженный юрист РФ.

К.Б. Калиновский, к.ю.н., доцент, ведущий советник Управления конституционных основ уголовной юстиции Секретариата Конституционного Суда РФ, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российской академии правосудия.

Авторство:

А.В. Смирнов - общая редакция, введение, гл. 1-7, 9, 11, 19-36

К.Б. Калиновский - гл. 8, 10, 12, 13, 15-17, 18

А.В. Смирнов и К. Б. Калиновский в соавторстве - §1 гл. 10, §2 гл. 12, § 1 гл.13, гл. 14, §1 гл. 15, § 2 гл. 17, § 4 гл. 23.

 

ISBN 978-5-91768-570-0 (Норма)
ISBN 978-5-16-010507-9

ББК 67.629.3я7
УДК 343.13(075)

 

Вступительная статья

Знаменитый французский историк, социолог и политический деятель А. де Токвиль был убежден, что «политические законы окончательно закрепляются лишь благодаря уголовному правосудию. Если же оно не служит укреплению политического устройства общества, это последнее рано или поздно разрушается»1. Не умаляя важности реформ в других отраслях права, каждая из которых по-своему также уникальная и незаменима, следует признать, что без проявления особого внимания к преобразованиям в сфере уголовного права и процесса чрезвычайно трудно преодолеть инерцию, сдерживающую формирование правового государства, верховенство права в жизни общества, защиту прав человека и становление подлинно независимой и эффективной судебной власти. Значение происходящих здесь изменений далеко уклоняется от смысла простого юридико-техникого акта. Речь идет о прикосновении к самому сердцу гражданского общества, ибо, как предупреждал Шарль де Монтескье, «если не ограждена невиновность граждан, то не ограждена и свобода»2. История учит, что уголовное правосудие может быть и весами справедливости, и острейшим оружием в политической борьбе. В руках злодея или невежды оно — подлинный ящик Пандоры и, напротив, залог общественного блага, если доверено мудрым. Вот почему знание «золотого сечения» уголовно-процессуального права, его правильного устройства и подобающего места в человеческом обществе — не просто часть юридического образования, но важный элемент правосознания, служащего целям устойчивого развития. Ведь именно на процедурах держатся и демократия, и право.

Абсолютное большинство людей полагают, что право — это узы законов, сочиненных законодателями ради удобства управления и спокойствия граждан. Однако подобно тому, как стрелки часов не движут вперед время, так и законы не создают права — они лишь отсчитывают его естественный ход. В сущности, право — это справедливость, возведенная в закон. Но если право есть справедливость, то правосудие, защищающее право, есть справедливость вдвойне. Не случайно в международном праве синонимом правосудия нередко служит «справедливое судопроизводство». Меня могут спросить: отчего же тогда большую часть законов Ч. Беккариа — один из самых знаменитых юристов в истории — называл «податью, взимаемой со всех в пользу немногих»?3 Дело в том, что всеобщее равноправие — эта основа основ права и справедливости — не манна небесная, а роскошь, которую человечеству приходилось покупать потом и кровью рабов, крепостных, пролетариев. Но не только. Оно никогда бы не состоялось без гения тех, кто имел счастье пользоваться «податью», плодами трудов философов и полководцев, мореплавателей и ученых, политиков и поэтов. Глотками равенства и справедливости право поначалу могло утолить лишь немногих, однако и родник не сразу становится Волгой, но вода в нем холодней и чище. Равноправие изначально было привилегией общественной элиты (и король был «первым среди равных»), но постепенно, под грузом растущих перед обществом проблем, политический класс вынужден был все шире открывать врата социального Олимпа, и вот, наконец, вместе с третьим сословием, на знаменах которого было начертано: «Свобода, Равенство, Братство», в них хлынуло право для всех.

Рассказывают, что государь Николай I однажды призвал к себе мастеров строить мосты и предложил им некий проект. Но они, посмотрев его, отказались, заявив: «Воля ваша, государь, но так мосты не строят! » Мастера были грамотными людьми и знали, каким должен быть мост. Николай Павлович потом ставил их в пример некоторым юристам, которые, пренебрегая основами правовой науки, порой не ведают, что правильно, а что нет, и готовы писать проекты законов по принципу «чего изволите». Но как нам извлечь право из бурного жизненного потока? Существует ли ориентир для создания легитимных законов, содержащих натуральное, истинное право? Да, существует, это принципы права, его основные, руководящие начала. Они — те первокирпичики, из которых строится «здание» права, в том числе и «каркас» справедливого судопроиз_ водства. Значит, его изучение следует начинать именно с этих первооснов. Многие из них — такие, как принципы равенства сторон, непосредственности, устности — были известны еще древности, другие (публичность, гласность, независимость суда, презумпция невиновности, уважение прав и законных интересов личности) только набирают свою полную силу.

Мир в XXI в. стал существенно иным. Ориентиром развития общества стало гарантирование основных прав человека. На этой основе посредством международного права происходят сближение и унификация судопроизводства цивилизованных государств. Однако глобализация экономического, политического и правового пространства, невиданная ранее интенсивность деловых и гуманитарных контактов между людьми разных стран больше не позволяют считаться квалифицированным юристом тому, кто замыкается в узкой скорлупе национального законодательства. Знание прав и свобод человека, основных мировых юридических и судебных систем, их специфики и общности, а также закономерностей развития становится важным элементом полноценного юридического образования.

Вместе с тем права и свободы человека не являются уделом одного лишь глобального международного права. Конституция государства — это та национальная правовая ойкумена, в которой, словно мир в капле воды, отражается вся правовая культура, выработанная за историю человечества. Для российского уголовного судопроизводства Конституция — непосредственный источник права. Знаменательный факт — почти все процессуальные принципы закреплены в ней в качестве конституционных начал. Более того, права и свободы человека, действующие в судебной сфере, в тексте Конституции Российской Федерации наиболее разработаны и конкретизированы. Они тесно взаимосвязаны с корреспондирующими им общепризнанными принципами и нормами международного права. Можно очень образно сказать, что связь внутреннего национального права с материнской общеправовой культурой человечества осуществляется через пуповину Конституции Российской Федерации. Ее влияние на судопроизводство многогранно. Помимо прямого действия конституционных норм, они реализуются посредством решений Конституционного Суда Российской Федерации. Отличительной чертой деятельности этого органа правосудия является то, что даже обычные граждане, в том числе подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, имеют возможность, опираясь на рычаг права, влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, потому что решения Конституционного Суда Российской Федерации властно блокируют неконституционные нормы и дают необходимые ориентиры как законодателю, так и правоприменителю. Конституционный Суд проверяет закон на его соответствие Конституции Российской Федерации исходя не только из его наличного текста, но и из того смысла, который придается ему правоприменительной практикой. Поэтому часто неконституционным признается не сам закон, а его неверное толкование правоприменителями. В этом случае Конституционный Суд в своих решениях должен дать интерпретацию нормы с конституционно-правовых позиций, результат которой воспринимается некоторыми критиками как нормотворчество. Однако это не так. Опираясь на представление о единстве правовой системы и главенствующей роли в ней Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации каждый раз лишь выявляет истинное содержание отраслевой нормы — то, которое обязан вкладывать в нее законодатель. Не будет преувеличением сказать, что в каждом законе, зримо ли, незримо, но присутствует Конституция Российской Федерации, априорно составляющая его необходимую часть. Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации исходит из предпосылки, что если какое-либо из основных прав человека в самом тексте Конституции Российской Федерации не получило детального и исчерпывающего раскрытия, ему в силу принципа уважения международного права — должен придаваться смысл, соответствующий его международно-правовому звучанию. Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации следует сравнить не с композитором, который пишет симфонии законов, а с чутким настройщиком правового инструмента, владеющим уникальным конституционным камертоном.

Надо сказать, что в судопроизводстве затрагиваются такие правовые ценности, которые соприкасаются не только с узко-процессуальными, но также с общеправовыми и конституционными принципами. Не случайно Конституционный Суд Российской Федерации, занимаясь вопросами уголовного правосудия, дает толкование широким принципам разделения властей, самостоятельности судебной власти, праву личности на сохранение ее достоинства как широкой гарантии против административного произвола и бюрократического формализма; определяет пределы, в которых правомерно ограничение законодателем основных прав и свобод граждан.

Вместе с тем многие правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации посвящены специальным структурным и функциональным аспектам судебной власти. Прежде всего, исходя из норм Конституции Российской Федерации и международного права, Конституционный Суд пришел к выводу: правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах; причем это требование он связывает с конституционными принципами состязательности процесса и равноправия сторон и соотносит как с судебными стадиями процесса, так и с обеспечивающим правосудие досудебным производством. Состязательность же процесса предполагает строгое разграничение процессуальных функций обвинения, защиты и судебного рассмотрения и разрешения дела, в связи с чем на суд не могут возлагаться какие-либо полномочия, склоняющие чашу весов в пользу одной из сторон, в первую очередь, уголовного преследования. Отсюда берут начало правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации о недопустимости возбуждения судами уголовного преследования, направления ими дел на дополнительное расследование и т. д.

Конституционный Суд Российской Федерации изначально стоял на страже полномочий судов по защите прав и свобод граждан против незаконных решений, действий или бездействия представителей государства. Право на судебную защиту он всегда рассматривал как абсолютное, не подлежащее ограничению ни при каких условиях проявление судебного полновластия. Обеспечение справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах включает и такой элемент, как своевременность судебной защиты. Конституционный Суд Российской Федерации своими решениями утверждал также неприкосновенность судей как необходимую гарантию их независимости. При этом неприкосновенность судьи он рассматривает как инструмент защиты публичных интересов, а не его личных привилегий. Конституционный Суд уделял внимание принципу несменяемости судей, исключающему их смещение с должности без законных оснований; принципу неприкосновенности личности, ограничение права на свободу которой при аресте допустимо лишь в рамках разумных и контролируемых сроков, на основании закона и конкретных фактических данных, подвергнутых проверке в судебном заседании и подтверждающих обоснованность подозрений в совершении данным лицом преступления и в его возможном дальнейшем неправомерном поведении. Весьма значимым для Суда вопросом всегда являлся принцип обеспечения права обвиняемого на защиту, в том числе с помощью защитника-адвоката; это право Конституционный Суд связывает не только с формальным признанием лица подозреваемым или обвиняемым, но с фактическим положением лица, против которого совершаются властью любые действия, могущие быть интерпретированными как уголовное преследование.

Одним из наиболее резонансных действий Конституционного Суда Российской Федерации явилось блокирование им в ряде своих решений назначения и применения смертной казни в современных условиях, когда в стране фактически сложился не совместимый с этой мерой наказания конституционно-правовой режим, учитывающий соответствующие положения Конституции Российской Федерации, международно-правовые обязательства России и долговременный мораторий на применение такой крайне суровой меры наказания. Было неоднократно подтверждено и особое, конституционно-правовое значение права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, которое является согласно российской Конституции особой уголовно-процессуальной гарантией судебной защиты права каждого на жизнь.

Сегодня модно говорить о непосредственном влиянии Конституции Российской Федерации на различные сферы общественной жизни. Так, например, в последние годы активно обсуждаются представления о так называемой конституционной экономике и т. п. В подобном же смысле, вероятно, можно говорить и о том, что своими решениями Конституционный Суд Российской Федерации шаг за шагом создает конституционно-правовое уголовное судопроизводство — как максимальное приближение российского уголовного процесса к его идеальной конституционно-правовой модели, которая, однако, является не благим пожеланием, а действующей правовой реальностью. Поэтому изучение курса уголовного судопроизводства невозможно без учета правовых позиций, выработанных Конституционным Судом Российской Федерации.

Предлагаемый вниманию читателей учебник в значительной степени решает многие из обозначенных в данной вступительной статье проблем: его постоянным лейтмотивом при изложении не только общих, но и особенных вопросов курса являются общепризнанные принципы справедливого судопроизводства; настолько полно, насколько это возможно в учебной литературе, раскрываются вопросы об исторических типах и видах уголовного судопроизводства, модификациях различных процессуальных институтов в той форме, в какой они существуют в разных правовых системах; представлен и проанализирован максимально широкий круг правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, посвященных уголовному процессу.

В заключение будет уместно привести замечательную фразу из несколько неожиданного в данном контексте документа — Указа Святейшего Синода духовенству 1875 г.: «Первый народ тот, у которого лучше школы; если он не первый сегодня, то будет первым завтра». Мудрая мысль! Но ведь лучшая школа начинается с хороших учебников.

В. Д. Зорькин,
Председатель Конституционного Суда РФ,
доктор юридических наук,
профессор, заслуженный юрист РФ


Введение

История свободы — это история процессуальных гарантий. Строй уголовного процесса всегда служил «лакмусовой бумагой», безошибочно определяющей, что перед нами — истинная демократия либо тирания, обрядившаяся в демократические одежды. Тем, каков в государстве суд, определяется благополучие и спокойствие граждан. «В области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан, и потому научная разработка этих дисциплин может более всего обеспечить господство права», — писал выдающийся российский правовед И. Я. Фойницкий.4

Современное уголовное судопроизводство — это не столько репрессия, сколько милосердие и справедливость. Наряду с истиной они являют те ценностные и нравственные основания, которыми определяется социально-юридическое значение правосудия и уголовного процесса XXI века. Признание и поддержка мировым сообществом этих благородных идей породили лавину судебных реформ в большинстве европейских государств. В Великобритании, Германии, Испании, Италии, Финляндии, Франции и многих других странах, как на теоретическом, так и на законодательном уровне, идут интенсивные поиски моделей уголовного процесса, отвечающих реалиям стремительно меняющегося мира. Не являлась исключением и судебно-правовая реформа в России. Она изначально была «нацелена на пробуждение общественной совести во имя достижения правды в экстремальных условиях борьбы человека за свою жизнь, свободу и доброе имя».5 Важнейшим шагом этой реформы стало принятие и утверждение 18 декабря 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Основные цели, которые он был призван достичь, — это гарантирование прав личности в уголовном процессе и обеспечение реальной состязательности сторон. В таких условиях преподавание и изучение курса уголовного процесса есть непростое и ответственное дело. Задача состоит не только в том, чтобы раскрыть содержание конкретных правовых норм, но также и в том, чтобы показать их действительное отношение к состязательному порядку судопроизводства, оценить соответствие российского законодательства принципам этой справедливой и благородной судебной процедуры, а главное, — воспитать верность будущих правоведов величественным и гуманным идеалам подлинного Правосудия.

Лейтмотивом всей книги является идея состязательности процесса, которая служит не только юридическим, но и нравственным критерием оценки всех процессуальных институтов, равно как и практики их применения. Будучи конституционным принципом организации судопроизводства в России (ст. 123 Конституции Российской Федерации), состязательность служит основой практики Конституционного Суда Российской Федерации, который руководствуется этим началом, дает в своих решениях конституционно-правовое истолкование процессуальным нормам, день за днем создавая величественное здание конституционно-правового каркаса уголовного судопроизводства. Авторы учебника, имея счастливую возможность в непосредственной близости наблюдать эту неустанную и благотворную деятельность, более того, содействовать ей в меру своих сил, почитали своим долгом донести до читателей то видение уголовного процесса, которое восприемлемо через призму решений Конституционного Суда. Продолжая эту мысль, тот идеал, к достижению которого, по их разумению, в своей дальней перспективе стремится правовое государство, есть именно конституционное правосудие как всеобъемлющий способ решения юридических дел – независимо от их отраслевой принадлежности, – в первую очередь, на основе непреходящих конституционно-правовых ценностей и ориентиров.

Познание судопроизводства не должно сводиться к изучению лишь Уголовно-процессуального кодекса, замыкаясь в «узкой скорлупе национального законодательства», — оно призвано дать понимание того, как следует правильно строить правосудие и как можно видеть его перспективы в духе общепризнанных норм международного права и лучших образцов мирового судопроизводства. Впервые в учебной юридической литературе в настоящем учебнике дается развернутая классификация всех известных типов и видов уголовного судопроизводства, взятых в их историческом развитии. В то же время авторы стремились уйти от описательной подачи материала. Особенностью настоящего учебника является и то, что он не ограничивается изложением лишь позитивного содержания уголовно-процессуальных норм, а в необходимых пределах уделяет внимание имеющимся в них пробелам, коллизиям, неясным положениям, требующим юридического толкования и представляющим особую трудность при изучении и практическом применении российского Уголовно-процессуального кодекса.

За период, прошедший со времени выхода предыдущих изданий учебника в свет, российское уголовно-процессуальное право, равно как и практика его применения претерпели ряд существенных изменений, — все они были учтены при подготовке данного издания. Эти изменения связаны как с законодательными новеллами, так и с решениями Конституционного Суда, разъяснениями Верховного Суда РФ по целому кругу вопросов, возникших в процессе реализации норм нового российского Уголовно-процессуального кодекса.

Однако следует сказать и о другой, противоположной, тенденции. Практическая реализация состязательных и других либеральных начал в пореформенном уголовном процессе проходит трудно и противоречиво. Не все российские судьи, прокуроры и следователи оказались готовы принять обновленный уголовный процесс как спор равных сторон перед лицом беспристрастного и независимого суда. Часть следователей и прокуроров превратно поняли состязательность лишь как свое право добиваться осуждения обвиняемых во что бы то ни стало, не слишком заботясь при этом об интересах достижения истины. Многие судьи по-прежнему склонны отождествлять свои задачи с задачами прокуратуры и предварительного расследования; роль правосудия они видят не в беспристрастном и объективном разрешении спора обвинения и защиты, где реабилитация невиновного – такая же желанная цель, как и осуждение виновного, а в пресловутой «борьбе с преступностью». На деле такой односторонний подход ведет к снижению стандартов доказанности виновности, недостаточной обоснованности и мотивированности решений, снисходительности к процессуальным нарушениям и пренебрежительному отношению к законным интересам участников процесса. Раздаются голоса о необходимости законодательного ужесточения уголовного процесса, усиления в нем мер принуждения, сокращения сферы применения некоторых важнейших гарантий правосудия, таких, например, как суд с участием присяжных заседателей и т.д. Ревизия демократических завоеваний судебной реформы сегодня представляет реальную опасность. Поэтому далеко не каждая из законодательных новаций безоговорочно приветствуются авторами — некоторые, по их мнению, далеко уклоняются от первоначальной состязательной идеи, заложенной в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Поводом для подобных новаций обычно служат ссылки на необходимость усиления защиты от преступлений интересов общества и государства, которые якобы были принесены в УПК в жертву гарантиям интересов личности и, в первую очередь, обвиняемого.6 Спорные нововведения получили в учебнике принципиальную оценку, исходящую из того многократно подтвержденного историей факта, что лишь строгое следование стандартам состязательности обеспечивает подлинно справедливое судопроизводство. В этой связи авторы считают нелишним напомнить слова Фрэнсиса Бекона о том, что «один несправедливый приговор влечет большие бедствия, чем многие преступления, совершенные частными людьми; последние портят только ручьи, тогда как неправедный судья губит самый источник».

Многие идеи, высказанные в данном труде, являются новыми, однако, все они, имея своим предметом современные проблемы и потребности судопроизводства, находятся в русле традиций отечественной и, прежде всего, знаменитой петербургской школы теории уголовного процесса, начало которой было положено знаменитым Курсом уголовного судопроизводства профессора Императорского Санкт-Петербургского университета И. Я. Фойницкого, последователями которого считают себя и авторы настоящей работы.

При подготовке нынешнего, шестого издания учебника учтены все изменения в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве (по состоянию на 1 января 2015 г.).

 

сноски
1 Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 554.

2 Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 318.

3 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 231.

4 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В II т. СПб, 1996. Т. II. C. 586-587.

5 Концепция судебной реформы в РФ. М., 1992. С. 79.

6 Критику таких взглядов см. в статье: Радутная Н.В. Современное уголовное судопроизводство и его влияние на правовые воззрения юристов. / Российское правосудие. 2006. № 4. С. 53-57. 

 

 


Содержание:

Введение 15

Раздел 1. Понятие и принципы уголовного судопроизводства 20

§ 1. Понятие уголовного судопроизводства и уголовного процесса 20

§ 2. Уголовно-процессуальная форма 22

§ 3. Цели и задачи уголовного судопроизводства 25

§ 4. Уголовно-процессуальная наука 29

Глава 2. Уголовно-процессуальное право 39

§ 1. Предмет и методы правового регулирования в области уголовного процесса 39

§ 2. Понятие источников уголовно-процессуального права 44

§ 3. Роль Конституции РФ как источника уголовно-процессуального права 47

§ 4. Международно-правовые нормы в уголовном процессе 48

§ 5. Соотношение норм международного и внутреннего уголовно-процессуального права России 50

§ 6. Действие уголовно-процессуального закона во времени 52

§ 7. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве 55

§ 8. Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц 56

§ 9. Роль в уголовном судопроизводстве постановлений Конституционного Суда РФ, разъяснений Верховного Суда РФ, нормативных актов, Генеральной прокуратуры РФ и Следственного комитета РФ 59

§ 10. Соотношение уголовного процесса с другими отраслями права и специальных знаний 62

Глава 3. Типы и виды уголовного процесса 66

§ 1. Состязательный тип уголовного процесса 66

§ 2. Розыскной тип уголовного процесса 77

Глава 4. Принципы состязательного уголовного процесса 85

§ 1. Понятие принципов судопроизводства 85

§ 2. Публичность и разумный срок уголовного судопроизводства 87

§ 3. Объективная истина 89

§ 4. Равенство сторон и независимость суда 96

§ 5. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту 98

§ 6. Презумпция невиновности 100

§ 7. Очность процесса и непосредственность исследования доказательств 104

§ 8. Устность 106

§ 9. Оценка доказательств судом по внутреннему убеждению 109

§ 10. Гласность 110

§ 11. Недопустимость повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же деяние («non bis in idem») 113

§ 12. Принципы неприкосновенности личности, жилища и частной жизни, охраны иных прав и свобод человека и гражданина 115

§ 13. Законность в уголовном судопроизводстве 120

Раздел II. Участники уголовного судопроизводства 124

Глава 5. Участники уголовного процесса 124

§ 1. Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальные функции 124

§ 2. Суд 131

§ 3. Органы уголовного преследования 138

§ 4. Прокурор в российском уголовном процессе 140

§ 5. Следователь 150

§ 6. Руководитель следственного органа 155

§ 7. Органы дознания 158

§ 8. Дознаватель 162

§ 9. Потерпевший 163

§ 10. Частный обвинитель Ошибка! Закладка не определена.

§ 11. Гражданский истец 166

§ 12. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя 171

§ 13. Подозреваемый 173

§ 14. Обвиняемый 178

§ 15. Защитник 183

§ 16. Гражданский ответчик 199

§ 17. Свидетель 202

§ 18. Эксперт 206

§ 19. Специалист 210

§ 20. Переводчик 212

§ 21. Понятые

Глава 6. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве. Отводы 214

§ 1. Понятие обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу. Отводы и самоотводы 214

§ 2. Отвод судьи 218

§ 3. Обстоятельства, препятствующие участию лица в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя. Освобождение кандидатов в присяжные заседатели от участия в рассмотрении уголовного дела. Отводы и самоотводы присяжных заседателей

§ 4. Отвод прокурора, следователя и дознавателя 220

§ 5. Отвод защитника и представителей 221

§ 6. Отвод иных участников уголовного судопроизводства Ошибка! Закладка не определена.

Раздел III. Доказательства и доказывание 224

Глава 7. Доказательства и доказывание 224

§ 1. Понятие процесса доказывания 224

§ 2. Предмет и пределы доказывания по уголовному делу 229

§ 3. Понятие доказательств в уголовном судопроизводстве. Относимость и допустимость доказательств 235

§ 4. Классификация и виды доказательств 246

§ 5. Структура процесса доказывания: его уровни и элементы 266

§ 6. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности 278

§ 7. Формальные средства доказывания 282

раздел IV. Уголовно-процессуальное принуждение 288

Глава 8. Меры процессуального принуждения 288

§ 1. Понятие и классификация мер процессуального принуждения 288

§ 2. Задержание подозреваемого и обвиняемого 297

§ 3. Меры пресечения: общие положения 312

§ 4. Психолого-принудительные меры пресечения 327

§ 5. Физически-принудительные меры пресечения 338

§ 6. Иные меры процессуального принуждения 361

Раздел V. Иные положения общей части 379

Глава 9. Ходатайства и жалобы 379

§ 1. Ходатайства и жалобы 379

§ 2. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство 381

Глава 10. Процессуальные сроки. Процессуальные издержки 388

§ 1. Процессуальные сроки, их виды. Порядок исчисления, продления и восстановления сроков 388

§ 2. Понятие и состав процессуальных издержек по уголовному делу. Порядок их исчисления, возмещения и взыскания 394

Глава 11. Реабилитация 401

§ 1. Понятие реабилитации, ее основания и объем 401

§ 2. Порядок возмещения вреда при реабилитации 405

§ 3. Возмещение реабилитированному морального вреда 406

§ 4. Восстановление иных прав реабилитированного 407

§ 5. Возмещение вреда юридическим лицам Ошибка! Закладка не определена.

Раздел VI. Досудебное производство 408

Глава 12. Возбуждение уголовного дела 408

§ 1. Понятие и структура досудебного (предварительного) производства 408

§ 2. Понятие, модели и значение стадии возбуждения уголовного дела 411

§ 3. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела 419

§ 4. Процессуальный порядок рассмотрения сообщений о преступлениях 432

§ 5. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения 440

§ 6. Основания и процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела 447

Глава 13. Предварительное расследование и его общие условия 454

§ 1. Понятие, система, этапы и формы предварительного расследования 454

§ 2. Понятие и виды общих условий предварительного расследования 471

§ 3. Общие условия предварительного расследования, связанные с выбором надлежащего субъекта расследования и его процессуальным положением 472

§ 4. Общие условия предварительного расследования, связанные с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой 485

§ 5. Общие условия предварительного расследования, связанные с обеспечением прав и законных интересов его участников 501

Глава 14. Следственные действия 507

§ 1. Понятие и виды следственных действий 507

§ 2. Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент 515

§ 3. Обыск. Выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Контроль и запись переговоров. Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами 528

§ 4. Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний на месте 547

§ 5. Производство судебной экспертизы 561

Глава 15. Привлечение в качестве обвиняемого 576

§ 1. Основания и порядок привлечения лица в качестве обвиняемого 576

§ 2. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого 583

§ 3. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования 588

Глава 16. Приостановление и возобновление предварительного расследования 590

§ 1. Приостановление предварительного расследования 590

§ 2. Производство по приостановленному делу 596

§ 3. Возобновление приостановленного предварительного расследования 602

Глава 17. Окончание предварительного расследования 603

§ 1. Понятие и формы окончания предварительного расследования 603

§ 2. Прекращение уголовного дела 604

§ 3. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору 616

§ 4. Деятельность прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением 627

Глава 18. Особенности производства дознания 633

§ 1. Понятие дознания, его условия и субъекты производства 633

§ 2. Процедура проведения дознания 638

Раздел VII. Производство в суде первой инстанции 647

Глава 19. Стадия подготовки к судебному заседанию 647

§ 1. Понятие подготовки к судебному заседанию: соотношение с понятием предания суду 647

§ 2. Формы подготовки к судебному заседанию 652

Глава 20. Понятие и типы судебного разбирательства 663

§ 1. Понятие судебного разбирательства 663

§ 2. Основные мировые типы судебного разбирательства 664

Глава 21. Судебное разбирательство в российском уголовном судопроизводстве 668

§ 1. Общие условия судебного разбирательства 668

§ 2. Подготовительная часть судебного заседания 684

§ 3. Судебное следствие 685

§ 4. Прения сторон и последнее слово подсудимого 699

Глава 22. Приговор 703

§ 1. Понятие и значение приговора 703

§ 2. Виды приговоров 706

§ 3. Порядок постановления приговора 709

§ 4. Структура и содержание приговора 716

§ 5. Провозглашение приговора 720

Глава 23. Особые порядки судебного разбирательства 721

§ 1. Понятие и задачи целерантного (упрощенного и ускоренного) судопроизводства 721

§ 2. Виды целерантного производства 721

§ 3. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением 729

Глава 24. Производство по уголовным делам,

подсудным мировому судье 732

§ 1. Понятие и краткая история мирового суда 738

§ 2. Производство в мировом суде 740

Глава 25. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей 745

§ 1. Понятие и история суда с участием присяжных заседателей 745

§ 2. Право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей 749

§ 3. Особенности проведения предварительного слушания и подготовительной части судебного заседания 751

§ 4. Формирование коллегии присяжных заседателей 752

§ 5. Права, обязанности и ответственность присяжных заседателей 759

§ 6. Особенности судебного следствия и прений сторон в суде с участием присяжных заседателей 762

§ 7. Соотношение полномочий судьи и присяжных заседателей. Содержание вопросов присяжным заседателям

и порядок их постановки 764

§ 8. Напутственное слово председательствующего 772

§ 19. Порядок вынесения и провозглашения вердикта присяжных заседателей 775

§ 10. Процессуальные действия после вынесения вердикта 779

Раздел VIII. Пересмотр судебных решений и их исполнение 784

Глава 26. Понятие, задачи и виды пересмотра судебных решений 784

§ 1. Понятие пересмотра судебных решений и его разновидности 784

§ 2. Пересмотр судебных решений и принцип «non bis in idem» 787

Глава 27. Апелляционный порядок пересмотра судебных решений 791

§ 1. Объект, предмет и субъекты рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке 791

§ 2. Процедура апелляционного пересмотра уголовного дела 797

Глава 28. Кассационный порядок пересмотра судебных решений 816

§ 1. Понятие пересмотра судебных решений в кассационном порядке 816

§ 2. Объект, предмет и субъекты рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке 817

§ 2. Процедура кассационного пересмотра уголовного дела 822

§ 3. Решения, принимаемые судом кассационной инстанции, и пределы его полномочий 826

§ 4. Основания для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке 831

Глава 29. Надзорный порядок пересмотра судебных решений 835

§ 1. Понятие пересмотра судебных решений в порядке надзора 835

§ 2. Объект, предмет и субъекты производства по уголовному делу в порядке надзора 837

§ 3. Процедура рассмотрения уголовного дела в надзорном порядке 840

§ 4. Решения и пределы прав суда надзорной инстанции 845

Глава 30. Возобновление производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств 851

§ 1. Понятие возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств 851

§ 2. Понятие вновь открывшихся и новых обстоятельств 851

§ 3. Объект, предмет и субъекты производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств 855

§ 4. Возбуждение производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств 858

§ 5. Порядок разрешения судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу и принимаемые им решения 859

Глава 31. Исполнение приговора 861

§ 1. Понятие стадии исполнения приговора 861

§ 2. Обращение к исполнению приговоров, определений

и постановлений 862

§ 3. Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением наказания 864

Раздел IX. особые порядки уголовного судопроизводства 871

Глава 32. Понятие дифференциации уголовно-процессуальной формы 871

Глава 33. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних 874

§ 1. Понятие особого порядка производства по делам несовершеннолетних. Международные стандарты в этой области 874

§ 2. Особенности состава участников производства по делам несовершеннолетних 876

§ 3. Обстоятельства, подлежащие установлению по делам несовершеннолетних 877

§ 4. Особенности процедуры производства по делам несовершеннолетних 879

§ 5. Особенности решений, принимаемых по делам о преступлениях несовершеннолетних 881

Глава 34. Особый порядок судопроизводства о применении принудительных мер медицинского характера 884

§ 1. Понятие и основания производства о применении принудительных мер медицинского характера 884

§ 2. Особенности состава участников производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера 886

§ 3. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера 887

§ 4. Особенности процедуры по делам о применении принудительных мер медицинского характера 889

§ 5. Судебные решения, принимаемые по результатам рассмотрения дел о применении принудительных мер медицинского характера 892

§ 6. Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера 894

Глава 35. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц

§ 1. Понятие производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц

§ 2. Особенности процедуры в отношении отдельных категорий лиц

Раздел X. Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства 897

Глава 36. Понятие и виды международного сотрудничества в уголовном судопроизводстве 904

§ 1. Понятие и формы международного сотрудничества при производстве по уголовным делам 904

§ 2. Международно-правовая помощь по уголовным делам 906

§ 3. Передача производства по уголовным делам (направление материалов уголовного дела для осуществления уголовного преследования) 910

§ 4. Уголовное преследование по просьбе иностранного государства 911

§ 5. Выдача (экстрадиция) лица для уголовного преследования или исполнения приговора 911

§ 5. Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является 912

Вступительная статья

Знаменитый французский историк, социолог и политический деятель А. де Токвиль был убежден, что «политические законы окончательно закрепляются лишь благодаря уголовному правосудию. Если же оно не служит укреплению политического устройства общества, это последнее рано или поздно разрушается»1. Не умаляя важности реформ в других отраслях права, каждая из которых по-своему также уникальная и незаменима, следует признать, что без проявления особого внимания к преобразованиям в сфере уголовного права и процесса чрезвычайно трудно преодолеть инерцию, сдерживающую формирование правового государства, верховенство права в жизни общества, защиту прав человека и становление подлинно независимой и эффективной судебной власти. Значение происходящих здесь изменений далеко уклоняется от смысла простого юридико-техникого акта. Речь идет о прикосновении к самому сердцу гражданского общества, ибо, как предупреждал Шарль де Монтескье, «если не ограждена невиновность граждан, то не ограждена и свобода»2. История учит, что уголовное правосудие может быть и весами справедливости, и острейшим оружием в политической борьбе. В руках злодея или невежды оно — подлинный ящик Пандоры и, напротив, залог общественного блага, если доверено мудрым. Вот почему знание «золотого сечения» уголовно-процессуального права, его правильного устройства и подобающего места в человеческом обществе — не просто часть юридического образования, но важный элемент правосознания, служащего целям устойчивого развития. Ведь именно на процедурах держатся и демократия, и право.

Абсолютное большинство людей полагают, что право — это узы законов, сочиненных законодателями ради удобства управления и спокойствия граждан. Однако подобно тому, как стрелки часов не движут вперед время, так и законы не создают права — они лишь отсчитывают его естественный ход. В сущности, право — это справедливость, возведенная в закон. Но если право есть справедливость, то правосудие, защищающее право, есть справедливость вдвойне. Не случайно в международном праве синонимом правосудия нередко служит «справедливое судопроизводство». Меня могут спросить: отчего же тогда большую часть законов Ч. Беккариа — один из самых знаменитых юристов в истории — называл «податью, взимаемой со всех в пользу немногих»?3 Дело в том, что всеобщее равноправие — эта основа основ права и справедливости — не манна небесная, а роскошь, которую человечеству приходилось покупать потом и кровью рабов, крепостных, пролетариев. Но не только. Оно никогда бы не состоялось без гения тех, кто имел счастье пользоваться «податью», плодами трудов философов и полководцев, мореплавателей и ученых, политиков и поэтов. Глотками равенства и справедливости право поначалу могло утолить лишь немногих, однако и родник не сразу становится Волгой, но вода в нем холодней и чище. Равноправие изначально было привилегией общественной элиты (и король был «первым среди равных»), но постепенно, под грузом растущих перед обществом проблем, политический класс вынужден был все шире открывать врата социального Олимпа, и вот, наконец, вместе с третьим сословием, на знаменах которого было начертано: «Свобода, Равенство, Братство», в них хлынуло право для всех.

Рассказывают, что государь Николай I однажды призвал к себе мастеров строить мосты и предложил им некий проект. Но они, посмотрев его, отказались, заявив: «Воля ваша, государь, но так мосты не строят! » Мастера были грамотными людьми и знали, каким должен быть мост. Николай Павлович потом ставил их в пример некоторым юристам, которые, пренебрегая основами правовой науки, порой не ведают, что правильно, а что нет, и готовы писать проекты законов по принципу «чего изволите». Но как нам извлечь право из бурного жизненного потока? Существует ли ориентир для создания легитимных законов, содержащих натуральное, истинное право? Да, существует, это принципы права, его основные, руководящие начала. Они — те первокирпичики, из которых строится «здание» права, в том числе и «каркас» справедливого судопроиз_ водства. Значит, его изучение следует начинать именно с этих первооснов. Многие из них — такие, как принципы равенства сторон, непосредственности, устности — были известны еще древности, другие (публичность, гласность, независимость суда, презумпция невиновности, уважение прав и законных интересов личности) только набирают свою полную силу.

Мир в XXI в. стал существенно иным. Ориентиром развития общества стало гарантирование основных прав человека. На этой основе посредством международного права происходят сближение и унификация судопроизводства цивилизованных государств. Однако глобализация экономического, политического и правового пространства, невиданная ранее интенсивность деловых и гуманитарных контактов между людьми разных стран больше не позволяют считаться квалифицированным юристом тому, кто замыкается в узкой скорлупе национального законодательства. Знание прав и свобод человека, основных мировых юридических и судебных систем, их специфики и общности, а также закономерностей развития становится важным элементом полноценного юридического образования.

Вместе с тем права и свободы человека не являются уделом одного лишь глобального международного права. Конституция государства — это та национальная правовая ойкумена, в которой, словно мир в капле воды, отражается вся правовая культура, выработанная за историю человечества. Для российского уголовного судопроизводства Конституция — непосредственный источник права. Знаменательный факт — почти все процессуальные принципы закреплены в ней в качестве конституционных начал. Более того, права и свободы человека, действующие в судебной сфере, в тексте Конституции Российской Федерации наиболее разработаны и конкретизированы. Они тесно взаимосвязаны с корреспондирующими им общепризнанными принципами и нормами международного права. Можно очень образно сказать, что связь внутреннего национального права с материнской общеправовой культурой человечества осуществляется через пуповину Конституции Российской Федерации. Ее влияние на судопроизводство многогранно. Помимо прямого действия конституционных норм, они реализуются посредством решений Конституционного Суда Российской Федерации. Отличительной чертой деятельности этого органа правосудия является то, что даже обычные граждане, в том числе подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, имеют возможность, опираясь на рычаг права, влиять не только на исход своего конкретного дела, но и на сам закон, потому что решения Конституционного Суда Российской Федерации властно блокируют неконституционные нормы и дают необходимые ориентиры как законодателю, так и правоприменителю. Конституционный Суд проверяет закон на его соответствие Конституции Российской Федерации исходя не только из его наличного текста, но и из того смысла, который придается ему правоприменительной практикой. Поэтому часто неконституционным признается не сам закон, а его неверное толкование правоприменителями. В этом случае Конституционный Суд в своих решениях должен дать интерпретацию нормы с конституционно-правовых позиций, результат которой воспринимается некоторыми критиками как нормотворчество. Однако это не так. Опираясь на представление о единстве правовой системы и главенствующей роли в ней Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации каждый раз лишь выявляет истинное содержание отраслевой нормы — то, которое обязан вкладывать в нее законодатель. Не будет преувеличением сказать, что в каждом законе, зримо ли, незримо, но присутствует Конституция Российской Федерации, априорно составляющая его необходимую часть. Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации исходит из предпосылки, что если какое-либо из основных прав человека в самом тексте Конституции Российской Федерации не получило детального и исчерпывающего раскрытия, ему в силу принципа уважения международного права — должен придаваться смысл, соответствующий его международно-правовому звучанию. Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации следует сравнить не с композитором, который пишет симфонии законов, а с чутким настройщиком правового инструмента, владеющим уникальным конституционным камертоном.

Надо сказать, что в судопроизводстве затрагиваются такие правовые ценности, которые соприкасаются не только с узко-процессуальными, но также с общеправовыми и конституционными принципами. Не случайно Конституционный Суд Российской Федерации, занимаясь вопросами уголовного правосудия, дает толкование широким принципам разделения властей, самостоятельности судебной власти, праву личности на сохранение ее достоинства как широкой гарантии против административного произвола и бюрократического формализма; определяет пределы, в которых правомерно ограничение законодателем основных прав и свобод граждан.

Вместе с тем многие правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации посвящены специальным структурным и функциональным аспектам судебной власти. Прежде всего, исходя из норм Конституции Российской Федерации и международного права, Конституционный Суд пришел к выводу: правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах; причем это требование он связывает с конституционными принципами состязательности процесса и равноправия сторон и соотносит как с судебными стадиями процесса, так и с обеспечивающим правосудие досудебным производством. Состязательность же процесса предполагает строгое разграничение процессуальных функций обвинения, защиты и судебного рассмотрения и разрешения дела, в связи с чем на суд не могут возлагаться какие-либо полномочия, склоняющие чашу весов в пользу одной из сторон, в первую очередь, уголовного преследования. Отсюда берут начало правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации о недопустимости возбуждения судами уголовного преследования, направления ими дел на дополнительное расследование и т. д.

Конституционный Суд Российской Федерации изначально стоял на страже полномочий судов по защите прав и свобод граждан против незаконных решений, действий или бездействия представителей государства. Право на судебную защиту он всегда рассматривал как абсолютное, не подлежащее ограничению ни при каких условиях проявление судебного полновластия. Обеспечение справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах включает и такой элемент, как своевременность судебной защиты. Конституционный Суд Российской Федерации своими решениями утверждал также неприкосновенность судей как необходимую гарантию их независимости. При этом неприкосновенность судьи он рассматривает как инструмент защиты публичных интересов, а не его личных привилегий. Конституционный Суд уделял внимание принципу несменяемости судей, исключающему их смещение с должности без законных оснований; принципу неприкосновенности личности, ограничение права на свободу которой при аресте допустимо лишь в рамках разумных и контролируемых сроков, на основании закона и конкретных фактических данных, подвергнутых проверке в судебном заседании и подтверждающих обоснованность подозрений в совершении данным лицом преступления и в его возможном дальнейшем неправомерном поведении. Весьма значимым для Суда вопросом всегда являлся принцип обеспечения права обвиняемого на защиту, в том числе с помощью защитника-адвоката; это право Конституционный Суд связывает не только с формальным признанием лица подозреваемым или обвиняемым, но с фактическим положением лица, против которого совершаются властью любые действия, могущие быть интерпретированными как уголовное преследование.

Одним из наиболее резонансных действий Конституционного Суда Российской Федерации явилось блокирование им в ряде своих решений назначения и применения смертной казни в современных условиях, когда в стране фактически сложился не совместимый с этой мерой наказания конституционно-правовой режим, учитывающий соответствующие положения Конституции Российской Федерации, международно-правовые обязательства России и долговременный мораторий на применение такой крайне суровой меры наказания. Было неоднократно подтверждено и особое, конституционно-правовое значение права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, которое является согласно российской Конституции особой уголовно-процессуальной гарантией судебной защиты права каждого на жизнь.

Сегодня модно говорить о непосредственном влиянии Конституции Российской Федерации на различные сферы общественной жизни. Так, например, в последние годы активно обсуждаются представления о так называемой конституционной экономике и т. п. В подобном же смысле, вероятно, можно говорить и о том, что своими решениями Конституционный Суд Российской Федерации шаг за шагом создает конституционно-правовое уголовное судопроизводство — как максимальное приближение российского уголовного процесса к его идеальной конституционно-правовой модели, которая, однако, является не благим пожеланием, а действующей правовой реальностью. Поэтому изучение курса уголовного судопроизводства невозможно без учета правовых позиций, выработанных Конституционным Судом Российской Федерации.

Предлагаемый вниманию читателей учебник в значительной степени решает многие из обозначенных в данной вступительной статье проблем: его постоянным лейтмотивом при изложении не только общих, но и особенных вопросов курса являются общепризнанные принципы справедливого судопроизводства; настолько полно, насколько это возможно в учебной литературе, раскрываются вопросы об исторических типах и видах уголовного судопроизводства, модификациях различных процессуальных институтов в той форме, в какой они существуют в разных правовых системах; представлен и проанализирован максимально широкий круг правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, посвященных уголовному процессу.

В заключение будет уместно привести замечательную фразу из несколько неожиданного в данном контексте документа — Указа Святейшего Синода духовенству 1875 г.: «Первый народ тот, у которого лучше школы; если он не первый сегодня, то будет первым завтра». Мудрая мысль! Но ведь лучшая школа начинается с хороших учебников.

В. Д. Зорькин,
Председатель Конституционного Суда РФ,
доктор юридических наук,
профессор, заслуженный юрист РФ

Введение

История свободы — это история процессуальных гарантий. Строй уголовного процесса всегда служил «лакмусовой бумагой», безошибочно определяющей, что перед нами — истинная демократия либо тирания, обрядившаяся в демократические одежды. Тем, каков в государстве суд, определяется благополучие и спокойствие граждан. «В области уголовного права и процесса лежат границы для вторжения государства в область личной свободы граждан, и потому научная разработка этих дисциплин может более всего обеспечить господство права», — писал выдающийся российский правовед И. Я. Фойницкий.4

Современное уголовное судопроизводство — это не столько репрессия, сколько милосердие и справедливость. Наряду с истиной они являют те ценностные и нравственные основания, которыми определяется социально-юридическое значение правосудия и уголовного процесса XXI века. Признание и поддержка мировым сообществом этих благородных идей породили лавину судебных реформ в большинстве европейских государств. В Великобритании, Германии, Испании, Италии, Финляндии, Франции и многих других странах, как на теоретическом, так и на законодательном уровне, идут интенсивные поиски моделей уголовного процесса, отвечающих реалиям стремительно меняющегося мира. Не являлась исключением и судебно-правовая реформа в России. Она изначально была «нацелена на пробуждение общественной совести во имя достижения правды в экстремальных условиях борьбы человека за свою жизнь, свободу и доброе имя».5 Важнейшим шагом этой реформы стало принятие и утверждение 18 декабря 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Основные цели, которые он был призван достичь, — это гарантирование прав личности в уголовном процессе и обеспечение реальной состязательности сторон. В таких условиях преподавание и изучение курса уголовного процесса есть непростое и ответственное дело. Задача состоит не только в том, чтобы раскрыть содержание конкретных правовых норм, но также и в том, чтобы показать их действительное отношение к состязательному порядку судопроизводства, оценить соответствие российского законодательства принципам этой справедливой и благородной судебной процедуры, а главное, — воспитать верность будущих правоведов величественным и гуманным идеалам подлинного Правосудия.

Лейтмотивом всей книги является идея состязательности процесса, которая служит не только юридическим, но и нравственным критерием оценки всех процессуальных институтов, равно как и практики их применения. Будучи конституционным принципом организации судопроизводства в России (ст. 123 Конституции Российской Федерации), состязательность служит основой практики Конституционного Суда Российской Федерации, который руководствуется этим началом, дает в своих решениях конституционно-правовое истолкование процессуальным нормам, день за днем создавая величественное здание конституционно-правового каркаса уголовного судопроизводства. Авторы учебника, имея счастливую возможность в непосредственной близости наблюдать эту неустанную и благотворную деятельность, более того, содействовать ей в меру своих сил, почитали своим долгом донести до читателей то видение уголовного процесса, которое восприемлемо через призму решений Конституционного Суда. Продолжая эту мысль, тот идеал, к достижению которого, по их разумению, в своей дальней перспективе стремится правовое государство, есть именно конституционное правосудие как всеобъемлющий способ решения юридических дел – независимо от их отраслевой принадлежности, – в первую очередь, на основе непреходящих конституционно-правовых ценностей и ориентиров.

Познание судопроизводства не должно сводиться к изучению лишь Уголовно-процессуального кодекса, замыкаясь в «узкой скорлупе национального законодательства», — оно призвано дать понимание того, как следует правильно строить правосудие и как можно видеть его перспективы в духе общепризнанных норм международного права и лучших образцов мирового судопроизводства. Впервые в учебной юридической литературе в настоящем учебнике дается развернутая классификация всех известных типов и видов уголовного судопроизводства, взятых в их историческом развитии. В то же время авторы стремились уйти от описательной подачи материала. Особенностью настоящего учебника является и то, что он не ограничивается изложением лишь позитивного содержания уголовно-процессуальных норм, а в необходимых пределах уделяет внимание имеющимся в них пробелам, коллизиям, неясным положениям, требующим юридического толкования и представляющим особую трудность при изучении и практическом применении российского Уголовно-процессуального кодекса.

За период, прошедший со времени выхода предыдущих изданий учебника в свет, российское уголовно-процессуальное право, равно как и практика его применения претерпели ряд существенных изменений, — все они были учтены при подготовке данного издания. Эти изменения связаны как с законодательными новеллами, так и с решениями Конституционного Суда, разъяснениями Верховного Суда РФ по целому кругу вопросов, возникших в процессе реализации норм нового российского Уголовно-процессуального кодекса.

Однако следует сказать и о другой, противоположной, тенденции. Практическая реализация состязательных и других либеральных начал в пореформенном уголовном процессе проходит трудно и противоречиво. Не все российские судьи, прокуроры и следователи оказались готовы принять обновленный уголовный процесс как спор равных сторон перед лицом беспристрастного и независимого суда. Часть следователей и прокуроров превратно поняли состязательность лишь как свое право добиваться осуждения обвиняемых во что бы то ни стало, не слишком заботясь при этом об интересах достижения истины. Многие судьи по-прежнему склонны отождествлять свои задачи с задачами прокуратуры и предварительного расследования; роль правосудия они видят не в беспристрастном и объективном разрешении спора обвинения и защиты, где реабилитация невиновного – такая же желанная цель, как и осуждение виновного, а в пресловутой «борьбе с преступностью». На деле такой односторонний подход ведет к снижению стандартов доказанности виновности, недостаточной обоснованности и мотивированности решений, снисходительности к процессуальным нарушениям и пренебрежительному отношению к законным интересам участников процесса. Раздаются голоса о необходимости законодательного ужесточения уголовного процесса, усиления в нем мер принуждения, сокращения сферы применения некоторых важнейших гарантий правосудия, таких, например, как суд с участием присяжных заседателей и т.д. Ревизия демократических завоеваний судебной реформы сегодня представляет реальную опасность. Поэтому далеко не каждая из законодательных новаций безоговорочно приветствуются авторами — некоторые, по их мнению, далеко уклоняются от первоначальной состязательной идеи, заложенной в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Поводом для подобных новаций обычно служат ссылки на необходимость усиления защиты от преступлений интересов общества и государства, которые якобы были принесены в УПК в жертву гарантиям интересов личности и, в первую очередь, обвиняемого.6 Спорные нововведения получили в учебнике принципиальную оценку, исходящую из того многократно подтвержденного историей факта, что лишь строгое следование стандартам состязательности обеспечивает подлинно справедливое судопроизводство. В этой связи авторы считают нелишним напомнить слова Фрэнсиса Бекона о том, что «один несправедливый приговор влечет большие бедствия, чем многие преступления, совершенные частными людьми; последние портят только ручьи, тогда как неправедный судья губит самый источник».

Многие идеи, высказанные в данном труде, являются новыми, однако, все они, имея своим предметом современные проблемы и потребности судопроизводства, находятся в русле традиций отечественной и, прежде всего, знаменитой петербургской школы теории уголовного процесса, начало которой было положено знаменитым Курсом уголовного судопроизводства профессора Императорского Санкт-Петербургского университета И. Я. Фойницкого, последователями которого считают себя и авторы настоящей работы.

При подготовке нынешнего, пятого издания учебника учтены все изменения в уголовно-процессуальном и уголовном законодательстве (по состоянию на 1 января 2012 года).


1 Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 554.

2 Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 318.

3 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 231.

4 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В II т. СПб, 1996. Т. II. C. 586-587.

5 Концепция судебной реформы в РФ. М., 1992. С. 79.

6 Критику таких взглядов см. в статье: Радутная Н.В. Современное уголовное судопроизводство и его влияние на правовые воззрения юристов. / Российское правосудие. 2006. № 4. С. 53-57.


7-е издание

4-е издание


Уголовный процесс. Учебник.
Уголовный процесс. Учебник.


 

 

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru
















Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz