Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юристъ, 1995. 128 с. полный текст


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта

Новости МАСП

 

RSS импорт: www.rss-script.ru

 

Кипнис Н.М.
Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве.
/ Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 1995. 128 с.


Книга размещена на сайте с согласия автора, за что ему выражаем от читателей особую признательность!

ББК 67.99 К42

ISBN 5-7357-0061-8

Рецензент: Ю.К. Орлов, доктор юридических наук, профессор;

Ответственный редактор П.А. Лупинская, доктор юридических наук, профессор;

Предлагаемая вниманию читателя работа посвящена одному из наиболее актуальных вопросов доказывания по уголовным делам — определению допустимости доказательств. Пробелы в научном изучении данного вопроса четко обозначились после введения в Конституцию РФ и УПК РСФСР норм о недопустимости использования в доказывании по уголовным делам доказательств, полученных с нарушением закона, и особой процедуры признания доказательств недопустимыми в суде присяжных. В работе дается анализ большого числа литературных источников, законодательства, опубликованной и неопубликованной судебной практики, включая формирующиеся в суде присяжных прецеденты при разрешении вопроса о допустимости доказательств.

Книга предназначена для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов, судей, прокуроров, следователей и адвокатов, а также для всех, кто интересуется проблемами уголовного судопроизводства.

Оглавление

Введение..............................................3

Глава 1. Допустимость - необходимое свойство доказательства.............12

1.1. Понятие доказательства...............12

1.2. Вопрос о допустимости доказательств в русской дореволюционной литературе и законе......................13

1.3. Вопрос о допустимости доказательств в литературе, законодательстве и практике Российской Федерации............17

Глава 2. Критерии допустимости доказательств по действующему законодательству...............28

2.1. Надлежащий субъект, правомочный проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств................28

2.2. Надлежащий источник получения фактических данных (сведений, информации), составляющих содержание доказательств. Закон о недопустимости использования источников сведений...............31

2.2.1. Свидетель и потерпевший......................32

2.2.2. Недопустимость допроса подозреваемого и обвиняемого в качестве свидетелей................................40

2.2.3. Вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы...........42

2.2.3.1. Вопрос о доказательственном значении материалов доследственной проверки, проводимой в порядке ст. 109 УПК РСФСР........42

2.2.3.2. .Вопрос об условиях использования материалов, полученных оперативно-розыскным путем, при принятии процессуальных решений и в качестве доказательств по уголовному делу........46

2.2.3.3. Дополнительные соображения к вопросу о допустимости иных документов (ст. 88 УПК РСФСР) в качестве доказательств...........60

2.3. Надлежащее процессуальное действие, используемое для получения доказательств..........................................................................63

2.4. Надлежащий порядок проведения процессуального действия, используемого как средство получения доказательств.............................67

Глава 3. Правовые последствия нарушения правил о допустимости доказательств....73

Заключение..........................................106

Библиография..............................................109

Введение

B начале 60-х годов прошлого столетия русское общество жило в ожидании реформ в области законодательства о судоустройстве и судопроизводстве, поскольку недостатки дореформенного строя русского уголовного процесса, выражавшиеся в смешении властей, преобладании канцелярии, многочисленности инстанций, письменности, негласности и инквизиционном порядке, уже давно сознавались не только обществом, прозвавшим его «Шемякиным судом», но и правительством . Подготовка реформы уголовного судопроизводства заняла около 40 лет (6 декабря 1826 г. проект Статс-секретаря Багульянского — 20 ноября 1864 г. Высочайшее утверждение судебных уставов). Принятые судебные уставы (в том числе и Устав уголовного судопроизводства) открыли совершенно новую эпоху в истории русского судебного права: в области судебного разбирательства был введен смешанный порядок французского типа с разделением уголовного разбирательства на предварительное и окончательное . При этом за руководящее начало для определения достоверности в уголовных делах, т. е. силы доказательств, на которых судьи должны основывать приговор о вине или невиновности подсудимого, была принята теория оценки доказательств по внутреннему убеждению судей. Разрешение же вопроса о порядке определения значения и силы доказательств предопределило форму судопроизводства, а также то, какими способами и с соблюдением каких правил и обрядов должны быть собираемы и рассматриваемы доказательства и какими мерами обеспечивается правильное отправление правосудия с возможно большим ограждением подсудимого от притеснений и неправильного обвинения .

Как свидетельствует история, реформа общественного устройства неизбежно влечет за собой изменения в законодательстве. Так было в 1864 г. после отмены крепостного права (1861 г.) и так происходит в России в настоящее время. «Возвращение Отечества в лоно мировой цивилизации, — говорится в Концепции судебной реформы в РСФСР, одобренной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г., — требует, чтобы наряду с политическими и экономическими преобразованиями разворачивался процесс правовой реформы. Государство, переставая

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. — СПб., 1902. — С. 33. См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч., с. 35-36.

См.: Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая - Устав уголовного судопроизводства. — СПб., 1867. — С. III-IV.

быть инструментом насилия в руках тоталитарного режима, демократизируется, чтобы в конце концов совершить мужественный акт самоотречения, превратившись из полицейского в правовое»». Составной частью судебной реформы является реформа уголовно-процессуального законодательства. Авторы Концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации отмечают, что «в условиях жесткого подчинения всех органов уголовной юстиции не контролируемым законом партийно-государственным структурам сформировалась особая советская модель уголовного процесса. В ней привлекательные декларации не опираются на конкретные нормы. В результате создана видимость правовой основы процесса при фактическом отсутствии гарантий правосудия. Процессуальная форма советского типа закономерно эволюционировала в следующих основных направлениях:

1) уменьшение роли суда;

2) сращивание уголовного процесса с оперативно-розыскной деятельностью;

3) признание примата государственного интереса, фактическое игнорирование гарантий прав личности, теоретически оправдываемое «гуманизмом по отношению к обществу»;

4) размывание процессуальной формы доказательств и пренебрежение к фактам ее нарушения во имя «изобличения преступников»; ,

5) превращение в формальность участия представителей общества в отправлении правосудия .

Указанные недостатки проистекают из того, что в задачах уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР) предусматривается приоритет репрессивной задачи над охранительной, в то время как в правовом государстве все должно быть наоборот, поскольку именно в правовом государстве этатистские интересы должны уступить место всеохватывающей защите прав и свобод личности. «Принципиальное различие между охранительным и репрессивным судопроизводством состоит в их ориентировке на различные системы ценностей. Если для охранительного типа главенствующим является стремление избежать риска осуждения невиновного и ущемления прав человека, то репрессивный тип судопроизводства нацелен прежде всего на то, чтобы исключить оправдание виновного» . Задачи, стоящие перед судопроизводством,

1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. — М., 1992. — С 6 108 Концепция уголовно-процессуального законодательства РФ // Государство и право — 19927— № 8. — с.'4б,~47

3 Указ. соч., с. 52.

определяют и те требования, которые должны быть предъявлены и обеспечены законодателем к доказательствам по уголовному делу.

Настоящая работа посвящена рассмотрению института допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. Актуальность данной темы предопределяется тем, что:

а) вопрос о допустимости доказательств связан с гарантиями прав и свобод личности;

б) в процессуальной литературе нет единого подхода к институту допустимости доказательств (подробно об этом будет сказано далее в обзоре литературы);

в) изменения, внесенные в законодательство (и в том числе принятие новой Конституции РФ), требуют теоретического осмысления и практических выводов;

г) необходимо выработать новое понимание вопроса о допустимости доказательств применительно к альтернативному судопроизводству с участием присяжных заседателей.

Правила, регулирующие допустимость доказательств, являются одним из элементов процессуальной формы, под которой понимают «совокупность условий, предусмотренных законодательством для совершения процессуальных действий, их последовательность, порядок закрепления и оформления процессуальных действий, процессуальные сроки» . Значение правовой регламентации института допустимости доказательств определяется тем, что она устанавливает процедуру познания фактических обстоятельств дела, учитывая при этом как наличные (т. е. существующие в данной правовой системе) задачи судопроизводства, так и их относительную приоритетность. Именно поэтому содержание установленных правил допустимости доказательств отражает то или иное предпочтение законодателя, стоящего перед выбором между установлением истины любой ценой и сознательной готовностью снизить вероятность ее достижения, чтобы уменьшить риск осуждения невиновного, а также сузить сферу ограничения конституционных прав граждан.

Необходимость установления в законодательстве определенной процедуры познания фактических обстоятельств дела предопределяется спецификой познавательной деятельности в уголовном процессе, которая протекает в форме судебного доказывания. Доказывание имеет две стороны — познавательную и удостоверительную. Познание в уголовном судопроизводстве под-

Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. — Минск, 1974.

— С. 102-103.

чинено общим гносеологическим закономерностям, осуществляется по законам материалистической теории отражения. Однако, как справедливо замечает А.А. Эйсман, «судебное доказывание не сводится только к познанию, не исчерпывается этим. Доказывание представляет сообщение, передачу сведений от одного субъекта к другому, причем такую, при которой не просто сообщается о чем-либо, но приводятся основания, доказательства того, что сведения истинны, адекватны действительности»'. Таким образом, полученные субъектом процесса фактические данные об обстоятельствах происшедшего события «должны быть зафиксированы в такой процессуальной форме, которая бы обеспечивала возможность доступа к ней всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности и создавала гарантии достоверности полученных сведений» . Институт допустимости доказательств призван обслуживать вторую — удостоверительную сторону судебного доказывания (познания в уголовном процессе).

В отечественной процессуальной и криминалистической литературе подробно разработаны вопросы познавательной стороны судебного доказывания и вопрос о понятии доказательства в уголовном процессе. В то же время проблемы удостоверительной стороны судебного доказывания, допустимости доказательств исследованы недостаточно. По вопросу о допустимости доказательств в 1986 г. Н.В. Сибилевой была защищена кандидатская диссертация. Исследованием вопроса о допустимости доказательств занимались А.А. Костяков, Я.О. Мотовиловкер, Ю.В. Мещеряков, В. Панкратов, Г.М. Миньковский, И.Б. Михайловская, Н.А. Якубович, А.А. Эйсман, П.С. Элькинд, А.И Трусов, М.С. Строгович, Г.Н. Ветрова, Г.М. Резник и другие ученые (см. в библиографии раздел «Монографии, статьи, учебная литература»).

Авторы иных работ, в которых вопросы допустимости рассматриваются не самостоятельно, а в связи с темой основного исследования, например о доказательственном значении и способах вовлечения в уголовный процесс предметов и документов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, и др., будут указаны в соответствующих разделах настоящей работы.

На допустимость доказательств как на необходимое условие признания доказательства доброкачественным указывалось в ряде постановлений Пленума Верховного Суда СССР, в том числе «О строгом соблюдении законов при рассмотрении уголовных дел» от 18 марта 1963 г. № 2 с последующими изменениями, «О судебном приговоре» от 30 июня 1969 г. № 4 с последующими изменениями, «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 16 марта 1971 г. № 1, «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» от 16 июня 1978 г. № 5. Эти постановления действуют на территории Российской Федерации* в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 85. На необходимость соблюдения правил о допустимости доказательств указывалось также в определениях и постановлениях высших судебных инстанций по конкретным делам, часть которых проанализирована в книге «Вопросы доказательственного права и предварительного расследования уголовных дел (по материалам судебной практики)», М.: ВЮЗИ, 1987.

Актуальность исследования вопроса о допустимости доказательств в уголовном процессе предопределяется не только тем, что этот вопрос мало изучен и имеющиеся разногласия не проанализированы, но и тем, что в связи с поставленной в Концепции судебной реформы задачей перехода от репрессивного к охранительному типу судопроизводства, а также важными изменениями в законодательстве, проблема допустимости доказательств приобрела качественно новое звучание.

22 ноября 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял «Декларацию прав и свобод человека и гражданина» с целью утвердить права и свободы человека, его честь и достоинство как высшую ценность общества и государства. Впоследствии 21 апреля 1992 г. нормы данной Декларации были инкорпорированы в Конституцию Российской Федерации, глава 5 которой была изложена в новой редакции .

Нормы, введенные в Конституцию РФ 1978 г. Законом РФ от 21 апреля 1992 г., получили закрепление и в Конституции РФ,

Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). — м., 1967. — С. 122-124; а также см.: Ратинов А. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право — 1964 — № 8 — С. 106-107: Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе — М.: ВЮЗИ, 1972. — С. 33; Леви А.А., Горинов Ю.А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. — м.,1983. — С. 6.

См.: Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе. А-Общие положения теории доказывания // Уголовный процесс. — м.: МЮИ, 1992. — С. 168-169; Лупин-ская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе — М.: ВЮЗИ, 1966 —

Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986 гг. — М.,1987 —С. 411.

Вестник Верховного Суда СССР, 1991, № 1, с. 9-13. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971, № 2. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978, № 4, с. 8-12. Бюллетень Верховного Суда РФ, 1992, № 7, с. 11-12.

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР (далее — Ведомости...), 1991, № 52, ст. 1865.

Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ (далее — Ведомости...), 1992, № 20, ст. 1084. принятой 12 декабря 1993 г. (ст. 15, 17-64). Так в п. 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г сказано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры. РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Это означает, что государство на конституционном уровне признало важность и нормативность международных договоров по правам человека, и в частности, Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 февраля 1966 г.

В ч. 4 ст. 65 Конституции РФ 1978 г. в редакции Закона РФ от 21 апреля 1992 г. получила закрепление формула негативной допустимости доказательств: i доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы.

Затем данная формула была введена в УПК РСФСР (ч. 3 ст. 69) . В Конституции РФ 1993 года сказано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ст. 50.2).

Правила, относящиеся к процессуальной форме собирания доказательств, а тем самым и к их допустимости, закреплены в ст.ст. 21, 22 (личная неприкосновенность и запрещение пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения), ст. 23 (неприкосновенность частной жизни,

тайна переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений), ст. 25 (неприкосновенность жилища) .

В ст. 51 Конституции РФ получил закрепление принцип свидетельского иммунитета, в том числе и гарантия от самообвинения, что находится в полном соответствии со ст. 14.3.Д Международного пакта о гражданских и политических правах.

Наконец, в ст. 48.2 Конституции РФ закреплено правило, относящееся к процессуальной форме следственных действий, — гарантируется возможность пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

12 июня 1990 г. ч. 2 ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик была изложена в новой редакции , при этом в нее была включена норма, которая с незначительными изменениями изложена в настоящее время в За-

1 См.: СССР и международное сотрудничество в области прав человека Документы и материалы. — М., 1989. — С. 302-320.

2 Закон РФ от 16 июля 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 33, ст. 1313.

Также см.: Статьи 7, 9,17 Международного пакта о гражданских и политических правах №ед6?мст с т495Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР 1990 коне РФ от 13 марта 1992 г. «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» . В ст. 10 Закона сказано: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы... в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством». Данное положение вызвало дискуссию в литературе (А. Давлетов. В. Семенцов, Л.М. Карнеева, В.З. Лукашевич, ВВ . Шимановский, В.И. Зажицкий).

В настоящее время законодательным путем расширен круг органов и лиц, имеющих право собирать сведения, которые впоследствии могут стать содержанием доказательств по уголовному делу. С точки зрения допустимости доказательств важно устанавливать законность способа получения сведений, и в том числе правомочность определенного органа на собирание сведений конкретного содержания в отношении конкретных лиц. Так, ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» дает исчерпывающий перечень органов, наделенных правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, а правомочия отдельного органа детализируются в нормативном акте, регламентирующем его деятельность. В соответствии со ст. 11 Закона на территории РФ право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставлено:

1) органам внутренних дел РФ ;

2) органам Министерства безопасности РФ (впоследствии Федеральная служба контрразведки, а с 12 апреля 1995 г. Федеральная служба безопасности Российской Федерации) ;

3) органам пограничной охраны ;

1 Ведомости..., 1992, № 17, ст. 892-893, № 33, ст. 1912.

2 Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. с изменениями, внесенными Законом РФ от 18 февраля 1993 г. // Ведомости..., 1991, № 16, ст. 503; 1993, № 10, ст. 360; Закон РФ «О внутренних войсках МВД РФ» от 24 сентября 1992 г. // Ведомости..., 1992, № 42, ст. 2334; Положение о Государственной автомобильной инспекции МВД РФ. Утверждено Постановлением Правительства РФ от 28 мая 1992 г. N2 354 // Российская милиция. Законы, указы, постановления, положения — М., 1993. — С. 150-160 или Организация и деятельность органов внутренних дел Российской Федерации: Сборник нормативных актов. — М., 1994. — С. 319-327; Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г. // Ведомости 1993, № 33, ст. 1316.

3 Федеральный Закон РФ «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 22 февраля 1995 г. № 40-ФЗ // Российская газета. — 1995. — 12 апреля.

4 Закон РФ «О государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным Законом № 23 от 22 июля 1994 г. // Ведомости.... 1993, № 17, ст. 594; Собрание законодательства РФ, 1994, № 16, ст. 1861; Положение о Федеральной пограничной службе РФ. Утверждено Указом Президента РФ от 2 марта 1995 г. Ns 232 // Собрание законодательства РФ, 1995, № 10, ст. 863.

4) службе внешней разведки РФ';

5) оперативными подразделениями Главного управления охраны РФ ;

6) оперативным подразделениям Главного управления налоговых расследований при Государственной налоговой службе РФ и соответствующим подразделениям на местах .

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 3 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г. частные детективы в целях сыска могут собирать сведения по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса. При этом в течение суток с момента заключения контракта с клиентом на сбор таких сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится дело. Статья 5 Закона определяет компетенцию частных детективов.

Ввиду расширения действия принципа состязательности в уголовном процессе на стадии предварительного расследования представляется актуальным положительное разрешение вопроса о праве защитника собирать сведения по уголовным делам (в том числе и при помощи частного детектива) и именно в этом смысле нужно толковать указание закона на право защитника представлять доказательства (ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР). В силу изложенного, высказанное М.Ю. Рагинским положение о том, что «недопустимы «предварительные беседы» защитника со свидетелями, потерпевшими, экспертами» представляется в настоящее время устаревшим . Не нашел пока своего законодательного решения вопрос о том, как поступать с представляемыми участниками процесса сведениями (ч. 2 ст. 70 УПК). Правомерно ли в условиях расширения действия принципа состязательности оставлять за следователем и судом исключительное право в решении вопроса о приобщении или неприобщении представленных сведений к материалам уголовного дела в качестве доказательств с соблюдением процессуального порядка.

Определенные вопросы вызывает новое законодательство о свидетельском иммунитете. Помимо ст. 72 УПК оно дополнилось ст. 51 Конституции РФ, ст. 13 ч. 2 Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 г. , ст. 19 Федерального Закона РФ «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ . Последний вопрос ранее был урегулирован ст. 32 Закона РСФСР «О статусе народного депутата местного Совета народных депутатов РСФСР» от 30 октября 1990 г.3, ст. 33 Закона РСФСР «О статусе народного депутата РСФСР» от 15 ноября 1990 г., который признан не действующим и не подлежащим применению Указом Президента РФ «О мерах по приведению законодательства РФ в соответствие с Конституцией РФ» от 24 декабря 1993 г. № 2288 . Необходимо выяснить соотношение указанных норм с иными нормами процессуального закона.

В опубликованных проектах нового уголовно-процессуального законодательства дается неодинаковое решение разными авторами вопросов допустимости доказательств (см. в библиографии раздел «Проекты нового уголовно-процессуального законодательства»).

В ходе проводимых Государственно-правовым управлением Президента РФ организационно-деятельностных игр (ОДИ) по проблемам судебной реформы, в которых принимают участие ученые и практические работники, много внимания уделяется вопросу о допустимости доказательств в современном отечественном уголовном процессе .

Все изложенное свидетельствует о необходимости рассмотрения вопроса о допустимости доказательств с учетом изменений, происшедших в законодательстве и уголовно-процессуальной теории.

Закон РФ «О внешней разведке» от 8 июля 1992 г. // Ведомости... 1992, № 32, ст 1869, 1870; см., например, ст. 13 ч. 3 Закона

Закон РФ «О государственной охране высших органов государственной власти РФ и их должностных лиц» от 28 апреля 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 21. ст. 745. Закон РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР» от 21 марта 1991 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законами РФ от 24 июня 1992 г., 2 июля 1992 г. и 25 февраля 1993 г // Ведомости.... 1991. №15, ст. 492 1992 №33 ст 1912, № 34, ст. 1966; 1993, № 12, ст. 429; Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 г. // Ведомости... , 1993, № 29 ст 1114 Ведомости..., 1992, № 17, ст.ст. 888-889. Комментарий к УПК РСФСР.— М., 1981—С. 67.

Ведомости..., 1990, № 21, ст. 240.

Собрание законодательства РФ, 1994, № 2, ст. 74.

Ведомости..., 1990, № 23, ст. 279.

Ведомости... , 1990, № 25, ст. 312; Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 52, ст. 5086.

Пашин С.А. Проблемы доказательственного права // Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии. — м.: Международный комитет содействия правовой реформе, 1995. — С. 311-341.

Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru



Cкачать книгу в формате PDF

 

 

 





Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Международная ассоциация содействия правосудию