Картохина О.А. начало и прекращение уголовного преследования следователями ОВД: диссертация


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Картохина Оксана Алексеевна
Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел:
Автореферат дисс. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003.


Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-разыскная деятельность

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник Прокуратуры Российской Федерации Рохлин Виктор Иванович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, почетный работник Прокуратуры Российской Федерации Бурданова Виринея Сергеевна;

кандидат юридических наук Захарцев Сергей Иванович

Ведущая организация: Краснодарская академия МВД России

Защита диссертации состоится 16 января 2004 г. в 15 час. на заседании диссертационного совета Д 203.012.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д.1).

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью теоретического осмысления следующих взаимосвязанных обстоятельств: во-первых, современный этап развития уголовно-процессуального законодательства напрямую связан с происходящими в России экономическими и политическими преобразованиями, которые определили необходимость коренного реформирования правовой системы и, соответственно, обусловили принятие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) 2001 года. Для нового законодательства характерны, с одной стороны, преемственность с УПК РСФСР, а с другой - возращение к "забытым" институтам.

Восстановление института уголовного преследования еще раз заставляет перелистать страницы истории России, проследить особенности нормативного закрепления названного института в законодательстве зарубежных государств с тем, чтобы обеспечить возможность осуществления уголовного преследования в соответствии с современными реалиями общественной жизни и международно-правовыми стандартами.

Вместе с тем институт уголовного преследования восстановлен в УПК РФ без достаточно глубокого теоретического исследования, что влечет за собой значительные трудности его применения в практической деятельности. Так, существуют определенные проблемы теоретического и практического характера, связанные с самим понятием уголовного преследования, его содержанием, особенно в ходе досудебного производства по уголовному делу, распространением на ту или иную стадию уголовного процесса и, соответственно, кругом участников, его осуществляющих.

Во-вторых, предварительное расследование является одной из самых сложных и трудоемких стадий уголовного судопроизводства, поэтому не случайно, что вопросы, связанные с дальнейшим совершенствованием следственного аппарата и круга полномочий следователя, вызывают наиболее острую полемику среди ученых-процессуалистов и юристов-практиков. Законодатель, определив, что следователь осуществляет уголовное преследование и относится к стороне обвинения (п. 47 ст. 5 УПК РФ), исключив принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, обусловил необходимость теоретического переосмысления процессуального положения данного участника процесса.

Осуществление следователем уголовного преследования в ходе расследования уголовных дел рассмотрено на примере деятельности следователя органов внутренних дел. Выбор исследования обусловлен многообразностью составов, отнесенных Законом к подследственности данного ведомства. Однако основные положения и выводы, сделанные диссертантом в ходе исследования, относятся ко всем следователям, независимо от их принадлежности к тому или иному ведомству.

Степень разработанности темы. В юридической литературе дореволюционного периода уголовное преследование было предметом исследования многих выдающихся юристов: Н.В. Муравьева, В.К. Случевского, Д.Г. Тальберга, И.Я. Фойницкого и других.

В советский и постсоветский период функция уголовного преследования нашла свое отражение в работах Н.С. Алексеева, В.В. Вандышева, В.М. Волженкиной, Л.В. Головко, А.П. Гуляева, В.Г. Даева, А.Я. Дубинского, Н.В. Жогина, З.З. Зинатуллина, С.М. Казанцева, Л.М. Карнеевой, А.М. Ларина, В.А. Михайлова, Я.О. Мотовиловкера, В.П. Нажимова, Р.Д. Рахунова, В.И. Рохлина, В.М. Савицкого, А.В. Смирнова, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, Ф.Н. Фаткуллина, А.Г. Халиулина, М.А. Чельцова, В.В. Шимановского, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович и других.

Высоко оценивая труды указанных авторов, следует признать, что ряд проблем, связанных с содержанием и осуществлением уголовного преследования, остается до настоящего времени, несмотря на законодательное закрепление, дискуссионным. В связи с этим необходимо исследовать рассматриваемый институт уголовно-процессуального права применительно к новым историческим условиям, в свете идей осуществляемой правовой реформы России. Специальных монографических исследований, посвященных теоретическим и практическим вопросам осуществления уголовного преследования следователем органов внутренних дел, в отечественной науке, насколько нам известно, еще не проводилось.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи с осуществлением уголовного преследования следователем органов внутренних дел в ходе предварительного расследования.

Предметом исследования выступают закономерности регулирования уголовно-процессуальными нормами уголовного преследования; практическая деятельность органов предварительного следствия по применению этих норм, а также сам механизм правоприменения; особенности уголовного преследования в деятельности следователей органов внутренних дел в современных условиях; коллизии в нормах существующего отечественного законодательства, регулирующего рассматриваемый институт.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является формулирование и обоснование положений, которые в своей совокупности определили бы теоретическую основу института уголовного преследования; а также разработка на данной основе рекомендаций по совершенствованию: 1) уголовно-процессуального законодательства в части, регулирующей начальный и конечный моменты реализации полномочий следователя по уголовному преследованию; 2) применение этих норм на практике.

Для достижения названной цели диссертантом были поставлены следующие задачи: 1)

определить понятие уголовного преследования в деятельности следователя при расследовании уголовных дел; 2)

выявить содержание уголовного преследования в деятельности участников уголовного судопроизводства; 3)

выявить закономерности развития института уголовного преследования в уголовно-процессуальном праве России и зарубежных стран; 4)

разработать классификацию форм и видов уголовного преследования, опираясь на исторический и зарубежный опыт; 5)

определить соотношение уголовно-процессуальных понятий "обвинение", "уголовное преследование" в сравнении с понятием "предварительное расследование"; 6)

выявить особенности осуществления уголовного преследования следователями органов внутренних дел; 7)

сформулировать практические предложения по совершенствованию уголовно-процессуального закона и правоприменительной деятельности следователя при осуществлении им уголовного преследования.

Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод, а также исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, социологический, статистический и другие частнонаучные методы исследования правовых явлений.

Правовую основу исследования составляют международные договоры России, Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон РФ "О прокуратуре Российской Федерации", иные федеральные законы, регламентирующие уголовное судопроизводство, ведомственные и межведомственные акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Теоретическую базу диссертации составляют труды ученых и специалистов дореволюционной России, советского периода развития уголовно-процессуального законодательства, а также современные научные разработки в области уголовного процесса и других отраслей юридической науки: Л.Б. Алексеевой, В.И. Баскова, А.Д. Берензона, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, В.С. Бурдановой, В.В. Вандышева, С.И. Викторского, А.А. Вихрова, С.Е. Вицина, И.А. Возгрина, М.Н. Гернета, Л.В. Головко, Э.П. Григониса, А.П. Гуляева, П.М. Давыдова, В.Г. Даева, Н.Ф. Демидова, С.А. Денисова, М.В. Духовского, Н.В. Жогина, З.З. Зинатуллина, В.В. Клочкова, А.Ф. Козлова, А.М. Ларина, П.А. Лупинской, В.В. Лысенко, А.И. Михайлова, Я.О. Мотовиловкера, Н.В. Муравьева, Н.А. Неклюдова, И.Л. Петрухина, К.В. Поповой, С.М. Прокофьевой, Р.Д. Рахунова, Д.В. Ривмана, В.И. Рохлина, В.М. Савицкого, В.П. Сальникова, Г.П. Саркисянц, А.П. Сафонова, М.К. Свиридова, К.Ф. Скворцова, Ю.И. Скуратова, А.В. Смирнова, И.А. Соболя, А.Б. Соловьева, Л.А. Соя-Серко, М.С. Строговича, Н.С. Таганцева, Л.Я. Таубер, М.Е. Токаревой, И.Я. Фойницкого, А.Г. Халиулина, В.Я. Чеканова, М.А. Чельцова, А.А. Чувилева, С.А., Шейфера, В.В. Шимановского, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович, В.Б. Ястребова и других.

Эмпирическая основа диссертации. Достоверность и обоснованность выводов, сделанных по результатам исследования, определяются репрезентативностью собранных эмпирических данных. В процессе подготовки диссертации изучено 120 уголовных дел, находившихся в производстве следственных подразделений Санкт-Петербурга в период с 2001 по 2003 год, проинтервьюировано (по специально разработанной анкете) 100 следователей следственных подразделений при Василеостровском, Выборгском, Приморском и Кировском РУВД Санкт-Петербурга, а также 93 работника прокуратуры различных субъектов Российской Федерации, среди которых представители прокуратуры Санкт-Петербурга (районного и городского уровня), Республики Дагестан, Республики Карелии, Республики Северной Осетии, Владимирской области, Калининградской области, Магаданской области, Свердловской области, Тамбовской области, городов: Астрахани, Георгиевска, Казани, Кировска, Орла, Томска.

Диссертантом использован также личный опыт работы в качестве старшего следователя СО при УВД на Петербургском метрополитене.

Научная новизна диссертации заключается в том, что предпринята попытка комплексного подхода к проведению историко-правового и зарубежного исследования института уголовного преследования, позволившего определить обусловленность его возникновения, развития, перспектив модернизации. Данная концепция впервые применяется с учетом положений УПК РФ 2001 года. В процессе исследования определена сущность и содержание уголовного преследования, соотношение рассматриваемого института с предварительным расследованием и обвинением. В диссертации предложены новые редакции некоторых статей УПК РФ, регламентирующих порядок осуществления и прекращения уголовного преследования, нашедшие свое отражение в приложении к диссертации.

В соответствии с результатами проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

1. Уголовное преследование необходимо рассматривать в трех аспектах: 1) определение порядка его осуществления в законе; 2) возникновение уголовного преследования; 3) его реализация в деятельности участников уголовного судопроизводства. Уголовное преследование - это предусмотренная уголовно-процессуальным законом обязанность компетентных органов государства (органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора), а также право потерпевшего и частного обвинителя осуществлять деятельность, направленную на установление события общественно опасного деяния и изобличение лица, его совершившего.

Возникновение уголовного преследования связано с фактом совершения деяния, содержащего в себе признаки преступления.

2. Реализация уголовного преследования начинается с момента возбуждения уголовного дела и относительно деятельности следователя имеет три общие формы реализации: 1) уголовное преследование в форме установления события преступления и лица, его совершившего; 2) уголовное преследование подозреваемого; 3) уголовное преследование обвиняемого; и четыре специальные формы: а) уголовное преследование лица, в отношении которого осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера; б) уголовное преследование несовершеннолетнего; в) уголовное преследование лица, обладающего должностным или дипломатическим иммунитетом; г) уголовное преследование иностранного гражданина.

3. В ст. 5 УПК РФ внести изменения и дополнения в следующей редакции: "орган уголовного преследования - прокурор; следователь, начальник следственного отдела, принявший уголовное дело к своему производству; дознаватель; орган дознания в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом". При этом следует разграничивать понятия "уголовное преследование" и "обвинение". Орган уголовного преследования должен действовать в соответствии с принципом всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. В связи с чем, целесообразно внести указанный принцип в главу 2 УПК РФ "Принципы уголовного судопроизводства".

4. При решении вопроса о дальнейшем развитии предварительного следствия целесообразно предусмотреть и разграничить между собой должности судебного следователя и следственного судьи. Судебный следователь обязан осуществлять функцию расследования, заключающуюся в процессуальной деятельности по всестороннему, полному и объективному расследованию обстоятельств дела. Следственного судью в ходе предварительного расследования необходимо наделить полномочиями принимать решения, отнесенные УПК РФ к компетенции суда; а при поступлении уголовного дела в суд осуществлять действия и принимать решения, предусмотренные главами 33 и 34 УПК РФ.

5. Существующий порядок окончания предварительного следствия с обвинительным заключением изменить следующим образом: следователь составляет постановление об окончании предварительного следствия и направлении дела прокурору; прокурор, определив, что собранных по делу доказательств достаточно для направления дела в суд и, соответственно, для обвинения конкретного лица в совершении инкриминируемого деяния, составляет обвинительное заключение; защитник составляет заключение защиты, копия которого направляется в суд для приобщения к материалам уголовного дела, а также вручается прокурору, составившему обвинительное заключение, если он об этом ходатайствует. Предусмотреть также иной порядок окончания предварительного следствия по уголовным делам, направляемым в суд для применения принудительных мер медицинского характера, путем изменения названия выносимого следователем решения, обязав выносить постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении принудительных мер медицинского характера.

6. Вместо ст. 24 УПК РФ "Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела" и ст. 27 УПК РФ "Основания прекращения уголовного преследования" в УПК РФ предусмотреть три статьи, в которых закрепить соответственно: 1) обстоятельства, исключающие уголовное преследование (двух видов: материально-правовые и процессуальные); 2) обстоятельства, позволяющие освободить от уголовного преследования; 3) обстоятельства, позволяющие не осуществлять уголовное преследование.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость заключается в исследовании и обобщении работ юристов-ученых и практиков в области осуществления уголовного преследования следователем при расследовании уголовных дел. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, посвященные принципам уголовного судопроизводства, уголовному преследованию на досудебных стадиях процесса, участникам уголовного судопроизводства, окончанию предварительного расследования. Результаты диссертационного исследования позволяют дополнительно обосновать необходимость возрождения института судебного следователя как одного из способов демократизации российского уголовного процесса.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что в ней сформулированы предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, предложены новые редакции некоторых статей УПК РФ; разработаны рекомендации по составлению постановлений, принимаемых следователем по окончанию предварительного следствия, и бланки соответствующих процессуальных документов.

Материалы диссертации могут быть использованы при изучении и преподавании соответствующих разделов таких учебных дисциплин, как: "Уголовный процесс"; "Предварительное следствие", "Правоохранительные органы", "История государства и права России", учтены при разработке учебной и методической литературы по уголовному процессу, а также могут найти применение при разработке законопроектов и при совершенствовании правоприменительной практики.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России.

Основные результаты исследования, выводы и рекомендации получили апробацию в выступлениях и тезисах докладов на российских и международных научно-практических конференциях и семинарах: "МВД России - 200 лет: история и перспективы развития" (Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г.); "Актуальные проблемы права и экономики России и стран СНГ - 2003" (Челябинск, 10-11 апреля 2003 г.); "Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях" (Орел, 25-26 апреля 2003 г.); "Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ - год спустя. Актуальные проблемы применения" (Санкт-Петербург, 24 октября 2003 г.), а также в опубликованных автором научных работах.

Структура работы обусловлена ее предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения, включающего примерные вопросы анкеты и разработанный проект Закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются степень разработанности темы, объект и предмет исследования, его цели и задачи, методологическая и правовая основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, эмпирическая основа, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов исследования.

Первая глава "Регламентация уголовного преследования в отечественном и зарубежном законодательстве" состоит из трех параграфов: "Подходы в отечественной юридической науке к определению понятия и содержания уголовного преследования" (§ 1); "Развитие института уголовного преследования в России" (§ 2); "Регламентация уголовного преследования в законодательстве зарубежных государств" (§ 3).

В первом параграфе уголовное преследование рассматривается в двух направлениях: первое - как уголовно-процессуальная функция, второе - как разновидность уголовно-процессуальной деятельности. При рассмотрении первого направления диссертант анализирует существующие в юридической литературе подходы к определению функций уголовного процесса, определяет их классификацию и наделение ими различных участников уголовного судопроизводства и приходит к выводу, что под функцией в уголовном процессе следует понимать направление деятельности конкретного участника уголовного судопроизводства, характер и содержание которой установлены законом в зависимости от процессуального положения данного участника при расследовании и разрешении уголовных дел. Автор находит обоснованной позицию, поддержанную и законодателем в УПК РСФСР, что следователь выполняет одну основную функцию - функцию расследования, заключающуюся в деятельности по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела. Уголовное преследование в его деятельности составляет лишь один из элементов названной функции, так как вне рамок расследования уголовного дела говорить о какой-либо иной функции следователя невозможно. Рассматривая основные черты уголовно-процессуальной деятельности, диссертант счел возможным, исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 78 УК РФ, определить соотношение понятий "уголовная ответственность" и "уголовное преследование". Большинство ученых связывают уголовную ответственность с моментом совершения общественно опасного деяния и предусматривают ее реализацию только в рамках уголовно-правовых отношений, которые неразрывно связаны с уголовно-процессуальными отношениями. Государственные органы в лице компетентных должностных лиц обязаны отреагировать на совершенное деяние, содержащее в себе признаки преступления, доказать в установленном законом порядке причастность либо непричастность лица к его совершению, а это и есть не что иное, как осуществление уголовного преследования.

Диссертант приходит к выводу о возможности рассмотрения уголовного преследования в трех аспектах: 1) определение порядка его осуществления в законе; 2) возникновение уголовного преследования; 3) его реализация в деятельности участников уголовного судопроизводства.

Исходя из содержания, диссертант определяет уголовное преследование как предусмотренную уголовно-процессуальным законом обязанность компетентных органов государства (органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора), а также право потерпевшего, частного обвинителя осуществлять деятельность, направленную на установление события общественно опасного деяния и изобличение лица, его совершившего.

Анализ норм законодательства обусловил возможность констатировать, что уголовное преследование возникает с момента совершения деяния (действия, бездействия), содержащего признаки преступления. Но начальный момент реализации института возможен лишь с возбуждения уголовного дела, так как именно с этого момента уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в полном объеме. В то же время не всегда уголовное преследование реализуется (факт преступления не известен правоохранительным органам) либо реализуется не полностью (прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию).

Содержание уголовного преследования рассматривается в параграфе, исходя из видов, определенных в Законе (ст. 20 УПК РФ), и из стадий процесса, в которых оно осуществляется.

Диссертант предлагает ввести и законодательно закрепить термин "орган уголовного преследования", под которым понимает прокурора; следователя; начальника следственного отдела, принявшего уголовное дело к своему производству; дознавателя, орган дознания, в случаях, предусмотренных Законом.

Во втором параграфе рассматривается развитие института уголовного преследования в России с 1860 года, то есть с периода, когда, согласно Указу императора от 8 июня 1860 года, следствие было отделено от полиции и введены должности судебных следователей. В параграфе также указывается, что при проведении Судебной реформы 1864 года институт судебного следователя остался без существенных изменений. В основе его организации лежала идея разделения уголовного преследования (обвинения) и следствия, которое рассматривалось как часть судебной деятельности. Затем диссертант перечисляет полномочия судебного следователя по Уставу уголовного судопроизводства, поводы и основания к началу предварительного следствия, а также роль прокуратуры при расследовании дел и акцентирует внимание, что именно прокурор составлял обвинительный акт, где излагал позицию о возможности предания обвиняемого суду.

Затем рассматривается послереволюционный период развития российского законодательства (с 1917 года), когда произошел слом существовавшей государственной системы, в том числе органов правосудия и предварительного расследования.

Согласно УПК РСФСР 1923 года, прокурор был вправе давать следователю обязательные для него указания о направлении и дополнении следствия; а следователь выполнял двоякую функцию: с одной стороны, он осуществлял предварительное следствие, с другой - осуществлял надзор за деятельностью органов дознания в своем участке: а) проверял материалы любого уголовного дела; б) рассматривал жалобы на действия органа дознания; в) утверждал обвинительное заключение, составленное по результатам дознания по делам о преступлениях, санкция которых превышала один год лишения свободы. В соответствии с "Положением о прокурорском надзоре", утвержденным Указом Президиума Верховного Совета от 24 мая 1955 года, надзорные функции стали исключительной компетенцией прокуратуры. Органы внутренних дел были наделены правом производства предварительного следствия Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года.

Согласно УПК РСФСР 1960 года, следователь обладал процессуальной самостоятельностью, при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий принимал самостоятельно, за исключением случаев, когда Закон предусматривал получение санкции прокурора, и нес ответственность за их законное и своевременное проведение. Надзор за предварительным расследованием осуществлял прокурор.

При кодификации 1958-1960 годов термин "уголовное преследование" не нашел своего отражения и в УПК РСФСР уже не использовался.

Проанализировав законодательство России на различных этапах исторического развития, диссертант приходит к выводу, что тема о понятии, содержании уголовного преследования и субъектах, его осуществляющих, продолжала оставаться дискуссионной, требовала научного подхода и практической разработки.

Также требует практической разработки тема о реформировании следственного аппарата. Решая вопрос о сосредоточении следствия в единой службе, исключив его ведомственную принадлежность, диссертант предлагает перенять исторический опыт и закрепить следствие за судом. Необходимость преобразования предварительного следствия как одного из направлений уголовно-процессуальной политики признается не только законодателем, но и 82% опрошенных следователей и 27% - работников прокуратуры. Помимо должности судебного следователя высказывается необходимость введения должности следственного судьи, принимающего в ходе досудебного производства решения об избрании мер пресечения и иных мер принуждения, а также о проведении следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, принятие которых отнесено Законом к компетенции суда. По поступившему уголовному делу в суд следственный судья должен обладать полномочиями проведения подготовительных действий, в том числе проведения предварительного слушания, то есть действий, предусмотренных главами 33 и 34 УПК РФ.

Одним их выводов диссертанта по параграфу является необходимость изменения порядка окончания предварительного следствия в целях лишения последнего обвинительной направленности. Для этого следует, во-первых, именовать окончательный документ следователя не обвинительным заключением, а постановлением об окончании предварительного следствия и направлении дела прокурору; во-вторых, ввести в обязанность надзирающего прокурора составление обвинительного заключения; в-третьих, защитник должен составить заключение защиты с указанием перечня доказательств и списка лиц, подлежащих вызову в суд, для подтверждения позиции стороны защиты. Копию заключения защитник должен направить в суд для приобщения к материалам дела, а также вручить прокурору, если он об этом ходатайствует (образцы предлагаемых процессуальных документов и возможный текст соответствующих статей УПК РФ приводится в приложении к диссертации).

В третьем параграфе рассматриваются нормы законодательного закрепления порядка осуществления уголовного преследования и альтернативных ему форм в ряде зарубежных государств (в США, ФРГ, во Франции, в Нидерландах, Великобритании (Шотландии, Англии, Уэльсе), в Республике Беларусь и Республике Молдова) и высказываются предложения о возможности их преемства либо непреемство для России.

Автором высказывается дополнительный аргумент в пользу необходимости возобновления должности судебного следователя, который бы не представлял ни сторону обвинения, ни сторону защиты, а нес персональную ответственность за всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела, возбужденного по инициативе прокурора. Данное положение позволит существенно разграничить расследование уголовных дел, находящихся в производстве следователя и дознавателя.

Вторая глава "Содержание и формы уголовного преследования, осуществляемого следователем органов внутренних дел, в современном российском уголовном процессе" состоит из трех параграфов: "Соотношение понятий "уголовное преследование", "обвинение", "предварительное расследование" (§ 1); "Формы уголовного преследования в деятельности следователя органов внутренних дел: момент их начала и прекращения" (§ 2); "Прекращение уголовного преследования следователем органов внутренних дел: понятие и основания" (§ 3).

В первом параграфе рассматриваются существующие точки зрения на соотношение понятий "уголовное преследование" и "обвинение". Так как при привлечении лица в качестве обвиняемого следователь не осуществляет функцию обвинения, то диссертант приходит к выводу об осуществлении данной функции лишь государственным обвинителем.

Рассматривая соотношение "уголовное преследование" и "предварительное расследование", используются два критерия: первый - возможность сравнения понятий в общеправовом смысле, исходя из стадий процесса и круга участников, правомочных на их осуществление; второй - сравнение в непосредственной деятельности следователя. Затем делается вывод о том, что данные понятия не тождественны и имеют лишь частичную сферу пересечения, при этом соотносятся как цель и средство.

Далее в параграфе определяется, что приостановление предварительного расследования - это предусмотренный уголовно-процессуальным законом временный перерыв в расследовании обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в течение которого следователь принимает меры к устранению обстоятельств, вызвавших его приостановление, либо производит непроцессуальные действия, направленные на сбор информации, необходимой для своевременного возобновления производства по делу. Так как уголовное преследование, согласно нормам УПК РФ, является уголовно-процессуальной деятельностью и не включает в себя оперативно-разыскную деятельность, то обосновывается возможность его приостановления. Данный вывод подтверждается полученными ответами 55% опрошенных прокурорских работников и 72% - следователей.

Во втором параграфе диссертант обобщает научные позиции, относительно начала уголовного преследования и приводит существующие по данному поводу положения закона, с учетом решений Конституционного Суда Российской Федерации. Опираясь на результаты эмпирических исследований, на основе сформулированного выше определения уголовного преследования, диссертант приходит к выводу об осуществлении уголовного преследования в деятельности следователя с момента возбуждения уголовного дела (о чем необходимо делать отметку в соответствующем постановлении) в общих и специальных формах реализации, указанных в положениях, выносимых на защиту. Каждая форма реализации имеет свои поводы и основания возникновения, а также юридический момент прекращения, под которым диссертант понимает вынесение уполномоченным должностным лицом процессуального документа, свидетельствующего о прекращении соответствующих правоотношений.

При рассмотрении каждой из формы диссертант предлагает изменить окончание предварительного следствия при направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, распространив порядок разрешения ходатайств и изменив соответствующие статьи УПК РФ (текст примерных изменений приводится в приложении к диссертации).

В третьем параграфе рассматриваются основания прекращения уголовного преследования и их классификация в юридической литературе, приводится содержательная сторона названной деятельности. Диссертант приходит к выводу о том, что прекращение уголовного преследования следователем по нереабилитирующему основанию - это предусмотренный уголовно-процессуальным законом отказ должностного лица в продолжении процессуальной деятельности, направленной на привлечение лица к уголовной ответственности за совершение им достоверно установленного общественно опасного деяния. А прекращение рассматриваемого института по реабилитирующим основаниям - это деятельность следователя в случае достоверно установленного юридического факта, исключающего уголовное преследование конкретного лица либо исключающего преступность и наказуемость совершенного им деяния, а также принятие к такому лицу предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по реабилитации.

При отсутствии оснований продолжать расследование следователь одновременно принимает решение о прекращении уголовного дела в целом. Это завершающий этап деятельности следователя по доказыванию виновности подозреваемого, обвиняемого в совершении инкриминируемого деяния и деятельности иных участников предварительного следствия, заключающийся в выяснении фактических и юридических оснований для принятия такого решения.

В параграфе также рассматривается вопрос о том, является ли прекращение уголовного дела (уголовного преследования) его разрешением по существу. Сравнив мнения ученых по данному поводу и проанализировав положения Конституции РФ, международных договоров России (Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, Пекинских правил), решений Конституционного Суда РФ (Постановления от 28 ноября 1996 г. и от 13 августа 2001 г.), а также исходя из принципа состязательности, диссертант приходит к выводу о том, что сторона уголовного преследования вправе, а в ряде случаев - обязана, при наличии к тому законных оснований, прекратить уголовное преследование. Такой отказ не должен быть зависим от мнения суда, ибо последний лишь арбитр при разрешении спора сторон, не представляющий ни одну из них.

Результаты исследованных уголовных дел дают основание сделать вывод о целесообразности введения на законодательном уровне заимствования известных зарубежным странам альтернатив уголовному преследованию, включив возможность применения принудительных мер восстановительного воздействия к лицам, впервые совершившим преступления небольшой или средней тяжести (среди которых диссертантом предлагается выделять: а) предупреждение; б) возложение обязанности загладить причиненный вред; в) возложение обязанности возмещения процессуальных издержек, предусмотренных ст. 131 УПК РФ, понесенных потерпевшим и его законным представителем), применив процедуру, аналогичную применению к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия, для чего - внести соответствующие изменения в нормы УПК РФ и УК РФ.

Так как уголовное дело подлежит прекращению лишь в том случае, когда уголовное преследование прекращается в отношении всех лиц, подозреваемых или обвиняемых по делу, либо установлено отсутствие события преступления (что также исключает уголовное преследование), то целесообразно существующий перечень оснований, закрепленных в ст. 24 и 27 УПК РФ объединить лишь в основания прекращения уголовного преследования по следующим группам: 1) обстоятельства, исключающие уголовное преследование (двух видов: материально-правовые и процессуальные); 2) обстоятельства, позволяющие освободить от уголовного преследования; и 3) обстоятельства, позволяющие не осуществлять уголовное преследование (порядок и условия прекращения по названным основаниям приводятся в приложении к диссертации). Обстоятельства, исключающие уголовное преследование, включают две группы: материально-правовые и процессуальные.

Первая группа (материально-правовые): 1) отсутствие события деяния, запрещенного уголовным законом; 2) отсутствие в деянии состава преступления; 3) совершение деяния, хотя и предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющего общественной опасности; 4) несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими; 5) лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости; 6) лицо добровольно отказалось от доведения неоконченного преступления до конца; 7) соучастники преступления за эксцесс исполнителя; 8) лицо причинило вред за правомерностью совершенного им деяния в силу уголовного закона; 9) лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности в силу положений Особенной части Уголовного кодекса; 10) устранение преступности и наказуемости инкриминируемого деяния подозреваемому, обвиняемому новым уголовным законом; 11) издание акта амнистии; 12) истечение сроков давности уголовного преследования.

Вторая группа (процессуальные): 1) непричастность подозреваемого, обвиняемого к совершению запрещенного уголовным законом деяния; 2) смерть подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 3) отсутствие заявления пострадавшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; 4) отсутствие заявления руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, либо его согласия на возбуждение уголовного дела в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК РФ; 5) наличие в отношении подозреваемого, обвиняемого вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо иное неотмененное судебное решение, установившее невозможность уголовного преследования по тому же обвинению; 6) наличие в отношении подозреваемого, обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя, прокурора об отказе от уголовного преследования по тому же обвинению; 7) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, или отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица; 8) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3-5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, Квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3-5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ; 9) отказ в согласии иностранного государства на привлечение в качестве обвиняемого выданного лица, за исключение случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 461 УПК РФ, либо отказ в выдаче лица, подлежащего уголовному преследованию; 10) отказ государственного или частного обвинителя от обвинения; 11) установление невиновности лица вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Обстоятельствами, позволяющими освободить от уголовного преследования (по решению суда), являются: 1) необходимость применения к лицу принудительной меры медицинского характера; 2) возможность применения к несовершеннолетнему принудительных меры воспитательного воздействия; 3) целесообразность применения к лицу принудительной меры восстановительного воздействия.

Обстоятельствами, позволяющими не осуществлять уголовное преследование, являются: 1) примирение лица, подлежащего уголовному преследованию, с потерпевшим; 2) деятельное раскаяние лица, подлежащего уголовному преследованию.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, делаются обобщенные выводы и даются практические рекомендации в части осуществления следователем уголовного преследования.

В приложении приводятся вопросы предложенной следователям и прокурорским работникам анкеты и проект Закона возможных изменений и дополнений в УПК РФ с бланками процессуальных документов.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах, опубликованных автором:

1. Развитие института уголовного преследования в России // МВД России - 200 лет: история и перспективы развития: Тезисы докладов и выступлений на юбилейной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 20-21 сентября 2002 г. Ч. I / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,3 п.л.

2. Возможно ли защитить права потерпевшего в случае отказа государственного обвинителя от обвинения? //Деятельность правоохранительных органов: современное состояние и поиск путей совершенствования: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 15. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,2 п.л.

3. Начало уголовного преследования следователем ОВД // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,3 п.л.

4. Составление обвинительного заключения как юридический момент прекращения уголовного преследования, осуществляемого следователем // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,2 п.л.

5. Предварительное следствие в органах внутренних дел Российской Федерации: Учебно-методическое пособие по изучению курса и составлению макета уголовного дела / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003 (в соавторстве). 2,0 п.л.

6. Учебная стажировка слушателей в органах внутренних дел: Учебно-методическое пособие для слушателей 4 курса факультета подготовки следственных работников / Под ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003 (в соавторстве). 0,6 п.л.

7. Уголовное преследование как процессуальная функция следователя органа внутренних дел // Права граждан, правоохранительная и правоприменительная деятельность в России и Украине: состояние и перспективы развития. Материалы международной научно-практической конференции адъюнктов, аспирантов и магистров. Вып. 2. Белгород: Белгородский юридический институт МВД России, 2003. 0,4 п.л.

8. Уголовное преследование и оперативно-розыскная деятельность //Актуальные проблемы права и экономики России и стран СНГ - 2003: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Челябинск, 10-11 апреля 2003 г. / Под общ. ред. А.В. Кудрявцевой. Челябинск: Южно-Уральский государственный университет, 2003. 0,3 п.л.

9. Возможно ли приостановление уголовного преследования? // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью в современных условиях: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Орел, 25-26 апреля 2003 г. Орел: Орловский юридический институт МВД России, 2003. 0,3 п.л.

10. Процессуальный документ окончания предварительного следствия при направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера // УПК РФ - год спустя: тезисы докладов и выступлений на научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 24 октября 2003 г. / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,2 п.л.




Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz