Калиновский К.Б. Тенденция отождествления подозрения и обвинения в российском уголовно-процессуальном законодательстве противоречит принципам публичности и праву на защиту


kalinovsky-k.narod.ru

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

kalinovsky-k.narod.ru
Главная | МАСП | Публикации| Студентам | Библиотека | Гостевая | Ссылки | Законы и юрновости | Тесты | Почта


Калиновский К.Б.
Тенденция отождествления подозрения и обвинения в российском уголовно-процессуальном законодательстве противоречит принципам публичности и праву на защиту //
Выступление на всероссийской научно-практической конференции "Актуальные проблемы развития процессуального права в России". Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский университет МВД России, 21 мая 2004 г.

22 апреля 2004 года Президент Российской Федерации подписал уже 11 закон (№ 18-ФЗ) о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК). Анализ изменений УПК за 3 года его существования позволяет заметить тенденцию постепенного стирания различий между подозреваемым и обвиняемым, между подозрением и обвинением.

Эта тенденция находит выражение в следующем:

1) Расширяется применение мер принуждения в отношении подозреваемого. Если раньше это было исключением, то теперь становится правилом. Подозреваемый наравне с обвиняемым подвергается мере пресечения на длительный срок (ст. 46, 100 УПК в ред. от 22.04.04 г.), отстраняется от должности (ст. 114 в ред. от 4.07.03 г.).

2) В отношении подозреваемого допускается выделение уголовного дела (ст. 154 в ред. от 4.07.2003 г.), а также приостановление предварительного расследования (ст. 208 в ред. от 19.05.02 г.).

3) Вместо того, чтобы избирать в отношении скрывшегося обвиняемого меру пресечения, допускается его задержание по аналогии с задержанием подозреваемого (ст. 210 в ред. от 4.07.03 г.).

Представляется, что данная тенденция не соответствует "духу" процессуального закона и противоречит основополагающим принципам публичности и обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Существенное различие между подозреваемым и обвиняемым, и соответственно - подозрением и обвинением состоит в том, что обвинение должно быть основано на достаточных доказательствах (ч. 1 ст. 171 УПК). Поэтому обвиняемый - это тот, чье участие в совершении преступления доказано хотя бы для следователя (дознавателя). Подозрение основано на предположении, и подозреваемый - это вероятный участник совершения преступления.

Отождествление этих институтов снижает стандарт доказанности вины, по существу, освобождает органы уголовного преследования от выполнения своей основной задачи - принимать все предусмотренные УПК меры по изобличению лиц, виновных в совершении преступления (ч. 1 ст. 21 УПК). Изобличение подозреваемого включает в себя требование скорейшего собирания доказательств его вины и привлечения его в качестве обвиняемого.

Стирание различий между подозреваемым и обвиняемым имеет и другое отрицательное последствие - нарушение их права на защиту. Обвиняемый, в отличие от подозреваемого, должен знать, в чем его обвиняют, чтобы защищаться от конкретного обвинения. Согласно пункту "а" ч. 3 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право "быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения". Это право грубо нарушается, когда предъявление обвинения откладывается на длительный срок (до 30 суток по делам, возбужденным по 8 составам преступлений - ст. 100 УПК в ред. от 22.04.04. г.).

Любое длительное пребывание лица в положении подозреваемого противоречит указанному международно-правовому правилу, имеющему приоритет перед российским законодательством.


См.: проблеме приостановления дела в отношении подозреваемого (тезисы).

См.: о проблеме задержания обвиняемого (тезисы).

 


Новости МАСП

RSS импорт: www.rss-script.ru







Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
Hosted by uCoz